САММИТ ОБСЕ МОЖЕТ ЗАСТАВИТЬ КРЕМЛЬ ЗАНЯТЬ БОЛЕЕ МЯГКУЮ ПОЗИЦИЮ

Попытки России "разрешить" чеченскую проблему силовым методом подвергались критике с самого начала военных действий в Чечне. Вряд ли Кремль сможет проигнорировать эту критику, так же упорно, как это делают военные.

САММИТ ОБСЕ МОЖЕТ ЗАСТАВИТЬ КРЕМЛЬ ЗАНЯТЬ БОЛЕЕ МЯГКУЮ ПОЗИЦИЮ

Попытки России "разрешить" чеченскую проблему силовым методом подвергались критике с самого начала военных действий в Чечне. Вряд ли Кремль сможет проигнорировать эту критику, так же упорно, как это делают военные.

Monday, 21 February, 2005

С первых же дней после того, как ответственность за проведение взрывов в жилых домах, которые произошли в ряде российских городов была возложена на «чеченских террористов» и были одобрены ответные военные действия, Кремль намеренно уклонялся от прямого ответа на вопрос, как далеко может пойти армия чтобы решить чеченскую проблему.


Изначально премьер-министр Владимир Путин говорил только о создании санитарного кордона вдоль границы Чечни, который бы отделял республику от прилегающих к ней регионов России.


Когда российские войска пересекли границу Чечни, эта идея получила широкую поддержку со стороны российских политиков и населения. Но вскоре разговоры об ограниченных военных действиях и создании санитарного кордона сменились заявлениями агрессивных политиков об "освобождении чеченской территории".


Несмотря на призывы чеченских властей сесть за стол переговоров, все больше укреплялось мнение, что проведение переговоров с ними невозможно. Президент Чечни, Аслан Масхадов, на прошлой неделе внось предпринял попытку призвать президента России Бориса Ельцина у переговорам, но по всей видимости его голос снова не был услышан.


Позже представители российских войск заявили, что они захватили второй по величине город Чечни - Гудермес. В настящее время военные действия идут полным ходом и похоже, что войска пойдут на все, чтобы осуществить, все еще не достигнутую, главную цель - разгром вооруженных повстанцев, удерживающих позиции в горных районах республики.


В отличии от первой войны в Чечне, российскому правительству приходится реагировать на катастрофическое положение чеченских беженцев, прибывших в соседнюю Ингушетию. По данным чеченских властей во время боевых действий, которые продолжаются вот уже более двух месяцев, погибло более 4100 людей и ранено 8500. Растет и давление со стороны международной общественности.


В связи с приближением саммита ОБСЕ в Стамбуле, 18-19 ноября, министр иностранных дел России, Игорь Иванов, не может оставить без внимания озабоченность, выраженную этой организацией по поводу ситуации в Чечне.


В пятницу Иванов встретился с Кнутом Воллебеком, министром иностранных дел Норвегии и главой ОБСЕ для того, чтобы обсудить - и снова отклонить - требования региональной организации отправить миссию ОБСЕ в регион конфликта. Среди международных организаций именно ОБСЕ была дана возможность сыграть главную посредническую роль во время предыдущего чеченского конфликта. Политический вес саммита определяется и тем, что и президент Ельцин, и президент США Билл Клинтон подтвердили свое участие в нем.


Российские официальные лица вполне допускают, что во время всречи в Стамбуле "анти-российские круги" Запада могут подвергнуть серьезной критике Россию и действия ее правительства. Представители Соединенных Штатов обвиняют российские войска в нарушении Женевской Конвенции в отношении ведения войны. Путин решительно опровергает это обвинение.


Министр обороны России пошел еще дальше, обвинив США в раздувании Чеченского конфликта. Выступая по российскому телевидению от сказал, что "это в национальных интересах США, чтобы на территории Северного Кавказа не угасал очаг военного конфликта".


Но Кремль хорошо, понимает, что ему не обойтись без некоторых жестов доброй воли. Отсюда и визит министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу для инспекции положения беженцев и его первоначально обнадеживающие слова.


Более 200 000 человек из числа русского и чеченского гражданского населения покинули Чечню, большинство из них сейчас находятся в Ингушетии в очень тяжелых условиях. Президент Ингушской республики Руслан Аушев постоянно подчеркивает, что республика не справляется с потоком беженцев.


За поездкой Шойгу последовало заявление Российского правительства о том, что оно намерено принять участие в разрешении "проблемы» беженцев". Шойгу и Иванов провели также встречу с группой послов стран большой семерки, чтобы дать разъяснения о положении в Чечне.


Кремль и правительство меньше всего волнует общественное мнение в самой России. Лидер умеренной партии Яблоко, Григорий Явлинский, на этой неделе пытался убедить российские власти остановить бомбардировку населенных пунктов в Чечне и создать условия для переговоров с президентом Чечни Асланом Масхадовым.


Среди общественности России поддержка для проведения военных действий пока еще сильна, но вряд ли это будет продолжаться долго. Аналитики, близкие к Явлинскому, в том числе и директор московского центра стратегических исследований, Андрей Пиянтковский, высказывают мнение, что те политические партии, которые первыми начнут призывать к прекращению войны, смогут обеспечить себе политический выигрыш в будущем.


Явлинский, известный экономист, партия которого опирается на поддержку 11 % электората, является кроме того одним из кандидатов в президенты во время президентских выборов, запланированных на июнь 2000 года.


В настоящее время, однако, нет оснований говорить о сокращении военных операций России в Чечне, по крайней мере, в ближайшее время.


К тому же, в последнее время, значительно возросла политическая роль главнокомандующих российской армии. Некоторые из высших чинов в министерстве обороны откровенно высказывались о том, что они не хотят вмешательства политиков в ведение или сокращение проводимых военных операций до тех пор, пока они «не одержат полной победы».


В политических кругах Москвы Путин не считается политиком, который может оказать влияние на армию. На это может пойти только Ельцин, да и то только в том случае, если он посчитает, что продолжение войны наносит ущерб его личным политическим планам. Может быть после стамбульского саммита он сможет лучше оценить сложившуюся ситуацию.


Виталий Портников - военный обозреватель, Москва.


Support our journalists