Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН: ДОЛГАЯ ДОРОГА В КИТАЙ

Извилистая горная дорога ознаменовала собой новую веху в торговых отношениях между Таджикистаном, Китаем и другими странами региона.
By IWPR Central Asia
, задыхаясь, карабкается на Мургабский перевал. Высота – 5000 метров над уровнем моря. Микроавтобус переполнен пассажирами. Челноки везут из Китая недорогой товар – посуду, одежду, товары первой необходимости и продукты питания. На такой высоте существует реальная опасность «горной болезни», и дорогу выдерживают лишь самые стойкие.



Это - первый автобус с первыми пассажирами из китайского города Кашгара в Хорог - административный центр труднодоступной Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, – отправившийся вскоре после открытия новой автомагистрали, впервые давшей Таджикистану прямой выход на международные рынки.



Горная трасса, расположенная на высоте от 3000 до 5000 метров над уровнем моря, напоминает бесконечную дорогу в никуда. Высокие горы круглый год покрыты снегом, на равнинных участках не растет трава, кое-где проглядывает лишь колючка – единственное растение, способное вынести здешние суровые условия. Населенные пункты - небольшие горные кишлаки - расположены далеко от трассы.



Время в пути - около 20 часов. Памирские дороги на таджикской стороне не ремонтировались со времен СССР. Таджикским предпринимателям, вынужденным пользоваться некомфортабельным, полуразвалившимся транспортом, дорога обходится в $40.



Официальное открытие первого контрольно-пропускного пункта (КПП) Кульма-Карасу на китайско-таджикской границе состоялось 25 мая 2004 года, и трасса, которую многие окрестили «Дорогой жизни», уже оказала благотворное влияние на экономику Горного Бадахшана.



Китайские товары в Хороге стоят намного дешевле того товара, который завозится в Горный Бадахшан из Душанбе и Кыргызстана. Отсюда до Душанбе по хорошей дороге сутки пути, а в зимнее время автономия нередко оказывается полностью отрезанной от остального Таджикистана. Для безработного Памира возможность завозить товары напрямую из Китая – настоящий подарок судьбы.



«Дорога эта очень нам нужна, - объясняет предприниматель Музафар Муборакшоев. - Трасса Хорог-Душанбе зимой закрывается. Проехать горные перевалы невозможно. И край на несколько месяцев в буквальном смысле отрезан от центра».



Булбулшо Акобиршоев тоже ездит в китайский Кашгар за товаром, и он доволен: «Я вожу из Китая бытовую технику. Еще год назад мало кто в Бадахшане мог позволить себе телевизор или другую технику. А теперь многие покупают спутниковые антенны. В Душанбе они стоят не меньше $200 с установкой. У нас можно сторговаться за $80. Разница существенная. Теперь многие мои знакомые из Душанбе заказывают аппаратуру у меня».



Горный Бадахшан с его бедным населением примерно в 200 тыс. человек, рассредоточенным на огромной территории, не представляет особого интереса для китайских бизнесменов.



«Из-за малонаселенности здешних мест китайцы не стремятся открывать бизнес на Памире, - говорит китайский предприниматель Ван Че Вон из приграничного с Кыргызстаном китайского города Оксу. - Я в Хороге уже шесть месяцев. Привез одну фуру с товаром. Посуду, постельное белье... Товар до сих пор не продан. Людей мало, товаров много. К тому же - низкая платежеспособность».



24-летнего Ван Че Вона местные называют Миша. Он снимает в Хороге квартиру, а его товар продают нанятые им местные продавцы. За день работы он выплачивает им по 20-30 сомони (примерно $10). Последние довольны. Работы в Хороге практически нет.



Сам Миша, похоже, сюда возвращаться не собирается. «Надеюсь через месяц поехать обратно в Китай, - говорит он. - Приеду ли еще в Таджикистан, не знаю. У меня постоянные проблемы с милицией. Вроде все документы в порядке, а они требуют взятку. Говорят: плати, и будешь спокойно работать».



В местном отделении милиции ничего о подобных фактах не слышали. Попросили назвать конкретные имена, но Миша побоялся показывать IWPR милиционеров-взяточников. Говорит, потом будет совсем невозможно работать.



Открытие нового маршрута для импорта китайских товаров положительным образом сказывается на всей таджикской экономике. Только за последние одиннадцать месяцев внешнеторговый оборот между двумя странами превысил 900 млн. долларов. Это - почти на 43% больше прошлогоднего показателя ($69 млн.).



По словам китайских официальных лиц, открытие КПП Кульма-Карасу заложит хороший фундамент для торгово-экономического сотрудничества между Китаем и Таджикистаном. По их прогнозам, через 5 лет грузооборот через КПП достигнет 100 тысяч тонн в год, а число пересекающих границу превысит 50 тыс. человек.



В Китае, по официальным данным, проживают около сорока тысяч этнических таджиков. Для них новая дорога - еще и возможность встречи с земляками и родственниками, связь с которыми прервалась сразу после установления в Таджикистане советской власти, т.е. около 80 лет назад.



Эксперты отмечают, что открытие нового торгового пути фактически ознаменовало собой ликвидацию транспортной блокады Таджикистана, который на 90% зависел от транзита грузов через соседний Узбекистан. В то же время в обществе существуют опасения в связи с угрозой массовой экспансии китайцев в РТ.



Местный предприниматель Фируз недоволен присутствием китайцев на «своей территории»: «Они наступают нам на пятки, продают товар дешевле, чем таджики, и мы остаемся в накладе. Скоро вообще бизнес потеряем!»



Независимый эксперт на условиях анонимности сказал IWPR, что, по его мнению, расширение торговли – лишь верхушка айсберга, а на самом деле Китай преследует в Таджикистане цели территориальной экспансии.



Открытие торгового пути между Китаем и Таджикистаном имеет огромное значение для всего региона, в котором Таджикистан может в будущем стать транзитной страной для товаропотоков из разных стран, в том числе – Афганистана и Пакистана.



«Дело в том, что в самом Таджикистане рынок очень ограниченный, - говорит посол КНР в Таджикистане У Хин Бин. – Здесь нет работы, низкая платежеспособность населения, поэтому ни о какой экспансии речь идти не может. Другое дело - сама дорога. Таджикистан может стать в будущем транзитной страной, через которую на рынки Центральной Азии и России можно будет провозить китайские товары».



По мнению таджикского дипломата Баходура Абдуллаева, для Таджикистана найден оптимальный выход из географического тупика, в котором страна находилась все эти годы.



«Открытия этой дороги очень ждали наши афганские друзья. Они активно торгуют с Китаем, но до сих пор грузы свои были вынуждены перевозить через южные порты Китая в Иран и Пакистан, а только потом завозить их к себе на родину. Сейчас у них есть возможность из Китая через Таджикистан доставлять товары прямо в Афганистан», - пояснил он IWPR.



Афганистан имеет собственный участок границы с Китаем, зажатый между ГБАО и Пакистаном, но пересечение границы транспортом здесь невозможно из-за горного рельефа местности.



Как считают наблюдатели, развитие южного транспортного направления в Таджикистане имеет политическую подоплеку. Это, в первую очередь, обусловлено транспортной блокадой со стороны Узбекистана, с которым у РТ исторически всегда были напряженные отношения. Единственная круглогодичная автодорога, соединяющая Таджикистан со странами СНГ и Европы, являющимися главными внешнеторговыми партнерами РТ, проходит через территорию Узбекистана. В определенные моменты движение таджикских грузов по этой трассе сознательно ограничивалось узбекскими властями как фактор политического давления на Душанбе.



В свою очередь, открытие дорог, связывающих РТ с южными морями, может резко снизить доходы Узбекистана от транзита таджикских грузов, в том числе - стратегически важных статей таджикского экспорта - первичного алюминия и хлопка-волокна.



Очень скоро Таджикистан сможет получить выход к портам Китая, Индии, Пакистана и Ирана, что не только удешевит доставку алюминия и хлопка в Европу и другие страны, но и снимет зависимость от Узбекистана.



Но это – в будущем, а пока трассой будут преимущественно пользоваться мелкие торговцы.



«Огромное число людей зависит от поставок китайских продуктов, тысячи челноков заинтересованы в стабильных отношениях стран Центральной Азии с Китаем, - отмечает политолог Рашид Абдулло. - Когда Китай всего на несколько дней закрывает свои границы в силу каких-то праздников, и прекращаются поставки китайских товаров в страны ЦА, это моментально отражается на курсах валют».



По соглашению между Китаем и Таджикистаном, дорога открыта всего 15 дней в месяц.



«Насколько я понимаю, у таджикской стороны нет возможности держать свой КПП постоянно открытым. Слишком сложные климатические условия, - говорит предприниматель Музафар Муборакшоев. - Для нас же 15 дней простоя - полная катастрофа. Ведь большинство из нас работает на кредитах. Когда трасса закрыта, поднимаются цены на бензин и аренду автотранспорта. Нам нужно, чтобы эта дорога была открыта постоянно».



Ширин Азизмамадова - псевдоним независимого журналиста из Душанбе.