Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РОССИЯ-ТАДЖИКИСТАН: ТОРГ ВОКРУГ ВОЕННОЙ БАЗЫ

По мнению источников в российском оборонном ведомстве, таджикская сторона выдвигает невыполнимые условия для продления российского военного присутствия.
By Sanobar Shermatova

Переговоры о будущем главного стратегического плацдарма России в Центральной Азии, похоже, зашли в тупик - Душанбе выдвинул Москве невыполнимые условия.


Переговоры о создании более-менее постоянной российской военной базы на территории Таджикистана ведутся уже почти пять лет. Никто не сомневается, что в конце концов соглашение будет подписано, ведь с самого момента обретения этой страной независимости в 1991 г. в Таджикистане дислоцируется российский воинский контингент, не говоря уже о том, что Таджикистан по-прежнему сильно зависит от Москвы в вопросах экономики и безопасности.


Но пока переговоры ни к чему не привели. О раздражении Москвы может свидетельствовать тот факт, что российская сторона, наконец, приоткрыла завесу секретности вокруг переговоров. В интервью агентству ИТАР-ТАСС неназванный сотрудник российского министерства обороны прокомментировал ситуацию следующим образом: "Таджикские власти дошли до того, что предлагают считать все российские вооружения, технику и объекты инфраструктуры, размещенные в республике, своей собственностью".


Российская сторона предлагает создать военную базу на основе 201-й мотострелковой дивизии, дислоцирующейся в Таджикистане со времен СССР и имеющей в своем составе 6 тыс. 500 военнослужащих.


Российский контингент не принимал действенного участия в пятилетней гражданской войне, но для руководства Таджикистана служил своего рода оплотом, учитывая слабую боеспособность собственных вооруженных сил и наличие не слишком дружественных соседей - Афганистана и Узбекистана.


По договору от 1999 г. российское военное присутствие должно было консолидироваться созданием военной базы - первоначально на срок 10 лет, но с тех пор ничего не изменилось, хотя 201-я дивизия остается в Таджикистане, и о ее выводе не может быть и речи.


Два принципиальных вопроса - сколько будет стоить России военная база в Таджикистане и кому будут подчиняться войска.


Финансовый вопрос может быть решен. По словам одного из российских участников переговоров, таджикское руководство требует списать государственный долг в 600 миллионов долларов. Москва может пойти на этот шаг, учитывая, что Таджикистану все равно нечем его отдавать. Но Душанбе требует также заплатить 50 миллионов долларов за пользование комплексом космического слежения "Окно", что расценивается российской стороной как проявление необузданного аппетита. "Окно" - уникальный оптико-электронный комплекс космических войск, расположенный в городе Нурек.


Сообщается, что Душанбе пытается выторговать себе право командовать российскими войсками, а на это Москва, естественно, не пойдет.


В текст проекта соглашения о статусе базы таджикская сторона добавила следующую фразу: "Президент Таджикистана в чрезвычайных ситуациях имеет право принимать на себя командование российской 201-й дивизией и использовать ее для защиты национальных интересов".


По словам российского военного чиновника, с которым удалось побеседовать IWPR, Москва не намерена соглашаться с претензиями Душанбе на право распоряжаться движимым имуществом 201-й дивизии.


В скудной информации о переговорах бывает трудно отделить факты от слухов. Утверждение о том, что таджикское руководство пытается взять под контроль командование 201-й дивизией, могло быть намеренно распространено Москвой с целью укрепить свою позицию на переговорах.


Например, независимый политолог из Душанбе Турсун Кабиров полагает, что утверждения российского министерства обороны - не более, чем способ оказать давление на таджикскую сторону. "Сам факт, что эта информация была распространена через лояльное власти информационное агентство ИТАР-ТАСС, свидетельствует о том, что это не просто домыслы журналистов, а официальная позиция российского руководства", - заявил он IWPR.


Таджикское руководство пока никак не комментирует эту информацию, а пресс-секретарь Минобороны Таджикистана отказался дать какие-либо пояснения по поводу сообщения российского информационного агентства.


Вопрос о военной базе является лишь малой частью сложного, запутанного клубка проблем, порою омрачающих отношения между небольшой центральноазиатской республикой и Россией. Вопросы финансирования и контроля стали камнем преткновения и в проходящих параллельно переговорах о будущем российского пограничного контингента, охраняющего большую часть границы Таджикистана с Афганистаном.


Россия остается крупнейшим внешнеэкономическим партнером Таджикистана, однако российские предприятия, мягко говоря, не спешат вкладывать средства в важнейшие инфраструктурные проекты этой страны. Остается сложной и ситуация с сотнями тысяч таджикских трудовых мигрантов в России, которые зачастую подвергаются эксплуатации, бесчеловечному обращению со стороны правоохранительных органов и депортации.


В прошлом месяце Россия выдала таджикским властям бывшего министра внутренних дел этой страны Якуба Салимова, и этот шаг был расценен как уступка президенту Таджикистана Эмомали Рахмонову и, возможно, был направлен на смягчение позиции таджикской стороны на переговорах по созданию военной базы.


Реально Таджикистану почти не на кого опереться в случае, если он рассорится с Россией.


Таджикистан одним из первых среди государств Центральной Азии предложил США свои аэродромы для использования в "войне с терроризмом" в Афганистане, но американцы предпочли воспользоваться услугами Узбекистана и Кыргызстана. При этом, по словам одного российского дипломата, таджикский президент все еще пытается шантажировать Москву, давая понять: "Если не согласитесь на мои условия, мне есть с кем дружить".


Санобар Шерматова - корреспондент газеты "Московские новости"


Материал подготовлен при участии независимого журналиста из Душанбе Зафара Абдуллаева.