Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СКУДНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ БОЕВОЙ ОПЕРАЦИИ В ДАГЕСТАНЕ

После крупной военной операции в горной местности нет никаких свидетельств об убитых или задержанных боевиках.
By Musa Musayev
, принесшая на удивление немногочисленные результаты, показала насколько плохо правоохранительные органы владеют ситуацией на Северном Кавказе.



Горстка людей, считающихся исламскими боевиками, которая отсиживалась в горах Дагестана, была окружена и подвергалась бомбардировке из российских артиллерийских установок и вертолетов на протяжении четырех дней на прошлой неделе. Несмотря на то, что вооруженная группа находилась в осаде солдат, милиционеров и спецназа, никаких следов убитых боевиков не было найдено после окончания операции, а российские силы понесли некоторые потери.



Боевые действия начались 3 января, когда милицейский патруль из трех человек попал под обстрел боевиков недалеко от сел Гимры и Шамилькала в горной области центрального Дагестана. Источник из местного отделения милиции сказал IWPR, что одному милиционеру удалось покинуть зону обстрела, а двоих позже нашли мертвыми.



Источник, не пожелавший разглашения своей фамилии, также сказал IWPR, что в последовавших за этим трехдневных боях участвовало около 1500 солдат российской армии и бойцов спецназа МВД при поддержке тяжелой артиллерии и боевой авиации.



По заявлению официальных лиц, этим силам противостояла маленькая группа из восьми боевиков. Однако, по сообщению исламского сайта Kavkaz Center, в боях участвовало по крайней мере 30 бойцов.



МВД Дагестана сообщило о пяти убитых боевиках, но их тела не были обнаружены.



По сведению МВД в эту группу входили лица, подозреваемые в недавнем покушении на заместителя министра внутренних дел республики, в результате которого погиб его сын. Среди боевиков предположительно был также один из лидеров подпольной группы «Шариат» Омар Шейхуллаев, обвиняемый в убийстве десятков сотрудников правоохранительных органов.



Сообщалось также, что боевики были блокированы со всех сторон в местности под названием Черный лес недалеко от поселка Шамилькала. По ним стреляли из тяжелой артиллерии и минометов, производили удары с воздуха. Однако, боевикам все-таки удалось уйти. Федеральные силы потеряли одного военнослужащего, десять человек были ранены.



После окончания боев был обнаружен большой уцелевший блиндаж, в котором были найдены компоненты для взрывного устройства, и сорок книг на арабском языке. По одной из версий блиндаж служил учебным центром, где готовили боевиков из числа местной молодежи. Позже он был взорван милиционерами.



«Мы заняли позицию у склона горы, но приказа приступить к активным действиям так и не получили. При концентрации таких больших сил наши действия могли привести к столкновению между своими. К тому же, информация о местонахождении боевиков была противоречивой», сказал IWPR дагестанский милиционер, принимавший участие в операции.



Он также пожаловался, что он и его коллеги никогда не получают командировочные за участие в подобных операциях и даже вынуждены приобретать ежедневный паек на свои деньги.



По словам Амира, одного из врачей больницы Унцукульского района, операция не имела особой поддержки местных жителей.



«Местное население сожалеет о том, что жертвами продолжающихся боев в этой необъявленной войне становятся молодые люди, - сказал он корреспонденту IWPR во время беседы по телефону. - Они недовольны действиями правоохранительных органов, чьи действия создают напряженность и массу неудобств. Если бы людей заранее предупредили, они могли бы покинуть свои дома. Военные и милиция ведут себя бесцеремонно, относятся к ним с недоверием. Когда в больницу привезли раненых солдат, нам не сообщили даже их фамилии. Вся эта спецоперация напоминала спектакль».



Движение в тоннели в Гимрах восстановлено, но милиция продолжает проверять документы водителей и вести проческу местности. В пресс-службе МВД Дагестана говорят, что спецоперация продолжается и делать заявления преждевременно.



Село Гимри знаменито тем, что является родиной имама Дагестана и Чечни Шамиля, который в XIX веке 40 лет возглавлял освободительную войну горцев восточного Кавказа против Российской империи.



Село расположено на солнечном склоне скалистого хребта. Хотя до столицы Дагестана Махачкалы отсюда всего 50 километров, прямой дорогой они связаны лишь с конца 80-х, когда тоннель длиной в 4.5 км был проведен сквозь гору, что сократило время в пути от пяти до одного часа.



Ситуация в Гимрах, населенном аварцами, самой многочисленной этнической группой в Дагестане, уже некоторое время остается напряженной. В ноябре, когда стали распространяться слухи о намечающейся военной операции в районе, встревоженные жители села обещали, что никакого противодействия властям при попытке задержания боевиков оказано не будет, и даже обязались указать на людей, известных своими экстремистскими взглядами. В декабре был даже убит один местный житель, оказавший вооруженное сопротивление при аресте.



Еще одним источником разногласий стала Ирганайская ГЭС, строительство которой, продолжавшееся 20 лет, уже подходит к концу. После возведения плотины, большая территория окажется затопленной.



Население пяти сел, которые будут затоплены, все еще ожидает от правительства нового жилья. Не решен вопрос и о выдаче им компенсаций. Озабоченность по этим вопросам вынудила жителей этих сел организовать 3 января акцию протеста. Они перекрыли дорогу, ведущую к месту строительства плотины. Местные жители говорят, что эта акция никак не связана со спецоперацией.



Заместитель председателя неправительственной организации Конгресс народов Дагестана Ибрагим Магомедов видит основную причину насилия в бедности.



«90 процентов молодежи Дагестана не знает, чем заняться. Профтехучилища давно закрыты из-за неукомплектованности. Никто не обучает будущих токарей, слесарей, трактористов. Образование далеко не всем по карману, - сказал он. - Видя, что власть ничего хорошего им не обещает, многие встают на путь бандитизма, отрабатывают деньги зарубежных спонсоров».



По мнению Магомедова, отсутствие громкого общественного протеста против насилия - показатель общественного настроения в Дагестане. «Теракты в других странах вызывают массовые акции протеста. А у нас полное безразличие, - говорит он. - Не было даже неформальных акций протеста во время захвата школы в Беслане или после взрывов в [дагестанских городах] Буйнакске и Каспийске».



«Это говорит о том, что население не поддерживает власть. Что это за спецоперация, когда целые полки, тяжелая артиллерия, техника, авиация воюют против восьми человек? Чтоб задержать пять боевиков разрушают танками дома, а оставшимся на улице жильцам правительство ничем не помогает».



Муса Мусаев, независимый журналист, Махачкала.