Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Subject:

Date: 31 May 2001 11:36
By Kubat Otorbaev

Власти в Бишкеке делают все, чтобы заглушить протесты против резкого снижения уровня жизни.


Курбат Оторбаев из Бишкека.


Правительство Кыргызстана пытается остановить растущую волну недовольства граждан страны. Этой весной немногочисленная оппозиция организовала акции протеста против ограничений свободы слова и нарушений прав человека, которые поддержали и граждане, возмущенные заметным ростом цен на основные продукты питания, электричество, газ и воду.


Из всех бывших республик Советского союза бедней Кыргызстана только Таджикистан. По данным ПРООН, в Кыргызстане число людей, проживающих за чертой бедности, превышает 3 млн. человек, что составляет 68 процентов от общей численности населения.


Эти цифры красноречиво свидетельствуют о том, что проблема из сферы экономической авно уже переросла в политическую. «Дальнейшее обнищание населения грозит Кыргызстану социальным взрывом», – заявила на недавнем заседании правительства министр труда и социальной защиты Роза Акназарова. Ее мнение разделяет и премьер-министр страны Курманбек Бакиев.


«Как это ни стыдно признать, нам катиться дальше некуда: наша республика – самая бедная после Таджикистана», - говорит он.


Но признать существование проблемы – это одно, а разрешить людям выразить свое недовольство – это совсем другое. Отдавая себе отчет в неизбежности акций протеста, власти приняли превентивные меры против возможных выступлений граждан, обратив особое внимание на демонстрации, запланированные на 1 мая.


Накануне этих акций многие преподаватели вузов и начальники «взяли на себя труд» настойчиво оповестить студентов и подчиненных о том, участие в митингах чревато последствиями.


Городские власти тоже внесли свою лепту. Мэрия Бишкека постановила, что все акции протеста должны проводиться в отдаленном районе, где стоит памятник Максиму Горькому. Официальная причина такого выбора - стремление сохранить чистоту и порядок.


Однако координатор НПО «За демократию и гражданское общество» Эльфрида Яушева считает, что подобные ограничения на свободу собраний противоречат Конституции страны.


«Я обратилась в Ленинский районный суд с просьбой рассмотреть вопрос об исключении отдельных пунктов из постановления мэрии, – рассказывает Яушева. – Но суд явно тянет время, ожидая, когда пройдет пик активности граждан, недовольных последними весьма непопулярными мерами властей по повышению цен».


«Это антиконституционное постановление мэрии (принятое еще в 1994 году) не прошло регистрацию в Министерстве юстиции - следовательно, оно незаконно. Я считаю, что, устроив судилище над организаторами акций протеста, власть в очередной раз уронила свое достоинство».


По положению, утвержденному мэрией, как объяснил, отвечая на вопрос корреспондента IWPR, глава Первомайского района столицы Нурлан Айтмурзаев, публичные демонстрации в Бишкеке запрещены в праздничные и выходные дни. Поэтому городские власти не дали разрешения на проведение митинга в праздник Первомая.


Чтобы отбить у горожан последнее желание участвовать в акциях протеста, в эти дни усиленно муссировались слухи о том, что на митингах возможны стычки, кровопролитие, что они устраиваются с единственной целью - дестабилизировать общество.


Понятно, что подобный прессинг не мог не дать ощутимых результатов, и на улицы вышли лишь самые решительные из недовольных.


Число митингующих не превышало тысячи человек, и среди них были, в основном, безработные, пенсионеры, депутаты и уличные торговцы.


Участники акций протеста ловили на себе внимательные и изучающие взгляды многочисленных сотрудников милиции и соответствующих служб. Использовавшиеся демонстрантами автомобили с мегафонами были отогнаны подальше от центра, а наиболее активных участников задержали правоохранительные органы.


«Сейчас стало опасно выходить на улицы с протестами,– говорит участник митинга в защиту свободы слова и газеты «Асаба» Жениш Эдигеев.– Вас спокойно может забрать милиция. Я отдаю себе отчет в том, что из-за моего участия в митинге могут пострадать мои близкие, друзья, родственники».


- Если сотрудники СНБ снимут меня на пленку, то я надолго попаду в «черный список». Но, несмотря на это, я пришел на митинг, потому что нет другого способа выразить свой протест.


Инициатива активиста оппозиции Омурбека Текебаева провести в этот день демонстрацию на центральной площади «Ала-Тоо», кстати, находящейся вблизи Дома правительства, вызвала мгновенную реакцию.


Группа аксакалов из 23 человек во главе с председателем Ассамблеи народов Кыргызстана Сопубеком Бегалиевым тут же опубликовала в правительственной газете «Слово Кыргызстана» заявление, в котором обвинила Омурбека Текебаева в попытке «внести в ряды раскол и дестабилизировать общество».


По их мнению, праздник «не должен быть орудием в руках горстки людей, преследующих свои узкоэгоистические цели». «И вообще хватит отвлекать трудящихся от весенне-полевых работ, пора запретить все митинги, пикеты и объединиться вокруг главы государства Аскара Акаева», - говорилось в заявлении.


Решением районного суда города Бишкека Текебаев и еще двое лидеров оппозиции были признаны виновными в участии в несанкционированных митингах и приговорены к административному наказанию в виде штрафа размером в 20 долларов США.


Исполняющий обязанности прокурора Бишкека Марат Кошоев призвал помнить, что 1 мая, хоть и красная дата календаря, но сам праздник уже остался в прошлом. Госсекретарь Осмонакун Ибраимов выразил сове сожаление по поводу того, что некоторые использовали его для того, чтобы дестабилизировать общество и на этом заработать политические очки. Вкладом самого госсекретаря в празднование Первого мая стало участие в забеге на 500 метров.


Тем не менее, утром в день праздника около 500 партийцев, пенсионеров, депутатов и безработных, облачившись в красные футболки и кепки, собрались у здания парламента. «Мы хотели провести свой митинг на центральной площади, у памятника Ленину, – говорит Омурбек Текебаев. – Но предприимчивые городские чиновники опередили нас, и мы не смогли прорваться сквозь милицейские кордоны».


Власти заблаговременно организовали у всех памятников ярмарки-продажи продуктов питания по сниженным ценам, расположили места стартов и финишей праздничных забегов, концерты под открытым небом. Другие памятники оказались в плотном окружении то хора ветеранов, то группы эстрадных певиц.


А на каждом углу стояли стражи порядка с автоматами, пресекая все попытки прорваться к памятнику Ленину. Активистов оппозиции милиция силой выдворила с площади «Ала-Тоо».


В этот день член партии «Ар-Намыс» Александр Куцев, арестованный месяц назад и 5 суток отсидевший в СИЗО, вновь вышел на улицу с плакатом «Воля Бога – Акаевых в отставку!».


Начальник штаба партии «Ар-Намыс» Эмиль Алиев считает, что чем чаще на улицы выплескивается стихийный гнев донельзя обнищавшего народа, тем больший страх охватывает власти и тем жестче ее приговоры в отношении тех, кто устраивает акции протеста.


«Нам не остается ничего другого, как бунтовать, – считает лидер партии коммунистов Кыргызстана, профессор Клара Ажибекова. – Мы идем на крайние меры потому, что у нас нет возможности выразить свои протесты и недовольство в средствах массовой информации. У нас остается только один путь разговора с официальной властью – революция!»


Отдельные аналитики высказывают мнение, что, усиливая давление на немногочисленную оппозицию, власть, сама того, может быть, и не желая, напоминает кыргызстанцам о временах сталинского правления.


Политолог, просивший не называть его имени, считает, что «власти не в состоянии исправить положение, народу надоели пустые обещания. Если найдется авторитетный руководитель – страна готова к революции…»


Однако маленький Кыргызстан не может позволить себе такую большую роскошь, как революция…


Кубат Оторбаев постоянный автор статей для IWPR.