Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

США меняют политику в отношении Афганистана

После того, как дипломатические попытки урегулирования афганского кризиса потерпели провал, Вашингтон удвоил усилия на поле брани.
By Michael Griffin

На этой неделе Вашингтон дал понять, что больше никому не позволит малоэффективными попытками дипломатического урегулирования мешать США и союзникам в их военной кампании.


Во вторник представители американской администрации объявили о начале десантирования боеприпасов для Северного альянса и о планах по созданию военной базы на севере страны для ведения наземных операций американскими и британскими войсками.


«Военные не действовали в полную силу, так как ждали прорыва на политическом фронте», - заявил представитель администрации Буша, - «Но теперь необходимо избавиться от мысли, или, скорее, заблуждения, что политическое будущее страны можно обеспечить сразу во всех возможных аспектах».


«Новый подход заключается в том, чтобы начать отвоевывать города, находящиеся в непосредственной близости от позиций Северного альянса, вместо того, чтобы пытаться заранее предупредить возможные междоусобицы на послевоенном пространстве Афганистана».


На нынешнем этапе задача номер один – обеспечить Северный альянс достаточным количеством топлива и боеприпасов для наступления на Мазари-Шариф в надежде отбить город до наступления первых холодов. Предшествующее наступление войск Альянса на этот северный город в октябре захлебнулось из-за недостаточной координации, нехватки топлива и боеприпасов.


По последним сообщениям, топлива выдается по 100 литров на танк. Этого достаточно для боевых действия в течение дня, но не для продолжительной оперативной кампании. Снарядов выдается по 40 штук на танк, а для наступательных действий необходимо 160.


Впервые с начала ракетно-бомбовых ударов (6 октября) американские самолеты на этой неделе бомбили передовые позиции талибов с тем, чтобы расчистить пути для продвижения войск Альянса. Взяв Мазари-Шариф, расположенный вблизи афгано-узбекской границы, новые союзники Вашингтона в борьбе с терроризмом могли бы объединить многие очаги антиталибского сопротивления к востоку и западу от города.


В этом случае открылось бы сообщение между узбекским городом Термез, где дислоцированы американские морские пехотинцы, и построенными советскими войсками военными аэродромами в Мазари-Шарифе и Шибургане в 80-ти км. к западу от города.


Западный город Герат, населенный таджиками, хазарейцами и пуштунами, также рассматривается в качестве потенциального объекта наступления. Бывший эмир Герата Исмаил-Хан – таджик по национальности – пользуется значительной поддержкой среди местного населения несмотря на исключение его в 1995 году из рядов движения «Талибан». Сообщается, что при активной поддержке своего давнишнего спонсора – Ирана – он в настоящее время собирает силы для наступления на Герат.


После того, как Вашингтону не удалось убедить лидеров пуштунских племен отвернуться от талибов с тем, чтобы со временем войти в новое представительное правительство Афганистана, администрация Буша решила на время отложить дипломатическую составляющую своего «тройственного» подхода к афганской проблеме, и сконцентрироваться на двух оставшихся – военной и гуманитарной. При этом входящие в состав Северного альянса национальные меньшинства должны выступить в качестве посредников.


Теперь на очереди – освобождение тех крупных афганских городов, в которых талибы пользуются наименьшей поддержкой среди местного населения, в результате чего предполагается оттеснить талибов на их исходные территории на юге и востоке страны.


Освобожденные от талибов Мазари-Шариф и Герат стали бы основанием «перевернутого треугольника» антиталибской оппозиции с вершиной в Пандшерском ущелье, примерно в сотне километров от Кабула.


В прошедшие выходные западные средства массовой информации буквально обрушились на Вашингтон, критикуя ход военной кампании и ее цели. В результате было принято решение изменить тактику, но вместо приостановления ракетно-бомбовых ударов (на чем настаивают критики и на западе, и в мусульманском мире) США объявили о начале поставок топлива и боеприпасов войскам Северного альянса.


Президент Пакистана Первез Мушарраф наверняка в гневе. Рассчитывая убедить США принять во внимание мнение Исламабада в вопросе о послеталибском устройстве Афганистана, он надеялся отвести от себя обвинения в измене исламу, шквалом обрушившиеся на него с начала американских бомбардировок.


Мушарраф настаивал на том, что две трети постов в будущем правительстве Афганистана должны быть отданы представителям пуштунских племен, составляющих движение «Талибан», однако за исключением Абдул-Хака – всеми уважаемого ветерана советско-афганской войны – ни один пуштунский или талибский лидер не изъявил желания войти в новое правительство.


Абдул-Хак был направлен в Афганистан с заданием убедить пуштунских лидеров поддержать инициативу Пакистана о включении «умеренных» талибов в состав нового представительного правительства во главе с бывшим королем Захир-Шахом. На прошлой неделе он был схвачен и казнен талибами.


Казнь Абдул-Хака укрепила подозрения американской администрации о том, что у военных и разведывательных ведомств Пакистана существует некий план спасения талибов, прикрываемый официальными заявлениями Мушаррафа о поддержке антитеррористической операции США.


Отношения между Вашингтоном и Исламабадом остаются внешне дружественными. Мушарраф больше не добивается от США прекращения воздушных ударов накануне начала священного месяца Рамадан (17 ноября) во избежание новой эскалации протестов со стороны пакистанского мусульманского сообщества.


При этом в практическом смысле союз между США и исламским Пакистаном был серьезно ослаблен решением вашингтонской администрации о начале оказания массированной военной помощи Северному альянсу. Президент Буш, со своей стороны, многим рискует раскрывая карты перед афганской оппозицией, хотя гуманитарный козырь еще у него в запасе.


Этой зимой голод угрожает от 5-ти до 7-ми миллионам афганцев, в особенности – в северных провинциях с административными центрами в Мазари-Шарифе и Герате, куда особенно сложно добраться с территории Пакистана. Если в результате военных побед удастся проложить воздушный коридор для доставки гуманитарных грузов из Центральной Азии, это поможет не только утихомирить критиков американской администрации, но и достигнуть целей военной кампании США в Афганистане.


В преддверии зимы лишь одновременные успехи на военном и гуманитарном фронтах будут иметь решающее значение. Вопрос лишь в том, будет ли Северный альянс играть по навязанным ему Америкой правилам.


Майкл Гриффин - автор книги «Пожнешь бурю – История афганского движения «Талибан», Координатор афганского проекта ИОВМ.