Сомнения в независимости омбудсмена в Таджикистане

В то время как правозащитники приветствуют решение об учреждении института независимого мониторинга прав человека, высказываются скептические мнения о том, будет ли назначенное лицо по-настоящему независимым от правительства.

Сомнения в независимости омбудсмена в Таджикистане

В то время как правозащитники приветствуют решение об учреждении института независимого мониторинга прав человека, высказываются скептические мнения о том, будет ли назначенное лицо по-настоящему независимым от правительства.

Политики, юристы и правозащитники Таджикистана приветствовали шаги по учреждению поста омбудсмена, как улучшающие ситуацию с правами человека в стране. Однако некоторые из них задаются вопросом, действительно ли новый институт будет функционировать независимо от правительства.

С начала этого года на рассмотрении у таджикских парламентариев находится законопроект, предусматривающий создание национального правозащитного института. По информации парламентских источников, закон будет принят уже нынешней весной.

Несмотря на то, что омбудсмен будет назначаться президентом с согласия парламента, теоретически он будет неподотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам в течение всего пятилетнего срока работы.

По словам представителя Управления верховного комиссара ООН по правам человека Ричарда Лаппера, появление нового института может сыграть важную роль в укреплении верховенства закона и реформе судебной и пенитенциарной систем, силовых структур.

По словам Лаппера, роль омбудсмена варьируется в зависимости от страны, но в целом включает в себя контроль над самыми важными вопросами прав человека на национальном уровне, таких как пытка, задержание, дискриминация по полу, продажа людей или протекция защитников по правам человека, которые сталкиваются с угрозами.

Президент Таджикистана Эммомали Рахмон объявил о создании института омбудсмена в своем ежегодном послании к парламенту в апреле прошлого года. Фактически он действовал в соответствии с рекомендациями Верховного комиссара ООН по правам человека Луизы Арбур, которые она сделала во время своего визита в Душанбе незадолго до этого.

Мало кто будет спорить с тем, что ситуация с правами человека в Таджикистане нуждается в улучшениях.

В своем ежегодном докладе по итогам 2007 года Республиканское бюро по правам человека отметило возросшее число жалоб на несправедливое судопроизводство, а также то, что принятые правительством законы ограничивают конституционные права граждан.

Среди наиболее спорных законов был отмечен закон об общественных объединениях, датированный маем 2007 года, который ужесточил контроль над гражданским обществом, и другой закон, принятый в июне, который ввел всевозможные ограничения на проведение свадеб, похорон и других традиционных обрядов.

Вскоре после этого были приняты изменения в Уголовный кодекс страны, затронувшие область свободы слова и предусматривающие уголовную ответственность за клевету и оскорбление, распространенные в сети Интернет.

После того, как правительство предупредило о своем намерении ужесточить надзор за религиозной практикой в стране, Министерство образования наложило запрет на ношение хиджабов в общественных образовательных учреждениях, а также запретило деятельность одной из христианских организаций.

Кроме этого, Нурмахмад Халилов, представитель НПО «Центр по правам человека», отметил наличие ряда проблем, связанных с процессуальными гарантиями справедливого судопроизводства.

Правозащитники постоянно сталкиваются с проблемой присутствия на судебных процессах, сказал он, потому что многие судьи требуют на это письменное разрешение.

По словам Халилова, сами процессы проходят с нарушением принципа презумпции невиновности.

Появятся ли какие-либо улучшения с началом работы омбудсмена?

Председатель Коммунистической партии Таджикистана Шоди Шабдолов приветствует создание института омбудсмена, и говорит, что в других странах СНГ такие структуры давно учреждены, а для Таджикистана это станет одним из путей укрепления демократии и верховенства закона.

Судья Верховного суда Юсуф Салимов так же поддержал новые шаги правительства, отметив: «Хотя общественные организации и занимаются контролем за нарушением прав человека, но на уровне государственности нужна такая структура, чтобы держали ответ на уровне ООН».

Несмотря на то, что в Таджикистане с энтузиазмом отнеслись к идее создания нового института, эксперты не уверены в том, будут ли принципы независимости работать в этой стране. Некоторые аналитики опасаются, что должность омбудсмена введена лишь в качестве «фасада» демократии и законности.

Шокирджон Хакимов, заместитель председателя оппозиционной Социал-демократической партии и юрист по профессии, сказал, что подозревает, что правительство назначит на этот пост «своего» человека, чтобы лишить омбудсмена независимости, как это делается в соседних центрально-азиатских странах.

Хакимов говорит, что десять лет назад эта идея уже озвучивалась представителями ОБСЕ и другими международными организациями, однако тогда она не нашла поддержки в парламенте и правительстве страны.

«Этот институт нужен для Таджикистана только в том случае, если он будет эффективно влиять на принимаемые властями решения, особенно в области прав человека», - добавил Хакимов.

Политолог Рашид Абдулло так же с осторожностью говорит об успешности работы омбудсмена.

«Думать, что он [новый орган] сразу же станет таким же эффективным, и будет иметь реальный вес в обществе, который имеется в развитых странах, было бы нереалистично», - сказал он.

Другие эксперты согласны с тем, что настоящая независимость была главным предварительным условием для того, чтобы институт омбудсмена стал эффективной силой.

«Я приветствую создание такого института и надеюсь, что Таджикистан примет структуру институтов омбудсмена западных стран», - сказал заместитель председателя Демократической партии Таджикистана, другой оппозиционной организации, Рахматулло Валиев.

«Но если контроль будет вести правительство, то это опять станет еще одним ненужным органом, от которого не будет пользы», - отметил он в интервью IWPR.
Support our journalists