СОСЕДИ ПО РЕГИОНУ ПОДДЕРЖАЛИ КАРИМОВА ПО АНДИЖАНУ

У соседних с Узбекистаном государств не было иного выбора, кроме как поддержать карательные действия Каримова на востоке страны.

СОСЕДИ ПО РЕГИОНУ ПОДДЕРЖАЛИ КАРИМОВА ПО АНДИЖАНУ

У соседних с Узбекистаном государств не было иного выбора, кроме как поддержать карательные действия Каримова на востоке страны.

Sunday, 20 November, 2005

Судя по всему, соседи Узбекистана по региону поддержали карательную акцию Ислама Каримова в Ферганской Долине, в результате которой погибли сотни людей.

В частности, Кыргызстан и Таджикистан, боясь прогневить могущественного соседа, проявили завидную и – в случае Кыргызстана – неожиданную – сговорчивость.

Глава временного правительства Кыргызстана Курманбек Бакиев, сам пришедший к власти в результате народного восстания, легко «купился» на версию Ташкента о том, что беспорядки в Андижане устроили исламские экстремисты.

«Нас всех тревожит мысль о том, как такое могло произойти, почему произошло, и к чему может привести, - заявил Бакиев на встрече с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым 18 мая. – Думается, что время расставит все точки над «и», и очень скоро. Но ясно одно – в произошедшем чувствуется след исламского экстремизма».

Кыргызстан получает из Узбекистана природный газ, и это является для Ташкента мощным рычагом давления на соседа. Кроме того, между двумя странами до сих пор не урегулированы вопросы демаркации границы.

Власти Кыргызстана не стали мешать демонстрации у стен узбекистанского посольства в Бишкеке, но многие чиновники кыргызского правительства считают, что узбекских беженцев, нашедших временное прибежище в Кыргызстане, следует отправить на родину, чтобы не обострять отношения с Каримовым.

В отличие от Кыргызстана, имеющего протяженные границы с Китаем и Казахстаном, Таджикистан в торговом и транспортном отношении практически полностью зависит от Узбекистана, с которым граничит на севере и востоке.

Беспорядки в регионе часто приводят к закрытию границ и прерыванию товарных потоков, что для охваченного бедностью и безработицей Таджикистана чревато самыми губительными последствиями.

Во время гражданской войны 1992-1997 гг. в Таджикистане узбеко-таджикская граница была «на замке». После терактов 1999 г. в Ташкенте Узбекистан заминировал свою 1300 километровую границу с Таджикистаном, чтобы преградить доступ исламским боевикам с таджикской территории.

Не даром в ходе своей встречи с Бакиевым Рахмонов так много говорил о возможных последствиях народных волнений в регионе.

«У каждой страны - свои проблемы, - сказал он. – Таджикистан заплатил огромную цену. От гражданской войны в той или иной степени пострадали 150 тысяч человек, а экономический ущерб оценен в 7 млрд. долларов. Мне кажется, это стало уроком для всех. И сегодня наш народ занимается мирным созидательным трудом ради собственного и общего блага».

Гражданская война обострила традиционно непростые отношения между Таджикистаном и Узбекистаном, языки которых принадлежат к разным группам – персидской и тюркской, соответственно.

До установления советской власти таджики и узбеки мирно сосуществовали в регионе. Древнейшие центры восточной цивилизации – Самарканд и Бухара – находились на общей территории.

При Сталине, который активно проводил в Средней Азии политику «разделяй и властвуй», эти города, а также значительная часть таджикского населения, оказались на территории советского Узбекистана. Таджики до сих пор не могут простить «советам» этой исторической несправедливости.

Но и многие этнические узбеки, в свою очередь, оказались на территории Таджикистана. Со времени распада СССР более 15-ти процентов узбеко-таджикской границы до сих пор не делимитировано. Между Душанбе и Ташкентом нет прямых авиарейсов.

При таком положении вещей не удивительно, что реакция Таджикистана на события в узбекском Андижане носила исключительно про-каримовский характер. Слишком свежи еще в памяти таджикского народа кровавые события собственной гражданской войны, выросшей из аналогичных локальных беспорядков.

Заместитель спикера Нижней палаты таджикского парламента Абдулмаджид Достиев в интервью российской газете «Известия» заявил: «Никто не может оставаться безучастным, когда горит дом соседа. Ведь не успеешь оглянуться, как огонь перекинется на твое собственное жилище. Узбекистан – наш ближайший сосед. Я призываю всех представителей радикального Ислама в регионе – остановитесь, пока не поздно. Иначе народ проклянет вас навеки».

Схожую позицию занял зам. пред. правящей Народно-Демократической партии Таджикистана Давлатали Давлатов, обвинив исламских экстремистов в попытках взорвать обстановку в регионе.

«Президент Каримов принял жесткие меры, но именно так нужно бороться с криминальными элементами в обществе», - заявил он.

Глава Торгово-промышленной палаты Узбекистана Алишер Шаихов считает, что западные СМИ неправомерно раздули шумиху вокруг событий в Андижане.

«Беспорядки произошли лишь в одном городе и были быстро локализованы. Не думаю, что андижанские события негативно отразятся на экономических связях с Таджикистаном. Напротив, они еще более сплотят нас, ведь проблема исламского экстремизма существует и в Таджикистане, и во всех других государствах региона», - сказал он.

Реакция Казахстана на события в Андижане была сдержанной. Астана лишь усилила охрану своих границ. Руководство Казахстана солидарно с Ташкентом в борьбе против исламского экстремизма.

Подобно своим коллегам – президентам Кыргызстана и Таджикистана – Нурсултан Назарбаев, судя по некоторым сообщениям, также придерживается официальной версии об «исламском» следе в андижанских событиях, однако чиновники казахстанского правительства воздерживаются от публичных комментариев по этому поводу.

Филип Нубель – руководитель проекта IWPR по Центральной Азии.

В подготовке материала принимал участие директор информационного агентства «Авеста» (Таджикистан) Зафар Абдуллаев.

Support our journalists