Скотокрадство в Казахстане

Древняя казахская традиция оживает в условиях экономического кризиса.

Скотокрадство в Казахстане

Древняя казахская традиция оживает в условиях экономического кризиса.

Шокан, фермер из Алматинской области, пас овец, когда к нему подъехали трое всадников.

«Подъехали трое на лошадях, говорят, продай барана. Я отказал, - рассказывает он. – Двое меня оттеснили в сторону, а один схватил первого попавшегося барашка - и на лошадь. Ускакали».

«А куда я побегу за помощью? Кругом ни души. Я даже не сопротивлялся, слышал, что стреляют сейчас из-за скота», - добавил он.

Шокан стал лишь еще одной жертвой преступлений новой (или наоборот, довольно старой) категории – скотокрадства, которая расценивается как прямой результат экономического спада в Казахстане.

По словам полиции, уровень скотокрадства резко вырос с падением экономики. Стремясь защитить скот, некоторые фермеры прибегли к вооруженной охране.

Участников таких налетов называют «барымтачи». Это название происходит от слова «барымта» - скотокрадство – преступления, еще до возникновения Советского Союза практиковавшегося казахскими кочевниками, тогда к этой практике прибегали во время междоусобиц.

Сегодня, когда времена кочевников давно прошли, слово «барымта» применяют для самых настоящих краж скота.

«Все несут, - говорит Шокан. – Кур, уток, индюков. Единственную лошадь у соседа украли».

Полковник полиции в отставке, попросивший не называть его имени, сказал IWPR, что возрождение скотокрадства стало последствием падения уровня жизни и увеличения безработицы в результате экономического кризиса.

«Стремление любыми путями прокормить семью толкает людей на кражи, в том числе и скота», - сказал он.

«Угнанный скот, как правило, разделывают где-нибудь в степи, подальше от населенных пунктов, чтобы легче было транспортировать. Мясо делят на части – часть в семьи, барымтачи в одиночку не работают – это минимум 3-4 человека, остальное на рынки в соседние населенные пункты», - объясняет он.

Скотокрады находят торговцев, которые не станут задавать много вопросов. «Мясо сдают по дешевке, в половину стоимости, поэтому торгаши закрывают глаза на его происхождение», - рассказал бывший сотрудник полиции.

Олег Иващенко, представитель МВД Казахстана, подтвердил, что уровень скотокрадства в стране растет, отметив, что количество краж скота с начала года по конец февраля выросло на 11%.

В одной из западных областей страны, Актюбинской, прокуроры сообщили, что за прошлый 2008 год показатель скотокрадства возрос на 70% по сравнению с предыдущим годом.

На заседании 3 февраля прокурор Актюбинской области Манарбек Садуов заявил, что ситуация может ухудшиться.

«В связи с мировым финансовым кризисом мы предвидим еще больший рост фактов скотокрадства, - передает слова Садуова информационное агентство “Казахстан сегодня”. – Экономический спад порождает безработицу, а безработица заставляет красть чужое имущество и скот».

Тысячи людей по всему Казахстану потеряли работу из-за закрытия различных компаний и организаций, так как банки отказали в такой же свободной выдаче кредитов, как раньше, и уровень коммерческого инвестирования падает.

Шокан был прав в своих опасениях, что преступники могли быть вооружены, как показал недавний инцидент. 6 апреля информационное агентство КазТАГ сообщило, что при раскрытии преступления, связанного со скотокрадством, погиб сотрудник полиции.

Олег Иващенко заявил, что полиция предпринимает все возможные меры для предотвращения преступлений, спровоцированных экономическим кризисом, и направит все силы на «проблемные места».

Когда преступников удается арестовать, наказания следуют строгие. В марте суд поселка Карагайлы в Карагандинской области приговорил четырех обвиняемых к тюремным срокам от 5 до 7 лет лишения свободы за угон табуна лошадей.

Агентство КазТАГ сообщило, что все лошади были возвращены владельцам.

Подполковник полиции Елена Кошарина, начальник управления языковой политики и информации ДВД Костанайской области, сказала, что необходимо отметить, что с ростом преступлений связанных с кражей скота, растет и количество раскрываемых случаев.

Она также высказала предположение, что в некоторых случаях фермеры сами не предпринимали достаточных мер для защиты скота.

Пресс–секретарь Министерства сельского хозяйства Талгат Маханов считает, что защита скота от угона дело - как полиции, так и самих фермеров. Например, все животные должны иметь идентификацию.

Отметив, что министерство не следит за проблемой угона скота, Маханов, однако, завил, что «фермеры сами должны обеспечивать охрану своих хозяйств. Конечно, мелким скотоводам приходится труднее».

Некоторые сельские жители берут это дело в свои руки, как рассказал IWPR фермер, живущий недалеко от Алматы.

«Во многих аулах жители сами стараются защитить свой скот. Аксакалы назначают охранников из молодых людей, и сельчане собирают деньги и платят им зарплату», - рассказал этот мужчина, не пожелавший назвать свое имя.

«Сейчас и чабаны без оружия не ходят. Если раньше ружье было нужно, чтобы от волков отбиться, то сейчас – чтобы от барымтачи», - добавил он.

Данияр Бахтагалиев, студент Казахского Национального Университета в Алматы.
Support our journalists