Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

САМАЯ БОЛЬШАЯ УГРОЗА МИРУ – НИЩЕТА

Все политические силы Таджикистана должны объединить свои усилия в восстановлении разрушенной войной экономики. Только тогда страна сможет смело смотреть в будущее.
By Rashid Abdullo

Прошло уже пять лет, как окончилась кровопролитная гражданская война в Таджикистане, но хрупкому миру в стране по-прежнему угрожает плачевное состояние ее экономики.

По данным ООН, не менее 80% населения страны находится за чертой бедности. Минимальная заработная плата составляет около пяти сомов (2 доллара) в месяц, а стоимость минимальной потребительской корзины – примерно в десять раз выше.

По мнению спецпредставителя Генерального секретаря ООН по Таджикистану Иво Петрова, высказанному в интервью корреспонденту IWPR, «самым большим вызовом стабильности Таджикистана является его экономическое положение».

Кризис в стране продолжается вот уже более 10 лет. После распада СССР в 1991 году Таджикистан остался без государственных субсидий, составлявших к концу 80-х примерно 40% валового внутреннего продукта.

Затем в молодом независимом государстве резко сократилось промышленное производство, так как исчезли традиционные рынки сбыта таджикских товаров.

После этого разразилась гражданская война, унесшая десятки тысяч жизней, оставившая полмиллиона таджиков без родины и осиротившая более 60-ти тысяч детей.

Сжигались целые деревни и хозяйства. Обе стороны конфликта возводили укрепления и блокпосты, фактически препятствуя сохранению и развитию экономических связей между регионами и, таким образом, усугубляя упадок экономики. Общий размер ущерба, нанесенного гражданской войной, оценивается в 7 млрд. долларов – невероятная сумма для страны с населением всего 6,5 млн. человек.

Но на этом беды Таджикистана не закончились. Три года засухи сменились проливными дождями, смывшими все посевы, особенно в Хатлонской области на юге страны.

Выступая на заседании парламента этой весной, президент Таджикистана Эмомали Рахмонов оценил ущерб от засухи в 800 млн. долларов, что в несколько раз превышает годовой бюджет страны.

Академик Талбак Назаров подчеркивает, что хотя ВВП Таджикистана вырос с 1,7 процента в 1997 г. до 10,2% в 2001 г., он все еще вдвое меньше, чем был в тот момент, когда республика объявила о своей независимости.

В 2001 году ВВП Таджикистана составил всего 41% от уровня 1991 года, промышленное производство – 42%, а сельское хозяйство – 73%. При этом в течение прошедшего года произошло дальнейшее падение промышленного производства, и теперь оно составляет всего 18% от уровня начала 90-х.

В стране – повальная безработица. Согласно официальным данным, в Таджикистане всего 6% населения не имеет работы, но речь идет лишь о зарегистрированных безработных. Независимые эксперты полагают, что реальная цифра может доходить до 60-ти процентов. С наступлением весны около миллиона таджиков ежегодно отправляются на сезонные заработки в Россию и другие страны СНГ. Многие уезжают насовсем.

Никакого улучшения пока не предвидится. Положение усугубляется еще и огромным разрывом в благосостоянии между различными областями страны. При том, что у власти в основном находятся представители юга, южные области Таджикистана сильно отстают в развитии от северных.

Как известно из истории, северные районы Таджикистана вошли в состав Российской империи во второй половине 19-го века, когда российская экономика переживала подъем. В результате вместе с остальной частью империи бурными темпами стал развиваться и север Таджикистана. Южные и восточные провинции в это время оставались самыми отсталыми областями Бухарского эмирата.

В советское время многое было сделано для развития южных областей Таджикистана. Возникло современное сельское хозяйство. Была создана относительно прочная индустриальная база. Повышение уровня жизни вызвало резкий рост населения.

Однако возросшее значение юга никак не отразилось в коридорах власти, где по-прежнему господствовали представители севера.

Первыми вызов действующему режиму бросили исламские боевики на востоке страны. С распадом СССР их группировки, воспользовавшись всеобщей неразберихой, начали борьбу против северян, лишившихся традиционной поддержки Москвы.

Одновременно определенные силы на юге страны, выступая против превращения Таджикистана в исламское государство, решили также воспользоваться ситуацией и перераспределить власть в стране в свою пользу.

Разгорелась полномасштабная гражданская война, захлестнувшая всю страну, кроме самых северных областей, отделенных от остальной части Таджикистана горными хребтами.

В результате конфликта власть в стране перешла в руки южной политической элиты, но север сохранил за собой экономическое превосходство, и такое положение сохраняется по сей день.

Из четырех основных областей страны лишь одна – Согдийская на севере Таджикистана - пополняет бюджет.

Эксперты считают, что подобный дисбаланс способен в любой момент вызвать новое кровопролитие – не менее серьезное, чем предыдущее. Большинство наблюдателей сходятся в том, что для сохранения столь дорого доставшегося стране мира и во избежание новых конфликтов таджикскому руководству следует одновременно сконцентрировать усилия на выводе южных районов страны из экономического кризиса и предоставить северу больше полномочий в управлении страной. При этом южной политической элите необходимо отказаться от своего местнического менталитета и мыслить общенациональными категориями.

«Мир установлен, но для упрочения стабильности в Таджикистане предстоит решить еще массу важнейших экономических, социально-политических и гуманитарных проблем», - сказал советник президента по внешнеполитическим вопросам Иброгим Усмон в интервью корреспонденту IWPR.

Процесс будет долгим и трудным, но у региональных политических сил Таджикистана нет иного выбора. Без диалога, компромисса и внимания к урокам прошлого у страны нет будущего.

Рашид Абдулло – политолог из Душанбе