Скептицизм относительно реформы туркменских СМИ

Местные журналисты говорят, что президентский призыв к реформе будет оставаться бессмысленным до тех пор, пока он не разрешит истинную свободу слова в стране.

Скептицизм относительно реформы туркменских СМИ

Местные журналисты говорят, что президентский призыв к реформе будет оставаться бессмысленным до тех пор, пока он не разрешит истинную свободу слова в стране.

СМИ Туркменистана получили взбучку от лидера страны, который раскритиковал их материалы как скучные и неинтересные.

Выступая на встрече с туркменской интеллигенцией 19 января, президент Гурбанкулы Бердымухаммедов подверг резкой критике работу газет, телевидения и радио, заявляя, что большинство их программ производятся на скорую руку, имеют низкое качество и не интересны читателям, зрителям и слушателям.

«Основным недостатком программ национального ТВ, радио и газет является их оторванность от реальной жизни, от мыслей и чаяний людей, - сказал президент. – Журналисты должны серьезно задуматься над тем, как исправить ситуацию, начать мыслить и работать по-новому».

Другим показателем официального недовольства состоянием СМИ является тот факт, что президент 11 января освободил от занимаемой должности своего пресс-секретаря, Акмырата Худайбердиева по причине «отсутствия творческого подхода и жанрового разнообразия в СМИ».

Худайбердиев был заменен бывшим министром культуры и телерадиовещания Какагелди Чарыярдурдыевым, чью должность сейчас занял его заместитель Гулмырат Мырадов.

Несмотря на то, что действия президента, как может показаться, свидетельствуют о серьезности его намерения добиться определенных изменений в управляемых государством СМИ, местные журналисты выражают сомнение в том, что он собирается позволить что-либо, напоминающее свободу слова.

Государственные журналисты и пресса продолжают подвергаться жесткой цензуре, в то время как власти отказываются разрешать появление независимых СМИ.

В настоящее время, есть четыре государственных канала, национальная радиослужба, 24 национальных и местных газет, 16 журналов.

Однако последний всплеск критики со стороны Бердымухаммедова не является первым случаем выражения его недовольства деятельностью туркменских СМИ.

Он уволил двух министров культуры и сменил главных редакторов всех газет с момента его избрания президентом. Прошлым летом, Бердымухаммедов выделил в своей критике телевидение и радио, осуждая их за частое использование непроверенной информации при создании передач.

Пока же заметных изменений мало

«Все наши газеты на одно лицо, - говорит житель Ашхабада Перхат Сабиров, - потому что они перепечатывают только официальные материалы государственного информагенства «Туркмендовлетхабарлары». На телевидении и радио – то же самое. Большую часть эфирного времени занимают официальные сообщения, поздравления президенту».

Другой разочарованный зритель, пенсионерка из Дашогузского велаята, северной области, проработавшая тридцать лет учительницей русского языка и литературы, также соглашается с тем, что мало что изменилось: «В газетах и на экранах туркменского телевидения одно и то же – хвала президенту. Хотя проблем у нас очень много, ни в одной газете вы не найдете критическую статью или интервью на эту тему с представителем местной власти».

Однако некоторые наблюдатели СМИ распознают небольшие признаки прогресса в иначе не вызывающей оптимизма ситуации в медиа-сфере.
Один наблюдатель в Ашхабаде сказал, что он заметил небольшое улучшение качества информации, публикуемой в эти дни по сравнению со временем правления бывшего президента Сапармурата Ниязова.

По его словам, правительственная ежедневная газета «Нейтральный Туркменистан» стала «немного содержательной, чем при Ниязове, и более оперативно откликается на все события».

«Если раньше, например, информацию о заседании Кабинета Министров могли опубликовать через 2-3 месяца после события, то теперь на следующий же день выходит обширная информация, причем грамотно обработанная», - пояснил он.

Телезритель из Балканского велаята на западе Туркменистана говорит, что хотел бы видеть больше серьезных телепередач на общественно-политическую и социальную тематику, дискуссии и дебаты по злободневным проблемам, однако этого происходит.

Даже если журналистское освещение в стране становится несколько более информативным и своевременным, туркменским СМИ предстоит еще длинный путь до достижения настоящих изменений в культуре подвластной, подвергнутой цензуре журналистики, которая существовала в течение 15-летнего правления Ниязова и предыдущего советского периода.

«У большинства туркменских журналистов за годы ниязовского режима сформировался стереотип восхваления лидера нации, - сетует сотрудник государственного СМИ. – Хвалить президента по поводу и без повода стало журналистской болезнью, от которой пора избавляться».

Медиа-аналитики в Туркмении говорят, что наличие критики, исходящей из администрации президента – это еще не ответ. На деле, частью проблемы является существование веры в то, что все должно направляться и управляться верхами.

Вместо этого, по их словам, для улучшения работы журналистов необходимы системные либеральные реформы, создание частных СМИ, обеспечение творческой свободы и формирование журналистской среды, свободной от самоцензуры.

«Несмотря на то, что Бердымухаммедов требует от журналистов неординарных подходов, стереотип мышления «как бы чего не вышло» и самоцензура у редакторов оказываются сильнее, и они не спешат вводить новации», - считает туркменский журналист.

Опасение относительно потери работы или возможности быть арестованным за антиправительственные заявления научило журналистов быть осмотрительными в подготовке материала, и сообщать только о хороших новостях в Туркменистане.

По оценке ежегодного доклада «Свобода в мире» американской неправительственной организации Freedom House, опубликованного 16 января, Туркменистан является глубоко репрессивным государством.

“Свобода слова и печати строго ограничены правительством, которое контролирует все радио- и телевещания, а также печатные СМИ”, - говорится в докладе, описывающем ситуацию в 2007 году. “Альтернативные политические взгляды запрещены, даже умеренные формы критики президента”.

Наблюдатели медиа-сферы отмечают, что Президент Бердымухаммедов не предпринял никаких действий, ослабляющих его контроль над прессой, радио и телевидением. Он, как и прежде продолжает непосредственно назначать глав и главных редакторов туркменских СМИ.

Более того, несмотря на существующую самоцензуру, вся печать, аудио-, и видео-продукция продолжают подвергаться внешней цензуре специальной правительственной комиссией, которая должна обеспечивать неразглашение государственных тайн.

«СМИ и журналисты находятся под жестким контролем власти, - сказал IWPR на условиях анонимности один из сотрудников газеты «Туркменистан». – Любой подготовленный материал, вызывающий сомнение у главного редактора, отправляется либо сразу в корзину, либо в президенский аппарат для получения разрешения на публикацию, либо в профильное министерство для согласования или «гармонизации». И лишь после этой процедуры материал может появиться в печати. Однако чаще всего следует запрет на публикацию».

В качестве примера неполитических вопросов, остающихся под запретом, один из преподавателей Туркменского Государственного Университета привел то, как он пытался заинтересовать корреспондента местной газеты в собственной истории о том, что ему пришлось заплатить большие взятки докторам для лечения своей дочери. Корреспондент категорически отказался освещать это.

Сотрудница журнала «Демократия и право», издаваемого Институтом демократии при президенте Туркменистана, не удивлена такой реакцией.

«Но даже если представить невозможное, что такой факт разрешили опубликовать, и цензура это пропустила, представляете, сколько голов журналистов полетит - от рядового сотрудника до главного редактора», - сказал она.

Журналисты, у которых IWPR брал интервью в Туркменистане, сошлись во мнении, что реальные изменения в СМИ возможны лишь после истинной либерализации и ослабления контроля со стороны служб безопасности.

«Сегодня за каждым средством массовой информации закреплен куратор спецслужб, который ходит в редакцию как к себе домой, - возмущается один фотокорреспондент. – Откуда появится свобода и раскрепощение в подготовке материалов?»

(имена собеседников опущены в целях их безопасности)
Support our journalists