Российский лидер пытается перетянуть Узбекистан на свою сторону

Удастся ли президенту Медведеву восстановить ориентированность официального Ташкента на Россию?

Российский лидер пытается перетянуть Узбекистан на свою сторону

Удастся ли президенту Медведеву восстановить ориентированность официального Ташкента на Россию?

Wednesday, 4 February, 2009
Визит российского президента Дмитрия Медведева в Ташкент на прошлой неделе стал попыткой укрепления альянса между Россией и Узбекистаном. В течение последних нескольких лет отношения между этими двумя государствами были довольно теплыми, однако за последние несколько месяцев руководство обеих стран стало постепенно отдаляться друг от друга.

Единственным документом, подписанным по завершению переговоров между российским и узбекским лидерами 22 и 23 января, было соглашение о поставках газа, которое, однако, было достигнуто ранее. Согласно данному соглашению, узбекская сторона обязуется увеличить объем экспортируемого в Россию газа.

Однако настоящая цель визита Медведева заключалась в выяснении намерений его узбекского коллеги Ислама Каримова до начала совместного саммита Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), который должен состояться в Москве в феврале этого года.

В последние годы Узбекистан часто менял свою позицию по отношению к ОДКБ, колеблясь в ориентации - на Россию или Запад. Осенью же прошлого года Узбекистан заявил о своем выходе из ЕврАзЭС.

После трехчасовой встречи за закрытыми дверями с Дмитрием Медведевым, президент Ислам Каримов сказал только то, что переговоры были «очень откровенными», но тем не менее внесли ясность и будут служить основой для принятия дальнейших решений.

Аналитики полагают, что Москва не намерена упускать Ташкент из зоны своего влияния и не допустит реализации его амбиций на господство в Центральноазиатском регионе или заключение альянсов с Западом. Каримов преследовал эти две цели на протяжении девяностых годов и первой половины текущего десятилетия.

В 2005 году международная критика по поводу жестокого расстрела гражданского населения в Андижане вынудила Каримова порвать отношения с его западными партнерами, закрыть американскую базу, созданную для операций сил Антитеррористической коалиции в Афганистане после событий в 2001 году, и возобновить отношения с Москвой.

Однако, с начала 2008 года Ташкент стал снова официально налаживать связи с Западом. В свою очередь, США и Европейский Союз также начали новые попытки диалога.

В апреле прошлого года, узбекский лидер посетил саммит стран НАТО в Бухаресте. В октябре он дал понять, что готов участвовать в энергетическом сотрудничестве, в котором были заинтересованы европейские государства. В том же месяце ЕС ослабил санкции, наложенные на Ташкент за отказ от проведения полного международного расследования событий в Андижане.

Признаки того, что Узбекистан начинает менять свои ориентиры, снова стали беспокоить Кремль, который рассматривает Центральную Азию как свой задний двор с точки зрения безопасности и за последние годы пытался обрести большее влияние в сфере производимых в данном регионе нефти, газа и электричества.

“Теперь Россия готова даже на потери с тем, чтобы отдалить западное присутствие в Узбекистане”, говорит Фархад Толипов, академик из Ташкента.

Другой местный аналитик, базирующийся в городе Фергана на востоке страны, полагает, что Медведев использовал свой визит для того, чтобы поддержать Каримова и не испортить свои задумки относительно втягивания Ташкента в зону влияния ”.

Он также добавляет, что российский лидер, возможно, также хотел удостовериться, что Каримов прибудет на саммит ОДКБ после выхода Узбекистана из ЕврАзЭс в прошлом году. “Беспокойство Кремля связано с тем, чтобы Каримов не отказался теперь [после выхода из ЕвраЗЭС] от участия в ОДКБ”, отмечает он.

ОДКБ была создана в 2002 году как результат развития Договора о коллективной безопасности, подписанного в 1992 году. В данный момент в состав ОДКБ входят Россия, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. Узбекистан являлся членом данного договора, однако Каримов посчитал, что другие участники не оказали ему достаточной поддержки при нападении в 1999-2000 годах боевиков Исламского движения Узбекистана. Решив, что данный блок “бесполезен”, он объявил о моратории на участие его страны в этом объединении.

После андижанских событий и переориентации на Москву Узбекистан решил возобновить свое членство в ОДКБ в июле 2006 года. Верхняя палата узбекского парламента официально утвердила полное членство Узбекистана в ОДКБ в марте 2008 года.

Все страны ОДКБ, за исключением Армении, также входят в ЕврАзЭС – организацию, созданную в 1995 году с целью развития свободной торговли и образования таможенного союза. Однако стремление Каримова всегда действовать самостоятельно возобладало и на этот раз и, несмотря на соглашения, подписанные между странами экономического блока и блока по безопасности, он оставил строгий пограничный контроль и барьеры, затрудняющие свободную торговлю.

В сентябре 2008 года все четыре центральноазиатских члена ЕврАзЭс заключили сделку, которая позволила бы взаимовыгодное регулирование использования энергетических ресурсов.

Этот вопрос является постоянным камнем преткновения между двумя богатыми нефтью и газом странами - Казахстаном и Узбекистаном – и Таджикистаном и Кыргызстаном, контролирующими водные ресурсы, так необходимые для сельского хозяйства соседних государств. Обе стороны осознают, что заключили нечестную сделку – одни государства жалуются, что страдают от нехватки воды в сельскохозяйственный период, другие же говорят, что их более состоятельные соседи продают им газ по коммерческим ценам.

В конечном итоге окончательное соглашение подписано так и не было, так как Узбекистан не пожелал подписать многостороннее соглашение по водным ресурсам, пересекающим границы нескольких государств.

В этом свете решение Узбекистана по выходу из ЕврАзЭС может рассматриваться как отказ от сотрудничества с другими странами Центральной Азии, но отношение Москвы к данному шагу было резко негативным, так как, по ее мнению, это удар по ее репутации как лидера региона.

В попытке вернуть Узбекистан во время своего визита Медведев неожиданно предложил Ташкенту ветвь мира, сказав, что проекты с участием России по строительству гидроэлектростанций в данном регионе будут учитывать интересы всех центрально-азиатских государств, а не только стран-выгодоприобретателей.

Узбекистан высказал озабоченность по поводу планов завершения строительства гигантской Рогунской плотины в Таджикистане и также ряда камбаратинских электростанций в Кыргызстане. Данные проекты с участием российского капитала могут помочь данным государствам стать более самодостаточными в вопросах обеспечения энергией, но могут привести к сокращению потоков воды в Амударье и Сырдарье соответственно.

Ташкент уже несколько раз выражал обеспокоенность по поводу данных проектов строительства плотин, так как узбекские ученые опасаются последствий, которые могут оказаться катастрофическими для такой густонаселенной страны, сильно зависящей от этих двух рек в вопросах орошения.

Наблюдатели в Узбекистане говорят, что после визита Медведева настоящие намерения Ташкента так и остаются неясными.

Со времен обретения независимости в 1991 году преференции руководства Узбекистана колебались между Россией и Западом в зависимости от политических выгод, а иногда - от степени устойчивости и уязвимости позиции Узбекистана в центрально-азиатском регионе.

Ташпулат Юлдашев, узбекский политолог, базирующийся в эмиграции, полагает, что прежде чем занять какую-либо определенную позицию, правительство Узбекистана хочет понять, какую политику по отношению к данному региону будет проводить администрация Барака Обамы.

«Каримов ждет, когда прояснится позиция новой администрации США по отношению к Центральной Азии и Узбекистану, в частности», - говорит он. «И пока он может полюбезничать с Москвой».

Инга Сикорская, редактор IWPR по Узбекистану и Туркменистану.


Support our journalists