Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Шеварднадзе В Очередной Раз Объявляет Войну Коррупции

Грузинское правительство в очередной раз объявляет войну коррупции, но и в этот раз это выглядит лишь хорошо продуманным сценарием.
By Zaal Andjaparidze

Борьбу с коррупцией в Грузии начали в семидесятых еще советские власти. А возглавить ее поручили Эдуарду Шеварднадзе, который, будучи тогда министром внутренних дел, был избран главой республики.


Желая завоевать популярность как среди простых людей, так и среди своих боссов в Москве, Шеварднадзе сразу же обратился к жестоким мерам. Не делалось никаких исключений. За свои грехи поплатились и близкие друзья, и соратники Шеварднадзе. Многим пришлось отсиживать долгие сроки в тюрме, некоторые были казнены. Мы очистим Грузию от коррупции, клялся секретарь ЦК КП Грузии Эдуард Шеварднадзе.


Несмотря на то воодушевление, с которым нынешний президент Грузии взялся за борьбу с коррупцией тогда, период его руководства республикой с 1972 по 1985 год считается временем расцвета коррупции в истории советской Грузии. Экономическая статистика манипулировалась, а взятки грузинским и российским должностным лицам стали обычным делом.


История повторяется. Как и тридцать лет назад, Шеварднадзе снова стоит перед той же проблемой в уже независимой Грузии. С его подачи был организован Антикоррупционный Координационный совет, который возглавил оптимистически настроенный Мириан Гогиашвили. "Моя главная цель состоит не в том, чтобы собрать политические дивиденты, а в том, чтобы остановить коррупцию", - сказал он. Но подобные высказывания в Грузии звучат не впервые.


Оправдывая свой оптимизм, глава нового координационного совета говорит о недавних расследованиях в энергетическом секторе, который согласно отчету грузинской контрольной палаты является самым коррумпированным сектором экономики страны. Несколько высокопоставленных должностных лиц оказались за решеткой, а другие были уволены.


Однако другой член Антикоррупционного Совета, Гиви Таргамадзе, не разделяет оптимизма Гогиашвили, признавая в интервью с ежедневной газете "Алия", что органы стоят перед почти непреодолимой задачей, и что он не думает, что имеется "хоть какое-либо основание для оптимизма".


Для нынешней администрации Шеварднадзе громкие скандалы - не новость. В прошлом году в результате специального расследования по бюджетному кризису 1999 года серьезной критике подверглось министерство финансов. Оказалось, что бывший министр финансов Давид Онопришвили предоставлял множество привилегий некоторым бизнесменам, которые, в свою очередь, предоставили свою полную поддержку шеварднадзевскому Союзу Граждан Грузии во время последних парламентских и президентских выборов. Речь идет о сумме порядка 10 миллионов долларов США.


"Если Вас интересует мое мнение относительно того, кто ответственен за бюджетный кризис, - сказал Леван Гамкрелидзе, глава комиссии занимавшейся этим расследованием, - оно однозначно: Союз Граждан Грузии."


В итоге бюджетные проблемы так или иначе были затушеваны, и после недолгой шумихи в парламенте скандал был забыт.


Но вслед за внутренними проблемами последовал и другие скандалы, в которых фигурировали и международные доноры. Особое внимание общественности привлек грант в 5 миллионах долларов, которые предоставило правительство Японии для проведения аграрной реформы. Идея проекта была такова, что на указанную сумму должны были быть закуплены оборудование и техника, прданы в рассрочку фермерским компаниям, а доход долженн был быть вновь инвестирован в сельскохозяйственный сектор.


Такова была схема. Однако приобретенная техника была плохого качества и слишком дорога для последующей реализации. Замминистра сельского хозяйства и пищевых продуктов Гурам Дидбаридзе и руководитель департамента по внешним связям того же министерства Алеко Какашвили были уволены и обвинены в "нецелевом использовании гранта". Суд счел, однако, собранные прокуратурой доказательства недостаточными и дело было отослано на доработку. Дело еще не закрыто, но наблюдатели предполагают, что о нем никогда больше и не заговорят.


В стране циркулировали также слухи о том, что должностные лица из сельхозминистерства требовали у подрядчиков сельскохозяйственного оборудования выплаты вдвое большего процента от цены закупки в качечиве первого взноса, нежели обговоренные 25%. Предоставить какие либо доказательства оказалось практически невозможным, к тому же многие из компаний, оплатившие эти суммы, оказались банкротами. То есть, в результате, деньги попросту исчезли.


Бороться с коррупцией в Грузии трудно и потому, что она стала нормой жизни в стране. Сталкивающиеся с бюрократическими проволочками люди предпочитают заплатить определенную мзду за, к примеру, включение телефона или получение паспорта, нежели тратить силы и время на обивание порогов всевоэможных чиновников. Да и сами бюрократы вносят свой вклад в поддерживание такой системы, когда они берут взятки у населения, отстегивая часть вышестоящим начальникам и так далее.


Сталкиваясь лицом к лицу с таким положением дел, перестаешь понимать, что же можно сделать. Действительно, Антикоррупционный Совет разработал множество предложений, но Парламент, судя по всему, не склонен принимать ни одно из них.


"Полномочия Совета совершенно не определены, - считает член Совета Таргамадзе, - власти говорят, что они не ограничивают его деятельности, но в реальности мы лишены возможности сделать хоть что-нибудь".


Когда министр юстиции Михаил Саакашвили предложил конфисковать собственность людей, обвиненных в коррупции, парламент его же обвинил в популизме и отказался от подобных шагов.


Даже когда дело все-таки доходит до суда, дела о взяточничестве рассматриваются не беспристрастно. Специальная Комиссия под юрисдикцией Верховного суда рассмотрела 89 случаев, в которых имело место злоупотребление служебным положением. Восемь государственных чиновников были уволены, к другим применены дисциплинарные взыскания.


15 августа Шеварднадзе объявил, что результаты деятельности Координационного Совета будут обнародованы в течении двух недель. Уже сейчас он признал, что речь пойдет о коррумпированности чиновников во всех ведомствах.


Большинство независимых аналитиков предполагают, что о реальных результатах можно будет говорить только тогда, когда это станет выгодным персонально президенту и его ближайшему окружению, и, что в действительности нен стоит ожидать каких-либо результатов в борьбе с коррупцией.


Бывший председатель Конституционного Суда Грузии Автандил Деметрашвили так же настроен скептически. "Судья может быть беспристрастным в той мере, в которой сам и пожелает", - говорит он. Другими словами, пока труд судей не будет оплачиваться по достоинству, вряд ли можно будет говорить о их беспристрастности.


Многие уверены, что проблему взяточничества можно будет решить только в том случае, если сверху будет исходить реальная инициатива. Таргамадзе упорно настаивает на том, что единственный, кто сможет победить коррупцию в стране - это президент, старый и активный участник множества антикоррупционных кампаний.


По мнению независимого наблюдателя "Антикоррупционный Совет с его сегодняшними полномочиями не сможет ничего добиться, потому что ответственность начинается сверху. Реформы имеют шанс, только если на то будет политическая воля".


МВФ и Всемирный банк настаивают на борьбе с коррупцией, переговоры продолжаются. Нам же остается только ждать, перейдут ли власти от слов к делу или слова остануться только словами...


Заал Анджапаридзе - независимый журналист, Тбилиси.