Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ ТЕРПИТ ПОРАЖЕНИЕ В 'СПИРТОВОЙ' БОРЬБЕ

Москва отняла у Северной Осетии поступления с акцизного налога на алкогольные напитки, в результате чего в бюджете республики образовалась "дыра".
By

В Северной Осетии большое похмелье начал действовать новый указ российского правительства о поступлениях от налогообложения спирта и водки.


Суть указа в том, что все поступления от акцизного налога на спирт и водку должны направляться в федеральный бюджет, а не оставаться как раньше "на местах". Указ стал реально применяться на практике с января нынешнего года, и особенно разрушительные последствия этого наблюдаются в Северной Осетии, где более 60% всех бюджетных поступлений приходилось на суммы, мобилизуемые в качестве налога на производство спиртных напитков.


Проведение указа в жизнь началось еще в прошлом году и, соответственно, сказалось на данных по итогам выполнения федерального бюджета 2002 года, которые включают дополнительные 1.3 млрд. рублей (более 40 млн. долларов) суммы от налогообложения алкогольных напитков. Согласно прогнозам на текущий год, этот показатель должен составить 2 миллиарда рублей - огромная сумма, исходя из того, что бюджет республики 2003 года запроектирован на уровне 4.4 млрд. рублей.


Прибыльный алкогольный бизнес был в числе факторов, благодаря которым Северная Осетия стала одной из наиболее продвинутых в экономическом плане республик Северного Кавказа региона, где широко распространены бедность и безработица.


Теперь местные власти хотят, чтобы Москва компенсировала нанесенный местному бюджету огромный ущерб посредством увеличения размера федеральных субсидий. "Конечно, новые правила создадут нам трудности в управлении нашими финансами, однако очевидно, что чем больше Москва берет, тем больше она должна давать", - заявил в беседе с корреспондентом IWPR советник президента Северной Осетии по экономическим вопросам Батырбек Гадзаов.


До распада Советского Союза в 1991 году в Северной Осетии функционировал только один завод по производству алкогольных напитков. Но после отмены государственной монополии на производство этого профиля республика быстро освоилась на рынке.


Долгое время через Северную Осетию проходил основной транзитный маршрут следовавшей из Южного Кавказа алкогольной контрабанды. После того, как в 1998 году рубль претерпел девальвацию, число местных производств алкоголя на территории республики резко увеличилось.


По словам профессора экономики государственного университета Северной Осетии Ноха Токаева, на сегодняшний день в республике действует 18 крупных заводов, выпускающих алкогольную продукцию, и двенадцать из них "серьезно заняты производством спиртных напитков как товара".


Токаев считает, что возникновение алкогольного бума в республике было вполне логическим. "У нас были давно-устоявшиеся традиции, естественные ресурсы как, например, хорошая вода и отмена государственной монополии, а отсюда и результат бум водочного производства".


Однако республика стала слишком уповать на этот источник наличности, не заботясь о его иммунитете против новых экономических веяний.


Глава комитета по вопросам бюджетной политики североосетинского парламента Георгий Козаев винит власти в том, что они не подготовились к этому изменению в законодательстве. "Было ясно, что рано или поздно Москва заберет наши доходы от налогообложения алкогольной продукции, но правительство Северной Осетии не сделало ничего существенного, чтобы уменьшить зависимость местной экономики от производства спиртных напитков", - сказал он IWPR.


По мнению Козаева, новый указ противоречит российскому налоговому кодексу, согласно которому половина налоговых поступлений должна оставаться в региональном бюджете. "Но, боюсь, теперь мы ничего не можем сделать, поскольку только семь - десять регионов в составе Российской Федерации могут быть заинтересованы в отмене этого указа, тогда как остальным 80 он только на пользу".


В конце прошлого года президент Северной Осетии Александр Дзасохов посетил Москву, чтобы попытаться убедить федеральные власти оставлять в распоряжении североосетинского бюджета хотя бы часть поступлений с акцизного налога на водку, однако, по всей видимости, миссия не удалась.


Теперь Северной Осетии не избежать бюджетных "заморочек". Предполагается, что около трех четвертей годового бюджета будут составлять прямые трансферты из Москвы.


По словам эксперта Токаева, Москва обещала полностью компенсировать Северной Осетии потерю поступлений, однако на деле вернула лишь половину того, что взяла. "Российское правительство намерено стать распорядителем налоговых поступлений со всех прибыльных секторов промышленности. Я предвижу, что в конечном итоге они не преминут попытаться национализировать наши алкогольные производства", - заключил он.


Президентский советник Гадзаов посетовал: "Мы не можем бороться с решениями федеральных властей, однако подобными действиями они подрывают стремление регионов развивать местное производство.


В связи с потерей поступлений в бюджете нынешнего года на 400 млн. рублей была сокращена статья расходов. И это без учета долга в размере 2 миллиардов рублей, который республика все еще не выплатила своим кредиторам. В числе кредиторов и Европейский Банк Реконструкции и Развития. Он профинансировал неудавшийся проект строительства завода по производству кукурузных семян. Сумма предоставленной им помощи составила 12 миллионов долларов.


"У нас нет перспективы получения каких-либо значительных отчислений из правительственных источников. Нам остается заниматься микро-проектами и привлекать частные инвестиции", - говорит Руслан Агкалаев, директор североосетинского агентства по развитию малого и среднего предпринимательства.


Но, как полагают многие аналитики, каким бы не был политический курс, свободе водочного производства пришел конец. "Теперь мы не заинтересованы в развитии нашей алкогольной промышленности. Все, что мы отсюда имеем, это отходы в наших реках", - говорит Козаев.


Валерий Дзуцев, корординатор IWPR во Владикавказе