Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РОССИЙСКИЙ 'ОТКАЗНИК' НЕ ОПРАВДАЛ НАДЕЖД

КОММЕНТАРИЙ. Сенсационное бегство на Запад бывшего офицера ФСБ не обещает западным спецслужбам ничего, кроме слухов и разговоров.
By

"Вопреки ожиданиям, бывший агент ФСБ [Александр Литвиненко], который, опасаясь за свою жизнь, попросил политического убежища в Лондоне, в ближайшую неделю не собирается делать официальных заявлений и проводить пресс-конференций", - написала 4-го ноября газета "Moscow Times", цитируя лондонское PR-агентство "Клиэр", представляющее интересы российского "отказника"


С тех пор заинтригованная публика пребывает в состоянии неизвестности. Литвиненко дал понять, что не боится говорить правду о сентябрьских взрывах жилых домов, в которых многие винят ФСБ. Он также сообщил, что располагает изобличающей информацией о секретном плане убийства медиа-магната Бориса Березовского. Это заявление он сделал во время телевизионной пресс-конференции в 1998 году.


Но время идет, а сенсационных разоблачений не происходит. И ожидания могут оказаться безрезультатными, ведь даже самому агентству "Клиэр" становится все более понятно, что мы имеем дело с тем, что называется "буря в стакане кефира".


"Тайный" побег Литвиненко из турецкого курорта Анталья имел все признаки дешевого шпионского триллера.


По информации "Moscow Times", будущий "отказник" сначала связался с представителем Нью-Йоркского Научно-исследовательского института общественного здравоохранения в Москве Александром Гольдфарбом. Американец прилетел В Анталью и предложил сопровождать Литвиненко вместе с семьей в Лондон, выполняя функции переводчика до их прибытия в аэропорт Хитроу. В аэропорту Литвиненко подошел к британскому полицейскому и попросил политического убежища.


Конечно, большая часть разговоров вокруг Литвиненко основана скорее на предположениях, чем на фактах. Например "Moscow Times" комментирует: "Репортажи [о взрывах жилых домов] в некоторых российских и зарубежных газетах также бросают подозрения на ФСБ". Однако при анализе событий авторам явно изменило чувство здравого смысла.


По сообщениям журналистов Гольдфаб смог бросить все и прилететь в Турцию всего "в течение нескольких часов после звонка Литвиненко". Кто заплатил за эту поездку? Его нью-йоркский институт, или кто-то другой? И вообще, какими мотивами руководствовался Гольдфаб - простым человеческим состраданием, а может быть чисто научными интересами?


"Moscow Times" сообщает: "Несмотря на то, что Гольдфаб был едва знаком с бывшим офицером ФСБ, он добровольно вызвался помочь". Что, собственно говоря, это означает? Что они познакомились, когда Литвиненко еще служил в ФСБ или когда он уже был отстранен от службы и стал помощником Березовского? А может они когда-то выпивали вместе в отеле для интуристов?


Но, что самое странное, как ФСБ позволило Литвиненко проскочить у себя сквозь пальцы? Тем более, что, как напоминает нам "Moscow Times", незадолго до побега ему были предъявлены уголовные обвинения в применении силы для получения показаний. И как ему удалось добраться до Турции - может быть в цистерне из-под горючего, или под видом торговца "челнока", едущего в Анталью за дешевыми дубленками?


Сразу после приезда Литвиненко в Лондон Березовский сказал, что заявления "отказника" о преследованиях ФСБ логичны. Однако если сотрудники Службы безопасности планировали арестовать Литвиненко, почему они так долго медлили? Неважно, что давно ушли в прошлое те дни, когда специалисты с Лубянки могли заставить замолчать и самого смелого. А может быть бывший полковник ФСБ и есть тот самый "неуловимый Джон" из популярного анекдота, который неуловим, потому, что никому не нужен.


Можно предположить, что Литвиненко выбрал именно Лондон, потому что был высокого мнения о британских спецслужбах, которые очень хвалил в своем интервью на телеканале НТВ еще один бежавший сотрудник КГБ, Олег Гордиевский. К сожалению у него, наверное, было мало что сказать. Заявления о заговоре с целью убийства Березовского были сделаны еще в 1998 году, и сейчас даже самые пикантные подробности безнадежно устарели.


Да и что реально мог знать Литвиненко о взрывах домов в Москве? В лучшем случае, его сведения основаны на слухах, ходивших среди его бывших коллег по ФСБ, фамилии которых Литвиненко трудно будет вспомнить. Маловероятно, что после скандальной пресс-конференции в 1998 году бывший офицер ФСБ окажется соучастником каких-либо террористических заговоров с целью обратить общественное мнение против чеченских мятежников. Спешу добавить, что подобные заявления не подкреплены никакими реальными доказательствами.


Михаил Иванов - исполнительный редактор журнала "Российская жизнь", издаваемого Российской информационной службой.