Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Рост энергопроектов создает угрозу окружающей среде в Туркменистане

Эксперты требуют, чтобы новые энергетические проекты сопровождались прозрачным мониторингом их влияния на окружающую среду.
By IWPR Central Asia
Соглашения о повышении добычи углеводородов в Туркменистане заключаются за закрытыми дверями, и не предоставляется никакой информации о мерах, принятых для защиты окружающей среды, говорят аналитики.

Экологи призывают власти в богатом энергетическими ресурсами Туркменистане, занимающем четвертое место в мире по добыче природного газа, к проведению независимого мониторинга ущерба, наносимого окружающей среде в результате добычи и производства энергетического сырья, и сделать информацию об этом открытой для общественности.

Кроме государственной компании, занимающейся добычей нефти и газа, в стране разработкой скважин занимаются 48 зарубежных фирм, работающих на основании соглашений о разделе продукции, это: англо-арабская «Dragon Oil», малазийская государственная компания «Petronas Carigali», датская «Mayersc» и немецкая «Vintersholl».

Соглашения, подписанные этими иностранными инвесторами должны включать в себя природоохранные обязательства, однако, условия их контрактов конфиденциальны и недоступны для общественности.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов в течение последних шести месяцев активно наращивал энергетическое сотрудничество с западными странам и пригласил ряд иностранных компаний участвовать в разработке месторождений страны.

В марте президент объявил приоритетной задачей полномасштабное освоение углеводородных ресурсов туркменского сектора Каспия. В соответствии с государственной программой развития, Туркменистан должен увеличить производство природного газа на 50 процентов, а нефти – на 15 процентов к концу 2007 года за счет открытия новых месторождений и использования иностранных технологий для рационализации добычи и переработки.

В середине октября Бердымухаммедов открыл доступ к энергоресурсам для британских компаний, подписав меморандум о взаимопонимании с Министром энергетики Великобритании Малкольмом Виксом. Месяцем ранее, официальный Ашгабат договорился о реализации ряда совместных нефтегазовых проектов с японской компанией «JGC-Corporation».

Значительное увеличение инвестиций ожидается после проведения нефтегазовой выставки и приуроченной к ней конференции, запланированное на конец декабря.

Экологи, однако, обеспокоены влиянием энергопроектов на окружающую среду.

Строгие ограничения на распространение информации означают, что в стране давно не проводился независимый экологический мониторинг, а значит, отсутствует официальные данные о состоянии окружающей среды.

В сентябре 2007 года американская неправительственная организация Crude Accountability опубликовала доклад, в котором выразила озабоченность закрытостью информации как о природоохранных обязательствах инвесторов, так и об условиях компенсаций со стороны нефтегазовых компаний в случае загрязнения ими окружающей среды.

В одной из рекомендаций доклада отмечается, что «компании должны гарантировать, что оценки воздействия на окружающую среду проводятся должным образом и в согласии не только с национальным законодательством, но также и с самыми высокими международными стандартами».

Один из местных экологов говорит, что правительство страны не желает сотрудничать с экспертами в области охраны окружающей среды.

«У нас нет экологов, которые проводили бы исследования о том, как изменяется окружающая среда, влияет ли работа буровых на иммунитет людей и животных. Нашу общественность [экологическую] никуда не допускают, и она не играет никакой роли в принятии экологически значимых решений», - сказал IWPR на условиях анонимности сотрудник одной из ашгабатских экологических организаций.

Чиновник министерства охраны природы Туркменистана рассказал IWPR, что на местах бурения нефтегазовых скважин осуществляются проверки с целью убедиться, что проводятся природоохранные мероприятия и что компании выполняют свои обязательства.

«Ни один договор у нас не будет заключен без оценки воздействия на окружающую среду. Сбросные воды не должны превышать 0,005мг содержания нефтепродуктов на 1 литр. Например, малазийская компания «Petronas Carigali» сейчас по нашему требованию закупает дополнительное оборудование», - сказал чиновник.

Однако, специалист Каспийского экологического проекта считает, что существующих мер недостаточно, и что власти должны допустить независимых экологов на нефтегазовые разработки для оценки ситуации на месте.

«На всех объектах должен быть общественный мониторинг, [опираясь на который] государство должно предъявлять самые высокие требования к инвесторам», - сказал он.

Научный сотрудник Института пустынь, занимающийся изучением воздействия энергодобычи на окружающую среду, сказал, что даже при суперсовременном способе добычи углеводородов загрязнение экологии неизбежно.

«Мы стоим на пороге экологической катастрофы, потому что Каспий сегодня уже не выдерживает техногенного вмешательства, каковым является широкомасштабное освоение нефтегазовых месторождений», - утверждает ученый.

Житель города Туркменбаши, крупнейшего морского порта, расположенного на восточном побережье Каспийского моря, опасаются, что будущее развитие нефтегазовой индустрии может означать угрозу для них.

Более одного миллиарда долларов было вложено в модернизацию оборудования местного нефтеперерабатывающего комплекса, одного из самых крупных в стране.

«Приход большого количества иностранных компаний, меня лично пугает, - делится своими опасениями один из врачей города Туркменбаши. – Насколько добросовестно эти компании будут соблюдать все требования, каким образом они будут утилизировать отходы, как все это отразится на окружающей среде?»

У жителей города есть причины для беспокойства. В черте города находится бухта Саймонова, куда в течение многих лет нефтеперерабатывающие заводы сбрасывают отработанные отходы, там существуют явные свидетельства загрязнения.

По словам аналитиков, последние экологические исследования в этой зоне проводились лишь в 1993 году, и показали, что предельно-допустимая концентрация нефтеуглеводородов в воздухе была превышена.

Люди, живущие в городе, утверждают, что в ветреную погоду по всему городу разносится неприятный запах.

«Если дует морской ветер, мы сразу же закрываем окна своих домов, чтобы не задохнуться», - говорит местный житель.