Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СМЕРТЬ АФГАНСКОЙ ПОЭТЕССЫ ВЫЗЫВАЕТ МНОГО ВОПРОСОВ

Хотя муж Нади Анджуман утверждает, что он не виновен, ее смерть привлекла внимание международного сообщества к положению женщин в Афганистане.
By
, где студенты четвертого курса Гератского университета изучают язык и литературу, висит замок. Студенты не хотят входить туда и видеть пустое место, которое раньше занимала их однокурсница Надя Анджуман.



В свои 25 лет Надя уже была известной в Афганистане поэтессой. Ее первая книга «Цветы дыма» была только опубликована, и она надеялась на светлое будущее.



Однако, 4 ноября Надя умерла после стычки с мужем.



Точные подробности ее смерти никогда, наверное, не станут известными. Противоречивые свидетельства и отказ ее семьи разрешить вскрытие трупа означают, что тайна смерти Нади может быть навсегда похоронена вместе с ней.



По словам доктора Баракатуллы Мохаммади, руководителя отдела неотложной помощи гератской больницы, тело Нади было доставлено в больницу в 12.30 5 ноября. Во время осмотра был обнаружен ушиб у правого глаза, но не было никаких других повреждений, могущих вызвать смерть.



«Она не могла умереть от одного этого удара», говорит Мохаммади.



«Мы сказали семье Нади, что следует провести вскрытие, чтобы установить причину смерти, но они не согласились дать разрешение. Следовательно, причина смерти и нам неизвестна».



Ясно одно: смерть наступила в результате конфликта и насилия, являющихся неотъемлемой частью жизни многих афганских женщин.

27-летний Фарид Ахмад Маджид Мия, преподаватель филологии Гератского университета, за которого Надя вышла замуж за 15 месяцев до смерти, был арестован по обвинению в убийстве. Он страстно утверждает, что невиновен, заявляя, что Надя совершила самоубийство.



«Я любил Надю. Без нее я не вижу смысла жизни», заявил IWPR рыдающий Фарид во время интервью в своей тюремной камере.



Он не отрицает, что ударил ее. Фарид рассказывает, что вернулся домой поздно вечером 4 ноября, третий день исламского фестиваля Эйд, во время которого афганцы навещают друзей и родственников, отмечая вместе с ними окончание поста Рамадан.



«Надя была одета, готовясь идти в гости. Я ей сказал, что уже поздно и ей можно пойти только к сестре, она рассердилась и стала обзывать меня такими словами как «осел» и «сукин сын». Я ее сильно ударил», сказал он.



Через несколько часов, по словам Фарида, Надя вышла к нему и сказала, что выпила яд. «Она попросила позаботиться о нашем шестимесячном сыне. Пока мы добрались до больницы, она умерла».



Однако семья и друзья Нади не верят словам ее мужа.



«Фарид позвонил и сказал, что Надя выпила яд», говорит мать Нади, которая попросила не называть ее имени. «Однако, когда я приехала в больницу, я увидела ушибы на лице и шее Нади. Я на 80 процентов уверена, что она умерла от побоев мужа».



Она обвиняет мать Фарида, которая также арестована, в смерти дочери. После смерти Нади мать Фарида сбежала из дома.



Мать Нади категорически исключает возможность самоубийства. «Надя многого ждала от жизни. О самоубийстве она никогда не думала», сказала она, рыдая.



Близкая подруга поэтессы Нахид Баки также отрицает утверждения Фарида о том, что Надя приняла яд.



«Надя - очень религиозная девушка. Она всегда порицала тех, кто совершает самоубийства. Она говорила, что это противоречит Исламу», сказала Нахид.



По мнению Нахид, невозможно поверить, что Надя покончила с собой, оставив шестимесячного сына: «Надя так любила ребенка. Она каждый раз приносила нам его новые фото, чтобы показать, как он вырос. Ради него она бы все выдержала».



По мнению Нахид, Фарид оказался между женой и матерью. Она говорит, что к проблемам привела именно его слабость. Она также не верит, что убийство было умышленным.



«Мать Фарида хотела, чтобы он женился на другой», говорит Нахид. «Но он все же женился на Наде, и она возненавидела невестку».



Свекровь Нади постоянно проклинала и критиковала ее, стараясь настроить Фарида против нее.



«По-моему, Фарид виноват в том, что не сумел установить равновесие между женой и матерью», сказала Нахид.



Фарид согласен с нею.



«С Надей у меня проблем не было», говорит он. «Но она и моя мать постоянно ссорились».



«Мне было два года, когда умер мой отец. Мать воспитала меня, преодолев множество проблем. У меня тоже были проблемы, когда я решил жениться на Наде, но я не хотел сделать одну из них несчастной».



По афганской традиции, жена становится членом семьи мужа. Поэтому у Нади не было большого выбора. Ей пришлось жить с матерью Фарида, несмотря на натянутые отношения между ними.



«У меня был дом, была жена, ребенок», говорит Фарид со слезами, катящимися по его щекам. «Я был так счастлив. Я не хотел терять их».



«Если Надя и в самом деле умерла от того, что я ударил ее этой рукой, убейте меня или отрежьте руку», сказал Фарид и потерял сознание.



После ареста Фарид попытался покончить с собой, впрыснув в вену керосин из обогревателя в тюремной камере. Его немедленно отвезли в больницу, где он быстро поправился. Теперь он опять под стражей.



Мать Фарида была арестована за причастность к смерти Нади. Она отказалась говорить с IWPR.



Ни Фарид, ни его мать еще не предстали перед судом, но СМИ уже осудили их. Статьи с заголовками типа «В Афганистане избита до смерти известная поэтесса» уже появились в афганской и международной прессе, а министр по делам женщин Массуда Джалал заявила недавно на пресс-конференции, что Надю убил муж.



Двоюродного брата Фарида доктора Абдул Гани Навида раздражает порицающая его родственника пресса. Он сильно осуждает тех, кто, не ознакомившись со всей этой историей, обвиняет мужа.



«По конституции Афганистана, обвиняемый считается невиновным до обвинительного приговора суда», сказал он в беседе с IWPR. «СМИ говорят неправду. Никакой справедливости нет. Мы требуем, чтобы дело было рассмотрено как полагается».



От интервью отказался и руководитель отдела по контролю преступности провинции Герат, также как и адвокаты, которые заявили, что до принятия решения по этому делу они не могут свободно высказывать свое мнение.



Сурая Пакзад, руководитель гератской ассоциации «Недае-Зан» («Голос женщины»), уверена, что Надя самоубийства не совершала. «Я знала Надю. Просто нерпавда, что она совершила самоубийство».



Она также сказала, что такая смерть как у Нади - обычное дело для афганской культуры. В Герате сотни женщин умирают ежегодно из-за насилия в семье.



«Не проходит и недели, чтобы мы не ходили в больницу оплакивать тело женщины, умершей из-за насилия в семье», сказала она.



Салима Гафари, корреспондент IWPR в Кабуле. Хафизулла Гардеш, редактор IWPR в Афганистане. В написании статьи принимал участие также Вахидулла Амани.