Таджикистан: гендерное равенство - только на бумаге

Несмотря на наличие множества законов о равных правах мужчин и женщин, к женщинам в этом консервативном обществе часто относятся как к невольникам.

Таджикистан: гендерное равенство - только на бумаге

Несмотря на наличие множества законов о равных правах мужчин и женщин, к женщинам в этом консервативном обществе часто относятся как к невольникам.



Уже шесть лет Фирузе не удается добиться исполнения решения суда о возврате ее дома на юге Таджикистана в собственность.



В 90-е годы они с мужем получили участок земли в Кулябе и построили на нем небольшой дом.



Однако мечты о семейном счастье развеялись, когда муж Фирузы начал употреблять наркотики. Чтобы вытащить мужа из дурной компании, жена уговорила его перебраться в столицу, где они несколько лет прожили на съемной квартире.



В своем доме в Кулябе они временно оставили жить младшего брата мужа.



Когда муж Фирузы умер от передозировки, его родственники отказались вернуть Фирузе ее дом.



В стремлении отстоять свое право Фируза прошла все судебные инстанции, и даже республиканский Верховный суд вынес решение в ее пользу, однако на месте, в Кулябе, это решение игнорируется и его никто не выполняет.



Фируза, у которой на руках двое детей, говорит, что за нее некому заступиться, так как мужчин-родственников у нее нет.



«Я – женщина, и ничего не могу добиться, - говорит она. – Здесь творятся такие страшные вещи в отношении женщин. Мы абсолютно бесправны. Особенно это относится к невесткам и снохам. Вот если бы мой брат был прокурором или судьей, тогда, конечно, никто бы слова поперек не посмел мне сказать».



История Фирузы типична для многих женщин в этой республике, ранее входившей в состав бывшего Советского Союза.



Несмотря на то, что Конституция гарантирует равные права для обоих полов, на деле женщины имеют меньше прав, чем мужчины.



Однако, дело не в том, что правительство заняло недостаточно жесткую позицию в решении этого вопроса. За время, прошедшее с момента получения независимости, в стране были приняты внутренние законы и ратифицированы международные конвенции по гендерному равенству, такие как, Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (СЕDAW) 1979 года.



В 2005 году парламент страны принял Закон «О государственных гарантиях равноправия мужчин и женщин и равных возможностей их реализации», и государство выполнило две долгосрочные программы, направленные на развитие гендерного равенства в стране.



По мнению Татьяны Бозриковой, председателя общественного фонда «Панорама», государство серьезно относится к гендерному равноправию, однако проблемы начинаются, когда законодательство нужно претворять в жизнь.



Представительство женщин в национальной политике довольно велико. И хотя в Таджикистане нет ни одной женщины-министра, в действующем созыве парламента республики 17% мест принадлежит женщинам.



Бозрикова считает, что этого отнюдь не достаточно, так как закон 2005 года о равных возможностях требует равного представительства женщин во всех государственных учреждениях.



«Несмотря на то, что в республике женщины занимают различные второстепенные должности в органах власти, министерствах и ведомствах, все равно мы даже не достигли 30% пропорции, не говоря уже о равном представительстве», - отметила она.



В обществе, по словам Бозриковой, традиционные гендерные стереотипы мало изменились по прошествии времени. «Ситуация меняется, реальные роли мужчин и женщин меняются, но представления о том, какой должна быть женщина, остаются прежними, - сказала она. - Мало того, идет возрождение патриархальных отношений».



Нодира Рахмонбердиева, координатор исследовательских программ Национальной ассоциации независимых СМИ Таджикистана (НАНСМИТ), объяснила, что женщины заняты тем, что зарабатывают на жизнь, и поэтому не идут в политику.



Таджикистан по-прежнему остается одной из беднейших стран в регионе, и сотни тысяч мужчин ежегодно отправляются за границу на сезонную работу. Женщины остаются дома, и им приходится заботиться о семье и зарабатывать деньги, если мужчины перестают их присылать.



Тот факт, что в таджикском обществе все еще доминируют мужчины, Рахмонбердиева подтверждает поговоркой, отражающей мнение мужчин о подчиненном положении женщин: «Волос долог, да ум короток».



Другие аналитики соглашаются с тем, что традиционно роль женщины оценивалась довольно низко.



«70 лет [в Советском Союзе] мы жили в условиях, когда женщин раскрепощали, сбрасывали паранджу», - говорит Биходжал Рахимова, консультант проекта по земельной реформе «ФАО–ЮНИФЕМ» - Женского фонда развития ООН и продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН.



Однако, говорит она, «тысячелетиями у нас складывалось патриархальное отношение к женщине, то есть женщина - это как объект власти, а мужчина – субъект, и он же глава семьи».



Традиционно в таджикском обществе женщине отводилась роль домохозяйки и матери, воспитательницы своих детей.



Хотя официальное законодательство дает женщинам равный с мужчинами статус, обычаи и традиции сложились таким образом, что у женщин меньше прав на имущество и наследование.



Когда жены разводятся с мужьями, или те умирают, женщины нередко остаются без права на имущество и жилье.



Так случилось и с 44-летней Идимох, вдовой из Бохтарского района, что на юге страны. После того, как она потеряла мужа, единственного кормильца семьи, в гражданской войне 1992-97 годов, родственники мужа выгнали ее и их троих детей из дома.



Она вернулась в отчий дом, где ухаживала за больной матерью. Брат Идимох, вернувшись домой из очередной поездки в Россию, потребовал от сестры освободить и этот дом.



В этой сложной ситуации женщине помогли активисты из женской неправительственной организации, которые через суд добились для Идимох права на владение небольшим участком земли, где она теперь живет.



Можно сказать, что Идимох повезло. Многим женщинам, особенно в сельской местности, где проживает более 70% населения республики, редко удается добиться справедливости.



Исследования UNIFEM 2006 года о правах женщин на землевладение в Таджикистане показали, что, несмотря на выполнение женщинами большей части сельскохозяйственных работ в отсутствие мужей, занятых в трудовой миграции, они имеют неравный доступ к экономическим ресурсам, включая землю.



Этот дисбаланс также наблюдается в процессе распределения более ответственных должностей – в то время как большее количество женщин работает на земле, только 15% руководят фермами и являются агроспециалистами.



Заработная плата женщин почти в два раза ниже, чем у мужчин, и у них меньше шансов на получение своей земли. Большинство приватизированных земельных участков оформлено на мужчин.



Лишь 6% от общего числа дехканских хозяйств оформлено на женщин, и размер этих фермерских хозяйств примерно в два раза меньше, чем в хозяйствах, где во главе стоит мужчина.



Рангина Назриева, специалист проекта Международной финансовой корпорации (МФК) по развитию систем сельхозпоставок сетует, что лишь небольшое количество женщин в сельской местности отстаивают свои права и пытаются улучшить свое положение. Чаще всего это происходит потому, что они не имеют общего образования и не знают своих прав.



Улучшение ситуации с образованием женщин в сельской местности станет непростой задачей. На селе до сих пор сильны традиции, когда девочкам по достижению определенного возраста не разрешают оканчивать школу, а заставляют выходить замуж и становиться домохозяйками. (Читайте Таджикистан: таджикские девушки бросают школу, RCA № 481, 2 февраля 2007 года.)



Местные власти мало что делают для облегчения женской участи.



«Если местные хукуматы не поддерживают женщин, то тогда реально ничего сделать нельзя», - говорит Назриева.



Домохозяйка Джаннатби из села Рохи Ленин Бохтарского района хотела создать в прошлом году дехканско-фермерское хозяйство.



Однако местные власти отказались ей помочь. Один из чиновников обосновал отказ тем, что она не сможет вовремя платить арендную плату. Кроме того, сказал он, «женщины менее работоспособны и не имеют организаторских способностей».



Маргарита Хегай, руководитель местного НПО «Традиции и современность», считает, что, сдерживая женщин, таджикское общество вредит самому себе.



До тех пор, пока не будут приняты энергичные меры для претворения в жизнь теоретического гендерного равенства, Таджикистан будет продолжать испытывать трудности, вытаскивая себя из текущего экономического кризиса, предупреждает она.



Аслибегим Манзаршоева и Джамиля Маджидова, контрибьюторы IWPR в Душанбе.



Support our journalists