Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Таджикистан: экологи озабочены уровнем браконьерства

Ученые предупреждают, что многие виды находятся под угрозой, так как местные общины не заинтересованы в охране исчезающих животных из-за слабого контроля над проведением охоты и браконьерами.<br />
By Nafisa Pisarejeva
, что некоторые виды диких животных находятся под угрозой вымирания, поскольку местные сообщества не имеют выгоды от законной охоты, и нужда вынуждает их заниматься браконьерством.

На встрече, проводившейся в таджикской столице Душанбе в начале марта по вопросам биоразнообразия и воздействия охоты на природу, ученые представили ряд пессимистических выводов. Встреча была организована местной неправительственной организацией «Дружина по охране природы» совместно с Министерством сельского хозяйства и охраны природы и международной организацией «Сохранение снежного барса», занимающейся защитой этого животного, находящегося под серьезной угрозой исчезновения.

В Таджикистане представлено исключительное разнообразие растительного и животного мира, поскольку более 90 процентов его территории составляют горные хребты, вершины которых достигают 7000 метров над уровнем моря. Разнообразие естественной среды позволило многим редким видам выжить здесь.

По оценкам таджикистанских ученых, за последние десятилетия сократились ареалы и численность многих видов животных. Свыше 160 видов животных причислены к исчезающим, а такие животные как туранский тигр, сурок Мензбира и осетр, совсем исчезли за последние 50 лет.

Между тем, нынешняя аномально холодная и продолжительная зима нанесла еще больший урон животному миру республики: погибли редкие животные и птицы – бакланы, утки, выдры и камышовые коты в заповедниках страны.

В условиях ухудшения ареала животных особенно горячие споры ученых вызывает разрушительное воздействие браконьерства, ученые жалуются, что власти не смогли заинтересовать местные общины в защите животных, поскольку люди не видят доходов от разрешенной охоты для государства.

Некоторые ученые опасаются, что масштабы коммерческой охоты значительно больше официальных.

Несмотря на то, что в теории охотничий промысел должен жестко контролироваться властями, один из таджикских экологов сообщил, что истинных масштабов охоты в стране никто не знает из-за того, что богатые иностранцы подкупали чиновников, ответственных за охрану природы, в результате чего точного учета отстрелянных животных не велось.

«Зачастую сами органы, занимающиеся охраной, замешаны в этих правонарушениях или закрывают на них глаза, получая взятки от местных и иностранных охотников», - сказал IWPR эколог.

В конце 80-х годов в Таджикистане иностранцам впервые разрешили спортивную охоту, которая стала особенно популярной с обретением независимости от СССР в 1991 году.

Охота регулируется в соответствии с законодательством об охотничьем хозяйстве, и лицензия на нее выдается Государственным комитетом охраны окружающей среды и сельского хозяйства.

Средства, вырученные от реализации лицензии, поступают в республиканский бюджет, откуда 10% доходов перечисляются в республиканский фонд, а 40% - на социальное развитие района. Оставшиеся 50 процентов должны идти на содержание заповедников и национальных парков, на заработные платы, транспорт и оборудование для инспекторов, а также на организацию борьбы с браконьерами и волками.

Средства, полученные от иностранных охотников, являются единственным источником финансирования природоохранных мероприятий в основных охотничьих зонах, таких как Мургабский район Бадахшанской области.

Сегодня в Бадахшане, отдаленном высокогорном регионе на юго-востоке страны на границе с Китаем и Афганистаном, действует несколько крупных охотничьих фирм.

Здесь обитает памирский архар, который был причислен к исчезающим видам в конце 1980-х годов. С давних пор охотники считали это животное с его большими рогами закругленной формы одним из лучших трофеев.

Рустам Муратов, директор Научно-исследовательского института природопользования и лесного хозяйства Минсельхоза, говорит, что контроль над проведением охоты позволил сохранить поголовье архара в 90-е годы, в стране шла разрушительная гражданская война. За последние годы поголовье архаров возросло до 14000 особей, тогда как в конце 80-х оно составляло 10000.

Официальная квота на отстрел архаров меняется каждый год, в прошлом году она составляла 45 особей.

Между тем, Алихон Латифи, координатор Боннской конвенции по сохранению мигрирующих видов животных в Таджикистане, считает, что контроль над проведением охоты помогает защитить живую природу.

Коммерческие фирмы участвуют в охране диких животных, так как они заинтересованы в их выживании, поскольку сами госорганы охраны природы не в состоянии контролировать охоту и бороться с браконьерством из-за отсутствия средств, кадров, транспорта и топлива, говорит он.

По мнению Латифи, если бы зоны, где обитают исчезающие животные - винторогий козел, бухарский олень, уриал (разновидность барана), были доступны для частных охотничьих туров, то ситуация по сохранению этих видов в дальнейшем будет значительно лучше, чем сейчас.

Однако не все поддерживают идею коммерческой спортивной охоты.

Независимый эксперт из Душанбе, согласившийся дать свою оценку на анонимной основе, сообщил IWPR, что охота в таком виде, в котором она представлена сейчас в Таджикистане, приносит пользу только охотничьим фирмам. По его словам, местные общины, проживающие в зонах, где разрешена охота, почти не имеют выгоды от охоты.

«Доходы от проведения интерохоты перечисляются на специальные счета госорганов, но куда расходуются эти средства, никто не знает», - говорит он.

И пока инспекторы, охотники и ученые приводят аргументы за и против контроля над проведением охоты, браконьерство продолжает наносить серьезный урон исчезающим видам, в том числе и снежному барсу, которого во всем мире осталось около 4500 особей, из них в Таджикистане обитает около 200.

Согласно официальным данным, браконьеры ежегодно уничтожают 10 снежных барсов, 100-180 голов сибирского козерога, 200-240 тянь-шаньских бурых медведей и 30-40 винторогих козлов.

Латифи подчеркнул, что официальная статистика о масштабах браконьерства значительно занижена. Он упомянул об опросе местных жителей и работников охотничьих хозяйств Мургабского района, который показал, что браконьерами ежегодно уничтожаются до 1000 архаров.

Он также указывает на таджикских пограничников, охраняющих горные границы с Китаем и Афганистаном, где обитают многие животные. «За черту этих линий, как известно, простым гражданам доступа нет, и поэтому всю вину мы возлагаем на пограничников», - говорит он.

По словам начальника Специализированной инспекции по использованию и охране животного и растительного мира Ибрагима Бобокалонова, в отношении браконьеров применяются дисциплинарные меры и штрафы.

Но большинство экологов считают, что даже если налагаются штрафы, они незначительны по сравнению с нанесенным уроном и деньгами, которые могут заработать браконьеры.

Однако остается неясным, что может быть сделано для того, чтобы остановить браконьеров.

Бобокалонов настроен пессимистично, и предсказывает, что в обозримом будущем незаконная охота по-прежнему будет распространена в горных регионах. Местные общины настолько бедны, что мало кто из их членов отказался бы от возможности продать ценный трофей или просто добыть бесплатное мясо.

Нафиса Писареджева, контрибьютор IWPR в Таджикистане.