Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Стабильный Афганистан не выгоден соседям

Иран, Индия и Россия все делали для того, чтобы вооруженный конфликт в Афганистане не прекращался.
By

Вот уже десять лет, как советские войска покинули Афганистан, оставив в этой стране 15 тысяч человек убитыми и миллиарды долларов в виде военных поставок и субсидий кабульскому правительству. Авантюризм советской внешней политики ушел в прошлое, и на смену ему пришла озабоченность России своей территориальной целостностью. Воюя с переменным успехом против боевиков в Чечне, Москва обнаружила, что Афганистан вновь оказался в ее поле зрения.


По данным Москвы чеченские боевики проходят подготовку в лагерях талибов и «Аль-каэды» на территории Афганистана. В марте этого года специальный советник президента Путина по Чечне Сергей Ястржембский даже пригрозил кабульскому режиму ракетно-бомбовыми ударами, обвинив талибов в подготовке и вооружении чеченских террористов в лагере близ Мазари-Шарифа.


Москва опасается за свою «подбрюшину» - бывшие советские республики Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан, в которых проживают сотни тысяч граждан русской национальности и расположено несколько российских военных баз. Кремль вполне обоснованно не желает массового притока беженцев и потери своих военных баз в случае перехода этих стран полностью или частично в руки талибов или их сторонников.


Угроза Ястржембского не значила ровным счетом ничего. Обветшалые российские ВВС не способны наносить точечные удары, а население настроено резко против любого военного вмешательства в Афганистане.


До недавнего времени у Москвы был надежный союзник в Афганистане – Северный альянс во главе со «Львом Пандшера» - Ахмад-Шахом Массудом и свергнутым бывшим президентом Бурхануддином Раббани.


К моменту трагических событий в США 11 сентября войска Северного альянса из последних сил цеплялись за свое Пандшерское ущелье. Еще немного, и Альянс списали бы в архив, а теперь он – основной элемент будущего послевоенного афганского правительства.


Москва категорически отвергает возможность участия талибов в новом афганском правительстве, а США и Пакистан пытаются отыскать в рядах этого преимущественно пуштунского движения «умеренных» лидеров, достойных войти в это самое правительство.


В октябре российский президент Путин объявил о предоставлении Северному альянсу военной помощи в размере 30-40 млн. долларов. Это – не новость. Караваны старых советских танков, БМП и артиллерийских орудий регулярно тянутся через Таджикистан в Афганистан с 1995 года, оседая на территориях, контролируемых антиталибской оппозицией.


Как раз в это время Вашингтон находился в раздумье – стоит ли вооружать силу, которая в случае успеха скорее всего займется поголовным истреблением талибских сторонников (и, таким образом, продолжит войну до бесконечности), а не обеспечением американских военных интересов.


Официально Путин поддержал США в их «Войне против террора», рассчитывая под сурдинку обеспечить безопасность своих южных рубежей и окончательно разгромить Чеченских боевиков, однако еще неизвестно, как поведет себя Москва, если США, Великобритания и Пакистан будут настаивать на участии талибов в процессе мирного урегулирования.


Когда-то, в 1979 году, Индира Ганди мягко пожурила СССР за агрессию в Афганистане. Об открытом осуждении, разумеется, не могло быть и речи. Москва и Дели крепко дружат еще с 60-х, а после вывода советских войск из Афганистана в 1989 году проводят одинаковую политику в отношении этой страны.


Являясь светским государством, Индия опасается разжигания под влиянием талибов радикальных исламских настроений на своей территории, но более всего Дели не нравится связь талибов с его давним соперником – Пакистаном. Индия считает, что исламские боевики, терроризирующие население штата Кашмир, по поручению Пакистана проходят подготовку на военных базах талибов.


Как и Москва, Дели нашел в лице Северного альянса хорошего союзника. Когда талибы овладели почти всей страной, многие из лидеров Альянса нашли убежище на территории Индии. Кроме того, в случае победы над талибами, руководство Северного альянса пообещало закрыть печально известные базы подготовки террористов. В ответ Индия оказывала Альянсу военную помощь, хотя и не в таком размере, как Россия, а также предоставила военный госпиталь.


Как и Москва, Дели не приемлет участия талибов в будущем афганском правительстве. Индия желала бы свести роль Пакистана во внутриафганских делах к минимуму, и одновременно добиться от новой кабульской администрации внимания к своим собственным интересам.


Антиталибскую коалицию поддерживает и Иран. Отношения между шиитским Ираном и суннитским «Талибаном» всегда были более чем прохладными. Талибы представляли собой угрозу для восточных рубежей этой страны. Тегеран также имел основания полагать, что режим Муллы Омара действует по указке Саудовской Аравии - основного соперника Ирана в регионе.


Талибы нанесли Ирану прямой ущерб в августе 1998 года, захватив иранское посольство в Мазари-Шарифе и казнив троих дипломатов и шестерых журналистов. В ответ Иран подтянул к афганской границе 200 тысяч солдат своей Исламской революционной гвардии и начал боевые военные учения, но напряженность постепенно спала.


Отношения между Ираном и талибами оставались враждебными. Тегеран активизировал поддержку своего собственного афганского союзника – партии «Хезби-Вахдат» («Партия единства»), набранной из числа хазарейских шиитов, населяющих центральные и северный районы Афганистана. В январе 1996 года по совету Ирана «Хезби-Вахдат» присоединилась к Раббани и Северному альянсу.


Тегеран оказывает Северному альянсу массированную финансовую и военную помощь. В конце 1998 года на станции Ош в Кыргызстане был задержан грузовой состав, перевозивший 700 тонн боеприпасов из Ирана на территорию, контролируемую войсками Массуда, что дает некоторое представление о масштабах иранских военных поставок.


Хотя Иран более осторожно высказывается по поводу состава будущего афганского правительства, нежели Россия и Индия, не вызывает сомнения тот факт, что талибы Тегерану также не по нутру – ни «умеренные», ни какие другие.


При этом все три страны делали все возможное для продолжения военного конфликта в Афганистане, желая видеть у власти в Кабуле беспомощное и разобщенное правительство, не представляющее угрозы их интересам.


Несмотря на все заявления о солидарности с США в их антитеррористической кампании, они вряд ли откажутся от поддержки отдельных лидеров и группировок внутри Афганистана.


Томас Уитингтон – независимый военный эксперт, специализирующийся по вопросам безопасности и ВВС стран Южной Азии, а также по истории Холодной войны. Уитингтон – Научный сотрудник Центра военных исследований при Лондонском Королевском колледже.