Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ШКОЛА ПОД УДАРОМ

Чеченские дети вынуждены учиться в брезентовых палатках, деревянных сараях и разбомбленных классах.
By

Существование и без того полуразрушенной системы образования Чечни поставлено под вопрос вопиющими фактами хищений во время 18-месячной войны, а также равнодушием со стороны российских властей.


В ноябре прошлого года федеральные власти заявили, что в республике работает 451 школа, а общее количество учащихся составляет 190 000. Упоминались также 11 техникумов и ВУЗов, включая Грозненский Институт Нефти (4500 студентов), Чеченский Университет (9800 студентов) и Чеченский Педагогический Институт (4200 студентов).


Московские министры остались довольны тем, что президентский указ о восстановлении экономического и социального сектора Чечни был направлен на решение самых насущных проблем.


Реальность, однако, была совершенно иной. Во время первой чеченской кампании было повреждено 285 и уничтожено 55 школ. В 1999 году ожесточенные бои на равнинной местности вывели из строя еще 165 учебных заведений.


Лишь малая часть этих зданий была отремонтирована или отстроена заново, а в остальных местах учителя вынуждены довольствоваться "времянками" и гуманитарной помощью.


В соседней Ингушетии, где, по подсчетам, до сих пор в палаточных лагерях и вагончиках живут 200 000 чеченских беженцев, ситуация со школами уже давно критическая.


Местные учебные заведения переполнены детьми беженцев, и многие работают в 2-3 смены. Гуманитарные организации пытаются облегчить ситуацию путем финансирования ингушских школ.


В станице Орджоникидзевская средняя школа "Омега", финансируемая ООН, приняла около 1000 учеников, а в Карабулаке представители гуманитарных организаций построили деревянные классы для детей, живущих в вагончиках по соседству.


Религиозная организация Армия Спасения открыла начальную школу в лагере беженцев Барт. Уроки здесь проходят в восьми палатках в три смены. Эту школу посещают более 550 ребят.


В то же время существует повальный дефицит учебников и учебных материалов. В Чечне в наличии имеется всего 30% требуемого количества, а в Ингушетии - 40%. Многие родители отказываются отправлять детей в школу из-за того, что не могут позволить себе купить им приличную одежду и обувь.


Помощь оказывают и частные лица. В этом году Краснодарские благотворители пожертвовали чеченским школам оборудование для компьютерных классов, а администрация Астрахани послала 150 парт и 300 стульев.


В самой Чечне одной из главных проблем остается безопасность учителей и учеников. Боевики считают, что учителя сотрудничают с российскими властями, хотя в то же время, даже на так называемых оккупированных территориях, школы не раз становились мишенями для бомбардировок федеральных войск.


Летом 2000 года была убита вместе со всей семьей директор грозненской средней школы №10 Ольга Климова, а в ноябре бандиты казнили ВУЗовского инспектора Людмилу Нецветаеву. В том же месяце в селении Ичхой-Юрт снайперы застрелили двоих сотрудников школы, когда те собирали хворост для отопления классов.


В конце прошлого года появилось несколько сообщений о том, что в ходе артобстрелов некоторым учебным заведениям в Шали и Мескер-Юрте был нанесен ущерб. 20 декабря пятеро учеников были убиты и еще четверо серьезно ранены, когда российские артиллерийские снаряды попали в здание Грозненского Пединститута. Этот инцидент вызвал массовые протесты, и несколько учебных заведений были временно закрыты.


Многие школы сталкиваются с серьезными проблемами поведения учащихся, чья психика травмирована войной. Многие затаили глубокую ненависть ко всему русскому и сопротивляются обучению чему-либо, связанному с Россией. Другим необходима срочная психологическая помощь.


Учителя по всей республике призывают к возвращению в школу традиционных ценностей, пропагандируя свою религию и национальную культуру. Они хотят, чтобы в начальных классах преподавался чеченский язык, а русский вводился только с четвертого класса.


Однако российские власти, явно равнодушные к проблемам образования в Чечне в целом, оказались весьма чувствительными к вопросам преподавания языка. И, пока Чечня находится на военном положении, школы будут оставаться под жестким контролем.


Муса Юсупов - независимый чеченский журналист.