Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ: ПРОКЛЯТИЕ НЕЛЕГАЛЬНЫХ АБОРТОВ

Консервативное общество вынуждает беременных женщин, не состоящих в законном браке, идти на опасные для здоровья подпольные аборты.
By Yana Voitova
24 года. Ее друг не знает о том, что она ждет ребенка. "Я скорее умру, чем признаюсь ему, а взамен услышу, что он отказывается от меня", - говорит девушка. Срок беременности - 3 недели. Врач дает ей несколько дней на то, чтобы решить, оставлять ребенка или делать аборт.



По данным отдела медицинской статистики при министерстве здравоохранения Северной Осетии, в 2004 году было сделано 5150 абортов, в 2005 году - 4864. По словам главного врача акушера-гинеколога республики Кокоевой Светланы, количество абортов понижается с каждым годом. При этом, говорит она, в Осетии делается гораздо меньше абортов, чем в центральной России.



В Северной Осетии общество более консервативно, чем в других российских регионах. Поэтому не вызывают сомнения слова одного гинеколога, который, отказавшись назвать свое имя, заявил IWPR, что на каждые три легальных аборта приходится один неофициальный.



Из конфиденциального источника IWPR стало известно, что в Северную Осетию приезжают делать аборт и девушки из соседних республик. Их бывает не меньше 200 в год. Причина, как правило, не меняется - женщины боятся, что в их родном городе, они, придя в больницу, встретятся там с кем-нибудь из родственников.



Пик абортов, по словам гинеколога со стажем Гуцаевой Таиры, приходился на времена Советского Союза. «Тогда о предохранении в России говорить было стыдно, а уж тем более в Северной Осетии», - сказала она. Тот факт, что случаев искусственного прекращения беременности стало меньше, она связывает с большей осведомленностью общества о способах предохранения.



По российскому законодательству, законным признается аборт, сделанный при сроке беременности до 12 недель, но в определенных условиях аборт может не считаться нарушением закона и при большем сроке.



Многие в Северной Осетии к абортам относятся неодобрительно. Заместитель председателя осетинского совета старейшин «Стыр Ныхас» Таймураз Хутиев – ярый противник этой медицинской услуги. «Я неоднократно подчеркивал, что нас должен беспокоить генофонд нации, - говорит он. – Может, я и скажу грубо, но аборт – это настоящее нарушение. Подвергать себя такой операции – значит совершать преступление».



«И нужно жестоко судить тех, кто делает его на дому, на больших сроках, кто не отговаривает матерей от этого шага, думает не о будущем нации, а о наживе. Я, конечно, не говорю о тех случаях, когда женщина вынуждена по медицинским показателям прервать беременность».



Социальное давление становится причиной того, что незаконные аборты производятся на дому и в некоторых случаях имеют летальный исход.



Статистики смертей в результате абортов, произведенных в несоответствующих условиях, не существует. Известно об одном таком случае. Нине было больше 30 лет. Своего единственного ребенка она воспитывала одна – он был еще совсем маленьким, когда она развелась с мужем. Забеременев опять, Нина надеялась, что ее друг женится на ней. На пятом месяце беременности она поняла, что замуж ее не берут, и решилась сделать аборт. Дома.



Нина умерла от сильного кровотечения. Произошло это год назад, но до сих пор этот случай вспоминают многие гинекологи. При этом они утверждают, что такое случается редко.



Статистика показывает, что лишь немногие женщины в Северной Осетии решаются рожать ребенка без законного супруга. Согласно данным республиканского ЗАГСа, из 1278 детей, рожденных в первые месяцы 2006 года, лишь 66 детей матерей-одиночек.



"Если бы моя дочь забеременела, я не знаю, как пережила бы это, - говорит жительница Владикавказа Инна. - Я, наверное, отправила бы ее в село, к моей матери, подальше от моих соседей и их языков".



Поэтому не удивляет решение Анжелы делать аборт. Ее друг, узнав о том, что она беременна, молча дал ей денег и отвез в больницу. На предложение гинеколога посоветоваться с родителями Анжела отреагировала слезами - она боится, что мать просто выгонит ее из дому, узнав о беременности.



На вопрос врача, нельзя ли было предохраняться, девушка краснеет. "Я не могу себе даже представить, как захожу в аптеку и покупаю презервативы, - говорит Анжела. - А вдруг продавщица окажется нашей дальней родственницей, с которой я потом на каких-нибудь торжествах встречусь".



«Менталитет республики не позволяет молодой девушке открыто говорить о своей половой жизни и приобретать контрацептивы. Поэтому основная часть абортов приходится именно на незамужних девушек», - сказала врач Гуцаева.



Частично именно из-за этой атмосферы секретности аборты, оказывается, могут быть прибыльным бизнесом в Северной Осетии.



«Обычно за аборты на поздних сроках беременности берутся опытные гинекологи. Стоит такая операция от 1000 рублей, - говорит Наташа, которая до свадьбы делала у своего знакомого врача два аборта, один из них на позднем сроке. - Врачи, занимающиеся криминальными абортами, живут достаточно обеспеченно. Их заработок не бывает меньше 1000 долларов в месяц (это при средней зарплате владикавказцев в 150 долларов)».



"Аборт будете делать"? – был первый вопрос врача к 26-летней Алесе. Она замужем и пришла к врачу на обследование.



"Чему удивляетесь? - говорит медсестра Залина. - Врачам платят мало, а девушки сейчас с 16 лет половую жизнь ведут. И зачем им ребенок в таком возрасте нужен? Вот и помогаем мы им, делая аборт. А то, что замужним вопрос о прерывании беременности задаем, так это так, по инерции".



На рассмотрение Госдумы России уже представлен законопроект о внесении в соответствующие законодательные акты изменений и дополнений, направленных, "на защиту жизни нерожденных детей".



Но, по словам психолога Дианы Бидеевой, вернуться к прошлому в смысле законов об абортах сейчас невозможно.



"Женщины сегодня идут в бизнес, в политику. Для многих из них семья перестала быть главным в жизни, - говорит Диана. - Вот и избавляются женщины от нежелательной беременности. Запретить сегодня аборты - значит породить новый всплеск преступлений. Женщины начнут обращаться к подпольным гинекологам, опять будут летальные исходы. Начнется рост числа брошенных детей.



«Но в законе о запрете абортов на более поздних сроках тоже есть своя правда. Ведь пора же уже научиться быть ответственным. Неужели так трудно научиться предохраняться. Понимаю, в Осетии тяжело говорить о сексе, о проблемах, о контрацепции. Но здоровье свое и своего будущего потомства дороже всяких предрассудков".



Яна Войтова, независимый журналист, Владикавказ.