Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН ДЕЛАЕТ ВСЕ, ЧТОБЫ ГРАНИЦА С КИТАЕМ БЫЛА ОТКРЫТА ПОСТОЯННО

Изолированный юго-восточный регион Таджикистана оказался в выигрыше благодаря новому торговому пути в Китай, однако местные жители говорят, что ограничения при пересечении границы делают их жизнь сложнее.
By IWPR Central Asia
Торговцы в Бадахшане просят, чтобы границу открывали на более продолжительное время для того, чтобы они могли беспрепятственно пересекать ее в обоих направлениях, что будет способствовать экономическому росту этого отдаленного горного региона страны.

Таджикско-китайский торговый маршрут, открытый в 2004 году, проходит от Хорога, административного центра Горно-Бадахшанского региона на юго-востоке Таджикистана, через высокогорное плато и далее в Китай, где он заканчивается в городе Кашгаре, через 700 километров.

Однако из-за трудных климатических условий на пограничном переходе Кульма, расположенном на горной тропе на высоте 4 400 метров, граница открыта только 15 дней в месяц, а с ноября по апрель она закрыта совсем.

ДОРОГА НА ВОСТОК ОТКРЫВАЕТ НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Открытие дороги улучшило ситуацию с внешней торговлей Таджикистана, другими соседями которого являются Афганистан, Узбекистан и Кыргызстан (не имеющие выхода к морю), и способствовало созданию рабочих мест для большого количества жителей Бадахшана. Двусторонняя торговля товарами, проходящими через Кульму, достигла оборота в 400 миллионов долларов в 2006 году. Основное направление торговли – на запад, так как дешевые китайские товары широкого потребления хорошо продаются на ранках Таджикистана.

Бадахшан занимает 45% площади Таджикистана, однако негостеприимная горная местность мало населена, а инфраструктура почти неразвита.

В советское время власти создавали резервы необходимых товаров в преддверии зимы, когда снегопады отрезают дорогу от столицы государства города Душанбе, и до Хорога можно добраться только из Кыргызстана, находящегося к северу от Таджикистана. Ухудшающиеся экономические условия в независимом Таджикистане усложнили поддержку Бадахшанского региона, так как приоритетом властей было решение экономических проблем в более густонаселенных и легкодоступных частях страны.

Однако получение независимости в итоге сделало возможным налаживание отношений с Китаем, а дорога Хорог-Кашгар открыла новый канал для «челноков» (людей, пересекающих границу в обоих направлениях, перевозя партии товаров), которые и осуществляют основную торговлю между Центральной Азией и Западным Китаем.

Бум в торговле дает неверное представление о дороге, которая на самом деле – чуть больше, чем просто грязная тропа, которая к тому же находится так высоко, что путешественники рискуют получить горную болезнь. Автомобильные поломки очень часты, потому что двигатели не работают в разреженном воздухе. А так как китайские грузовые машины обычно движутся колонной, поломка одной из них приводит к остановке всей колонны.

В апреле официальные лица Бадахшана и Кашгара пришли к соглашению о реконструкции части дороги, что соединяет Хорог и Мургаб, чтобы тяжелые грузовики не подвергались опасности.

ВЛАСТИ И ТОРГОВЦЫ - ЗА ПОСТОЯННО ОТКРЫТУЮ ГРАНИЦУ

Жители Бадахшана и торговцы, пересекающие таджикско-китайскую границу, говорят, что ограничение времени открытия границы усложняет поездки, так как существует вероятность застрять на одной из сторон границы.

Большинство людей рассматривают торговлю, развившуюся благодаря открытию этой дороги, как несомненный успех, однако считают, что объемы торговли увеличатся еще больше, если граница будет открыта постоянно. Областные власти Бадахшана неоднократно обращались к властям в Душанбе с призывом отдать распоряжение, чтобы дорога была открыта постоянно.

Власти Бадахшана также рекомендовали открыть в стране консульство Китайской Народной Республики и отделение Министерства иностранных дел Таджикистана в Хороге, чтобы упростить процесс получения виз для местных жителей. В данный момент таджикские торговцы вынуждены ехать за 700 км в другом направлении, чтобы получить китайскую визу в посольстве в Душанбе. В прошлом году китайские и таджикские официальные лица достигли устного соглашения по этому поводу, однако необходимые документы еще не готовы.

Боймамад Алибахшев, начальник управления инвестиций и управления государственного имущества Бадахшана, заявил, что ограничение работы границы сдерживает торговлю.

«При функционировании поста на постоянной основе увеличится таджикско-китайский товарооборот, который за последние три года возрос в 6 раз», - сказал он в интервью IWPR.

Хушомад Алидодов, зампредседателя Социал-демократической партии Таджикистана по Горно-Бадахшанской автономной области, сказал, что оставшиеся без ответа призывы местных властей указывают на отсутствие слаженных действий власти в Таджикистане.

«В результате централизованного управления страной власти Бадахшана не имеют достаточно полномочий, чтобы решить вопросы на местном уровне», - сказал он.

РАБОЧАЯ ЗАНЯТОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТИ

Кроме изобилия китайских товаров, гостиницы, кафе и магазины, быстро выросшие в Бадахшане, являются свидетельством экономического роста в регионе. Когда пограничный переход Кульма открыт, случайные заработки жителей вырастают вдвое.

Некоторые мужчины находят работу по погрузке и разгрузке грузовых автомобилей за оплату от 100 до 120 сомони (около 35 долларов) в день, другие перевозят пассажиров и товары до границы и от границы обратно до Хорога.

Они не могут проезжать в Китай, так как в соглашении есть пункт, касающийся пересечения границы, в котором говорится, что все большегрузные автомобили должны проезжать гружеными. Это является неудобством для тех таджикских торговцев, у которых мало товара и которые по этой причине не могут пересекать границу с Китаем на своем транспорте, тогда как китайским торговцам разрешено ездить на машинах до Хорога.

Житель Хорога Мералишо Мамадов за 15 дней работы зарабатывает до 600 долларов.

«Открытие дороги для меня просто чудо. В прошлом году я смог заработать достаточно денег, чтобы не только обеспечивать семью, но и устроить своих детей в университет. В этом году мои сыновья будут работать со мной, чтобы иметь свой собственный капитал», - говорит он.

Умед, студент 3-го курса Хорогского госуниверситета, зарабатывает до 130 долларов за перевозку грузов китайского производства от границы с Китаем до Душанбе.

«Богатый бизнесмен из столицы [Душанбе] предложил мне и моим друзьям хороший заработок, если будем перегонять его машины. Единственное, что от нас требовалось, - это иметь водительские права. Питание в дороге мы сами обеспечиваем, но по прибытию на место назначения получаем свои деньги. За 15 дней мы успеваем делать по два рейса», - сообщил он IWPR.

Такие шоферы, как Умед, иногда вынуждены ждать прибытия груза несколько дней. Они пережидают в машинах или в юртах – традиционном кыргызском жилье, которое предприимчивые жители Мургаба, ближайшего города, превращают во временные отели и столовые в летнее время.

БЕЗ СРЕДСТВ В КИТАЕ

Торговцы, направляющиеся в Китай, добираются до границы либо на своих машинах, либо на такси, пересекают границу и нанимают китайские машины на другой стороне. После этого они должны как можно скорее завершить свои дела и успеть вернуться до того, как граница будет закрыта на две недели.

«Когда мы едем в Китай, большинство предпринимателей думают не о том, как купить товар, а о том, как успеть сделать все вовремя и вернуться через границу, чтобы избежать дополнительных трат», - рассказала жительница Бадахшана Гульбегим Алибахшева.

По словам другого торговца, Шавката Отамбекова, предприниматели часто вынуждены оставаться в Китае еще на 15 дней, в результате чего они теряют деньги.

«Расходы на поездку в Кашгар и обратно, проживание и питание для одного человека в течение всего нескольких дней пребывания в городе при экономии средств обойдется примерно в 250 долларов. Если же предприниматель поедет в Урумчи, расходы увеличиваются до 500 долларов. В случае же, если бизнесмен не успеет вернуться обратно, расходы увеличиваются еще вдвое», - сообщил Шавкат.

Многие предприниматели для развития своего бизнеса берут ссуды в банках, например, микро-кредиты в международных фондах, таких, как Фонд Ага-Хана, филиал которого был открыт в Хороге. Фонд Ага-Хана, основанный Ага-Ханом, духовным наставником исмаилитов, одной из основных ветвей шиитского ислама, является основной организацией по развитию и финансированию в Бадахшане, жители которого являются исмаилитами, тогда как остальные жители страны – сунниты.

Однако ощутимая задержка в пути может расстроить и без того шаткое финансовое положение бизнесменов.

Мадина Орипова, жительница бадахшанского кишлака Барчид, пыталась начать бизнес, взяв кредит в банке на сумму 2 000 долларов.

«Это была моя первая поездка за пределы Таджикистана, - рассказала она. - Мои спутники мне помогали, но я плохо ориентировалась в [чужой стране]. Я приобрела товар и загрузила его, однако, к сожалению, время истекло, границу закрыли».

«Товар остался непроданным, пришлось брать в долг, чтобы погасить часть кредита, взятого в банке. Хотела заработать, а получилось, что влезла в долги. Если бы граница была открыта, такого бы точно не случилось», - считает Мадина.

Систематическое закрытие границы оказывает негативное влияние на растущую экономику Бадахшана, так как розничные цены на местных рынках повышаются.

«Если мы не успеваем вовремя вернуться с товаром из Китая, размеры наших доходов снижаются в разы, и мы вынуждены повышать цену реализуемого на рынке товара», - говорит бизнесмен Назришо Миронов.

Однако не всем по душе идея открытой границы, так как это может дать китайцам неограниченный доступ на таджикские рынки, что приведет к тому, что рынки будут завалены дешевыми товарами.

Ольга Сайфуллоева, декан экономического факультета Хорогского госуниверситета, согласна с мнением, что Бадахшан выиграет от доступа на иностранные рынки и притока инвестиций.

«Постоянное функционирование автотрассы приведёт к заполнению рынков Таджикистана некачественными товарами, что противоречит интересам местных производителей, - считает она. - Должны быть введены ограничения в этом плане, и мы должны дать шанс местным производителям реализовать свой товар на местных рынках».

ЕСТЬ И ДРУГИЕ МАРШРУТЫ

В то же время многие торговцы избегают проблем, связанных с пересечением границы в Кульме, и выбирают другие, более легкие маршруты.

Несмотря на популярность пограничного перехода Кульма, масса китайских товаров продолжает поступать в Таджикистан с оптовых рынков Кыргызстана и Казахстана.

Ли Хин Ван уже третий год заполняет рынки Кыргызстана недорогой аудио- и видеотехникой, и, услышав об открытии дороги Кашгар-Хорог, решил перенести свой бизнес в Душанбе. Однако когда крупную партию его груза, как и груз многих других людей, задержали на границе, он отказался от этой идеи.

«Мне намного выгодней было бы работать с таджикскими партнёрами на постоянной основе. Как и в Кыргызстане и Казахстане, люди здесь очень умные и знают толк в торговле. Но из-за правил на границе я понёс огромные финансовые потери и не могу больше продолжать так работать», - говорит он.

Шерхон Азимов, предприниматель из Хатлонской области на юге Таджикистана, занимается оптовыми поставками строительных материалов из Китая в Таджикистан и доставляет товар через Узбекистан и Казахстан. Преимущество в том, что он может добираться до места на поезде и может быть уверенным, что когда он прибудет на границу, она не будет закрыта.

«Пока другого выхода у меня нет, а ехать по дороге через ГБАО слишком рискованно. Время каждого моего клиента - это деньги, и только Бог знает, как надолго можно застрять на границе», - сказал он.

Саодат Асанова, директор IWPR в Таджикистане.