Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СПОРЫ ВОКРУГ РЕФЕРЕНДУМА В ТАДЖИКИСТАНЕ

Изменения в Конституции страны могут иметь негативные последствия для президента.
By Zafar Abdullaev

Прошедший в Таджикистане 22 июня референдум, возможно, даст президенту страны Эмомали Рахмонову возможность оставаться у власти до 2020 г., но многие эксперты считают плебисцит свидетельством дальнейшего отступления страны от принципов демократии.


Ранее президент мог избираться только на один семилетний срок. Внесенные в Конституцию изменения и дополнения позволяют действующему президенту, нынешний срок которого истекает в 2006 г., переизбираться еще дважды и, таким образом, оставаться у власти еще 17 лет.


Рахмонов уже однажды менял Конституцию – в 1999 г. он увеличил срок своего правления с пяти до семи лет. О том, что по мере приближения президентских выборов глава государства наверняка вновь попытается изменить основной закон, говорили уже давно.


Результаты референдума, в котором, согласно официальным данным, приняли участие 96% таджикистанцев с правом голоса, вызвали обеспокоенность международного сообщества и вынудили, как минимум, одного высокопоставленного чиновника подать в отставку.


26 июня председатель Социал-демократической партии Таджикистана Рахматилло Зоиров покинул пост президентского советника в знак протеста против полного игнорирования руководством страны публичной критики его партии в адрес предлагаемых поправок к Конституции. Выступая перед представителями прессы, Зоиров подчеркнул, что оставаться на обоих постах было бы для него «политически некорректно».


По предварительным данным Центризбиркома страны, чуть более 93-х процентов от трех миллионов избирателей поддержали предложенные поправки к Конституции.


Однако представители Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Госдепартамента США выражают серьезные сомнения по поводу легитимности проведенного референдума.


Представитель Управления демократических институтов и прав человека (УДИПЧ) ОБСЕ Ричард Чеймберс отмечает, что рекомендации по усовершенствованию выборного процесса, представленные этим органом руководству Таджикистана после выборов, прошедших три года назад, не были приняты во внимание.


Неправдоподобно высокая явка избирателей бросает тень на результаты плебисцита. Представители ОБСЕ отмечают, что у избирателей было крайне мало возможностей для волеизъявления, так как на референдум был вынесен всего один вопрос – вносить или не вносить в Конституцию 56 поправок.


24 июня по поводу референдума высказался представитель Госдепартамента США Филип Рикер, который заявил: «Мы неоднократно повторяли, что конституционный референдум в Таджикистане должен соответствовать международным нормам прозрачности», добавив, что пришло время для Душанбе испытать свой режим на прочность путем регулярного проведения свободных демократических выборов.


Большинство оппозиционных партий страны выступили с резкой критикой референдума еще до его проведения, отмечая, что избирателям предлагается ответить только «да» или «нет» на вопрос о внесении поправок, суть которых не разъясняется.


При этом бойкотировала референдум лишь одна оппозиционная партия - Демократическая партия Таджикистана (ДПТ), лидер которой Махмадрузи Искандаров назвал плебисцит «глубоко недемократичным» мероприятием. «Наш президент выступает от имени народа, и в то же время не дает народу высказать свое мнение», - заявил он в интервью IWPR.


Мнения рядовых избирателей разделились. Инженер строительной фирмы Равшан Сабитов голосовал «против», поскольку не поддержал некоторые из предложенных 56-ти поправок, а голосовать пришлось разом по всем пунктам. Против высказался и пенсионер Саиджон Исаев, так как, по его мнению, поправки в области здравоохранения и образования освобождают государство от обязанности гарантировать населению бесплатное медицинское обслуживание и среднее образование.


Международные наблюдатели отмечают случаи, когда русскоязычным избирателям выдавались бюллетени на непонятном для них таджикском языке, и им приходилось голосовать «вслепую».


Но даже при отсутствии языкового барьера многие избиратели не понимали, чего от них хотят. Полный список предлагаемых конституционных поправок был опубликован лишь в двух государственных изданиях, имеющих небольшие тиражи.


При том, что реальный процент явки избирателей остается под вопросом, многие из них действительно голосовали «За».


Так, по словам домохозяйки из Душанбе Нигины Сайдалиевой, она верит президенту и поддерживает проводимые им реформы, поэтому голосовала за поправки. Ее позицию разделает значительная часть избирателей, благодарных президенту за восстановление мира в стране после пяти лет междоусобного кровопролития. «Рахмонов принес мир на таджикскую землю, и ему нет замены. Пусть работает дальше и я думаю, что тогда мы станем по-настоящему демократической страной», - считает врач Гульнора Абдуллаева.


В то же время, по мнению ряда экспертов, парламентская инициатива проведения референдума явилась «медвежьей услугой» президенту страны. «Депутаты таким образом фактически подставили президента», - заявил в интервью СМИ независимый политолог Сухроб Шарипов. По его мнению, проведение референдума без учета мнения политических партий и широкой общественности только даст повод международному сообществу в очередной раз обвинить таджикистанское руководство в отходе от принципов демократии и плюрализма, а это негативно скажется на международном имидже страны и президента, в частности.


Сам президент о планах на будущее предпочитает не говорить. На вопрос журналистов, будет ли он баллотироваться на следующих президентских выборах, он заявил, что «пока к этому не готов и об этом не думал».


Рахмонов не считает, что референдум явился шагом назад в демократическом развитии. Он отметил, что уже три года принимает серьезные меры против «вождизма», и народ сам должен решить, кому вести страну дальше по пути демократии.


«Со временем мы создадим гражданское общество, и появятся новые кандидаты в президенты. Так и должно быть», - сказал президент.


Зафар Абдуллаев – независимый журналист


Саида Назарова – псевдоним журналиста из Душанбе