Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Северная Oсетия: недетские игры

Гуманитарные организации пытаются с помощью театра уберечь детей от опасности, которую представляет огромное число мин и неразорвавшихся бомб в Чечне.
By

Прошлым летом в Грозном Ислам Лечаев играл с друзьями на улице. Один из мальчишек поднял с земли какой-то ярко раскрашенный предмет. Это была мина. В результате взрыва пятеро детей были убиты, а двенадцатилетний Ислам лишился обоих глаз и руки.


Ислам один из сотни детей, которые лечились в больницах Владикавказа - столицы Северной Осетии. Все эти дети пострадали от мин в соседней Чечне. Некоторые считают, что мины установили русские, другие - что чеченцы. Больничный персонал не только лечит этих детей и помогает им освоиться с протезами, но и пытается залечить душевные раны маленьких пациентов.


Дети улыбаются и кажутся сильными, по их виду не скажешь, что они чем–либо отличаются от обычных детей. Но что на самом деле творится в голове Ислама, когда он улыбается сквозь прорези наложенных бинтов? Невозможно спокойно смотреть на то, с каким самообладанием переносят эти дети выпавшие на их долю страдания.


Организация Красного Креста и UNICEF многое сделали для того, чтобы то, что случилось с Исламом и его друзьями, больше не повторялось. Пока Чечня остается военной зоной, рассчитывать на разминирование территорий не приходится. Поэтому эти организации стараются предупредить детей об опасности всякого рода боеприпасов, которые буквально валяются под ногами не только в самой Чечне, но и в соседних Ингушетии и Дагестане.


Пока неясно, сколько в Чечне мин, но, согласно отчету организации изучения войны Jane’s, еще в 1998 году на каждого жителя в республике с 600000-ным населением приходилось по две мины. Было отмечено, что сконцентрированы они были вокруг гражданских объектов, полей, пастбищ и вблизи водоемов. Очевидно, что все эти мины предназначались для гражданского населения.


Но хуже всего, что дети все чаще подрываются на минах, некоторые из которых к тому же похожи на игрушки, как, например, зеленая PFM-1, мина –бабочка.


По данным Детского Фонда ООН с 1994 года из 7000 жертв противопехотных мин, которым в результате увечий понадобились протезы, женщины и дети составили больше половины.


Тревожную информацию об инцидентах с минами рассказали IWPR главы двух деревень в Чечне: в феврале 2000 года двое подростков подорвались на мине, к гибели их привело обычное детское любопытство. Подобный инцидент произошел и летом 2000 года. Мальчик пас скот, когда он заметил несколько блестящих шаров. Он коснулся одного из них, последовал взрыв, в результате мальчик лишился руки.


UNISEF, WHO и HALO Trust, (последняя руководила разминированием на территории Чечни перед второй Чеченской войной), разработали несколько механизмов подготовки гражданских лиц к опасностям, которые представляют собой противопехотные мины.


Кроме распространения литературы и обучения сотен должностных лиц, в Чечне были организованы мобильные театры, в которых десятки актеров дают короткие представления об опасностях мин.


Был создан и кукольный спектакль по мотивам национального фольклора о том, как чеченский сказочный герой Чирдиг отправился в волшебный мир за живой водой для умирающей бабушки. По пути Чирдиг преодолевает множество опасностей, таких как противопехотные мины и неразорвавшиеся снаряды.


Спектакль был поставлен в Ингушетии и показан чеченским детям в лагерях для перемещенных лиц на Северном Кавказе, и в самой Чечне.


Все эти инициативы направлены также и на то, чтобы проинформировать пострадавших о имеющихся возможностях лечения. "Многие инвалиды просто не понимают, что мы можем им помочь," - сказала Аида Айларова, координатор регионального программы UNISEF по информированию о минной опасности.


В обозримом будущем ей придется иметь дело со многими детьми, такими, как Аслан Султанханов, который наступил на мину недалеко от собственного дома в деревне Шалажи Урус-Мартановского района Чечни.


У Аслана до бедра ампутированы обе ноги. "Я не помню, что было в первые три дня после ранения," - рассказывает он. - "Тогда я думал только о том, как успокоить близких, которые плакали и кричали сутки напролет."


Валерий Дзуцев - постоянный корреспондент IWPR, Владикавказ, Северная Осетия