Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Союзники с большой дороги

By

Соединенные штаты не могут решить, стоит ли поддерживать Северный альянс, состоящий из многочисленных группировок, которые того и гляди сами передерутся.

 

Местная поговорка гласит: "Афганца нельзя купить, но можно нанять за большие деньги".

 

За какие именно? Этот вопрос волнует Соединенные штаты, размышляющие, стоит ли ставить жизни своих солдат на непредсказуемую и вероломную политическую карту Афганистана.

 

В последние 10 дней эти потенциальные союзники США в военной операции по низвержению талибов поочередно высказывали слегка завуалированные угрозы в адрес Вашингтона, дескать, попробуй только ударить в одностороннем порядке - хуже будет!

 

Выступая на прошлой неделе на церемонии в память об убитом террористами военном руководителе Северного альянса (СА) Ахмадшахе Массуде, бывший президент Афганистана Бурхануддин Раббани пригрозил Соединенным штатам, что если они откажутся помочь СА в наступлении на позиции талибов, им придется воевать и с войсками Северного альянса.

 

Раббани призвал мировое сообщество к сотрудничеству с СА, заявив при этом, что никакое афганское правительство, насаженное извне, его не устроит.

 

С подобными угрозами выступили и Пакистан, и бывший король Афганистана Захир-Шах, проживающий в Риме. Соединенные штаты рассчитывают поставить 86-летнего Захир-шаха во главе нового коалиционного правительства Афганистана после свержения талибского режима. Однако угроза со стороны Северного альянса бьет больнее всего.

 

Северный альянс контролирует примерно 10% территории Афганистана, в том числе военно-воздушную базу в Баграме, примерно в 50-ти км. от Кабула, а также часть Пандшерской долины и северо-восточные области страны.

 

Хотя Северный альянс заявляет, что в его рядах числится примерно 15 тысяч закаленных в боях бойцов, реальная численность вооруженных сил СА составляет, по всей вероятности, около половины этой цифры. При этом многим из "закаленных" бойцов нет и 16-ти. Неплохо вооруженной трофейными советскими танками и артиллерией антиталибской коалиции не хватает авиации. С октября 1999 года альянс вел в основном оборонительные бои под грамотным руководством Ахмадшаха Масуда.

 

После того, как Масуд погиб 9 сентября в результате покушения на него, предположительно организованного двумя марокканцами, связанными с террористической сетью Усамы бен Ладена "Аль-каэда", Северный альянс лишился не только гениального стратега, но и своего имиджа непримиримого противника талибов.

 

Общее командование силами СА принял генерал Фахим, бывший начальник разведки в правительстве Раббани. Хотя Фахим был человеком номер два в СА после Масуда со времени занятия талибами Кабула в 1996 г., о его военных навыках практически ничего неизвестно.

 

Масуд руководил вынужденным и непрочным союзом полевых командиров, представляющих таджикское, узбекское, измаильское и другие меньшинства. В случае падения «Талибана», представляющего пуштунское большинство, группировки Северного альянса наверняка начнут сводить счеты между собой.

 

Одна из наиболее влиятельных фигур Северного альянса - Абдулрашид Дустум, узбек по национальности - в свое время руководил семью северо-афганскими провинциями пока в 1997 году талибы не взяли его столицу Мазари-шариф. После этого Дустум бежал в Турцию, но уже год спустя вернулся в Афганистан и присоединился к СА.

 

Дустум – бывший коммунист, прошедший военную подготовку в СССР – давнишний союзник влиятельной шийской этнической группировки в составе СА – Хизб-и-вахдат, возглавляемой Каримом Халили, но биография у узбекского генерала не без пятен. В 1992 году он со своими моджахедами предательски поднял мятеж против тогдашнего афганского президента Мохаммеда Наджибуллы, в результате которого моджахеды овладели Кабулом.

 

Одно время Дустум также возглавлял джоузджанскую милицию, прославившуюся своей жестокостью и мародерством за время двухлетней оккупации ею афганской столицы в начале 90-х. Дустума не любят как талибы, так и их противники.

 

Что касается Раббани, которого ООН до сих пор признает законным президентом Афганистана, то его Дустум также предал в 1994 году вступив в союз с Гулбуддином Хекматьяром, главой еще одной пуштунской группировки – Хизб-и-ислами – также поддерживаемой Пакистаном.

 

Угроза американской интервенции побудила эти дремлющие группировки в составе СА к активному пополнению своих рядов, а Вашингтон тем временем теряется в догадках – являются ли они потенциальными союзниками, или это враги, которые просто выжидают время. Вооружив их, Америка рискует спровоцировать новый раунд внутренней распри после того, как общий противник американцев и Северного альянса – «Талибан» - уйдет со сцены.

 

Далеко не все участники Северного альянса поддерживают и бывшего короля Афганистана Захир-шаха. Например, признанный ООН президент Афганистана Раббани категорически отвергает всякую возможность реставрации монархии. Что же касается узбеков, таджиков и шийцев, о какой их лояльности пуштунскому королю, проведшему годы самых ожесточенных сражений на своей вилле в Италии, может вообще идти речь?

 

Майкл Гриффин, Координатор афганского проекта ИОВМ, автор книги «Пожнешь бурю – История афганского движения «Талибан».