Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Россия Идет На Уступки

Обещания Москвы вывести к концу года свои войска из Абхазии уменьшают опасность начала новой войны в регионе.
By Tina Tskhovrebashvili

На прошлой неделе Президент Путин удивил Тбилиси заявлением о том, что вывод сил из абхазских военных баз будет идти по ранее обговоренному плану. И произошло это в то время, когда российско-грузинские взаимоотношения переживают самый серьезноый за последние годы кризис.


Когда две недели тому назад на территории сепаратистской республики Абхазии начались столкновения между абхазскими, с одной стороны, и грузино-чеченскими военными группировками, с другой стороны, Москва однозначно обвинила Тбилиси в оказании поддержки "бандитам» и «террористам".


В ответ на вооруженные вылазки на границе Абхазии, Россия, со своей стороны, укрепила российско-грузинский участок границы, опасаясь возможного перехода на территорию своих южных республик чеченских повстанцев, до того скрывавшихся вместе со своими грузинскими приверженцами в Кодорском ущелье.


Действия России декларировались как оборонительные, однако имелись неподтвержденные сообщения о нанесении российской авиацией серии воздушных ударов в поддержку абхазских союзников. Грузинскии парламентарии немедленно отреагировали на такой ход событий и большинством голосов потребовали удаления 1600 российских миротворцев, базирующихся на грузино-абхазской границе. Опасность начала новой войны на территории Южного Кавказа росла с каждым часом.


Именно тогда, совершенно неожиданно, прозвучало заявление Путина о том, что, в целях разрядки напряженности в регионе, он намерен рассмотреть вопрос о выводе части российских миротворцев, и, что еще более знаменательно, Президент России подтвердил высказанное ранее решение о выводе к концу года российских войск с территории военной базы в Гудаута, на черноморском побережье Абхазии.


Русские должны были покинуть Гудаутскаую военную базу еще в июле этого года. Однако московские власти мотивировали свой отказ от выполнения договоренностей протестами местного абхазского населения. Местные жители блокировали въезд на территорию базы, опасаясь, что если российские солдаты покинут место своей дислокации, то они окажутся беззащитны перед угрозой нападения со стороны Грузии.


Возможно, заявления, сделанные российским Президентом, стали попыткой предотвратить ситуацию, когда развитие кризисной ситуации уж нельзя будет контролировать. На самом деле, Кремль совершенно не заинтересован в возобновлении грузино-абхазского конфликта, поскольку это только снизило бы его влияние на процессы стабилизации в регионе. Москва сделала эффектный жест и в качестве оливковой ветви мира предложила Тбилиси ликвидацию Гудаутской военной базы.


Как ни странно, тревожные события последних дней могли сыграть свою роль в решении ООН предпринять еще одну попытку мирного урегулирования абхазского конфликта. На сегодняшний день переговоры не ведутся уже несколько месяцев. Рост напряженности на грузино-абхазской границе может напомнить противоборствующим сторонам о возможности повторения хаоса и кровопролития в случае, если в самое ближайшее время не будет найдено компромиссное решение.


Ложку дегтя в процесс разрядки добавили абхазские власти, отказавшись принять статус автономии в пределах Грузии. Более того, они требуют вхождения Абхазии в состав Российской Федерации. Трудно судить, насколько такое решение приемлемо для Москвы, ведь если оказать поддержку абхазским сепаратистам, можно оказаться в двусмысленном положении в отношении политики с Чечней, также требующей независимости.


Урегулирование конфликта возможно, и уже становится очевидным и то, что Россия в этой ситуации готова взять на себя роль посредника.


Решение Москвы вывести военных с территории военной базы в Гудаута, таким образом, становится понятным, так как в противном случае Тбилиси имеет все основания не доверять России, и рассматривать присутствие российских войск на территории своего государства как пособников абхазских сепаратистов.


Бывший министр обороны Георгий Каркарашвили заявил, что, согласно его источникам, абхазские сепаратисты в борьбе против чеченских группировок и грузинских партизан на территории Кодорского ущелья используют артиллерию и ракетные установки, которые приобретают, предположительно, именно у военных с Гудаутской базы. Москва же решительно отвергает подобные обвинения.


Вывод российских войск с территории Гудаутской базы совершенно не устраивает сухумские власти, которые опасаются, что вслед за этим Грузия попытается возвратить отколовшуюся республику под свою юрисдикцию. Со своей стороны, продолжающиеся переговоры между тбилисскими и сухумскими властями дают основание надеятся на то, что этого не произойдет.


Если Россия и выведет из Гудауты свои войска, на территории Грузии все же останутся две российские военные базы. И обе - в достаточно нестабильных регионах. Одна база находится в Аджарии, анклаве, возглавляемом стремящимся к большей независимости Асланом Абашидзе. Другая - на юго-западе страны, в Ахалкалаки, население которого состоит преимущественно из армян.


Первая база очень важна для Москвы в качестве выхода к Черному морю, тем более в про-русски настроенной Аджарии. Ахалкалакская база представляет собой меньшую ценность, и первоначально предназначалась для защиты против возможного нападения Турции.


Москва намерена сохранить эти базы до 2015 года, тем более, что это ее намерение поддерживают и сепаратисты в Аджарии, и этнические армяне в Ахалкалаки, которым российское военное присутствие дает ощущение большей безопасности.


Так что, несмотря на то, что Москва, возможно, и потеряет в Грузии одну из своих козырных карт, но для того, чтобы оказывать прежнее давление на Грузию, две, не менее ценные, в рукаве у нее все же останутся.


Тина Цховребашвили - независимый журналист, Тбилиси.