Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Родина – новый союзник туркменской оппозиции?

В последнее время Туркменистан находился вне поля зрения большинства россиян, озабоченных ценами на бензин и коммунальной реформой. Однако недавно выяснилось, что в результате реформ Ниязова в особенно сложном положении окажутся представители русскоязычно
By
, что пенсионная реформа, которую проводит в Туркменистане президент Сапармурад Ниязов сильно ухудшит положение туркменистанцев, особенно русскоязычных горожан. Особое беспокойство вызывает тот факт, что массовая безработица в Туркменистане делает невозможной для множества граждан набрать необходимый для получения пенсии стаж.



Ситуация стала приобретать особую остроту, когда в защиту русских в Туркмении стала высказваться фракция движения «Родина» в самой Государственной Думе. Парламентский запрос Премьеру Михаилу Фрадкову стал темой февральского обсуждения в Думе.



Поначалу зарекомендовавшее себя как сторонник Кремля и президента Путина, ныне движение «Родина» по многим вопросам переходит в оппозицию и критикует внешнеполитическую линию российского правительства.



Есть и другие критики Ниязова, вроде демократов Вячеслава Игрунова и Николая Сванидзе и радиостанции «Эхо Москвы». Они тоже высказываются в поддержку обездоленных туркменских пенсионеров и особоенно туркменистанцев русского происхождения. В их защиту выступила и лидер московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, выразив своё возмущение информацией о том, что в Туркмении будут урезаны размеры пенсий.



Но громче и целенаправленнее всех в своей кампании оказалась «Родина». Прозвучало даже предложение, чтобы правительство Российской Федерации приняло меры к эвакуации русскоязычных пенсионеров в Россию, ибо иначе их невозможно социально защитить. Дмитрий Рогозин, лидер фракции «Родина» в ряде своих интервью заявил, что доходы от нефти и Стабилизационный фонд настолько высоки, что власти России вполне могли бы использовать часть средств для того, чтобы оказать помощь русскоязычным пенсионерам и даже потратить эти средства для эвакуации их на историческую родину.



Пока история эта далека от завершения.



Министерство иностранных дел Туркменистан поспешило, впрочем, заверить, что совсем без помощи пенсионеры, в том числе и русскоязычные, не останутся.



Многие их тех, кто работал на предприятиях союзного подчинения и кому теперь не хватит стажа, из республики уже выехали. Оставшимся придётся затянуть пояса. Но статистически пока сложно прикинуть, какой процент пожилых людей затронут эти нововведения.



Насколько искренен Рогозин в своих попытках защитить русских? Намерения кажутся вполне позитивными. До эвакуации дело скорее всего не дойдёт, но на дипломатические демарши Москвы в качестве резонанса в ответ на инициативу «Родины» вполне рассчитвать можно. А это может повлиять на Туркменбаши.



В такой позиции движения «Родина» нет ничего конъюнктурного: они и прежде проводили массовые кампания как в Думе , так и в прессе в защиту соотечественников за рубежом, например, боролись против дискриминации русских в Латвии. И надо сказать, добились привлечения внимания Евросоюза к этой проблеме.



С Туркменией поводов для критики режима Туркменбаши достаточно и история с урезанием размера пенсий для множества категорий граждан даёт «Родине» шанс для дипломатического наступления на режим Ниязова.



Защищать русских в Туркмении заначительно сложнее, чем в Латвии. Тут нет помощи Евросоюза, Туркменбаши умело изолировал республику от влияния Европы и Америки.



Развёртывание кампании против Ниязова может принести дивиденды любой полтической силе. Пока таковой оказалась «Родина», организация социал-демократического толка, программа которой сильно приправлена советской ностальгией.



Сможет ли «Родина» воспользоваться моментом в полной мере? На усилия Рoгозина и его коллег из «Родины» большие надежды возлагают активизировавшие свою деятельность за рубежом политические активисты оппозиции Халмурад Союнов и Парахат Ыклымов.



Надо сказать, однако, что хотя президент Ниязов имеет достаточно средств для того, чтобы справиться с социальным недовольством, даже при намёке из Кремля он исправит положение дел, не доводя до конфликта.



Но вряд ли Кремль будет ссориться с Ниязовым из-за пенсионеров. Кремлёвское руководство и Президент Владимир Путин по–прежнему рассматривают Ниязова как важного партнёра на газовом рынке, и вряд ли станут всерьёз из-за пенсионной реформы вступать в конфронтацию с Ашхабадом.



Об этом свидетельствуют недавно завершившиеся переговоры главы Газпрома Алексея Миллера с туркменским президентом. «Газпром», как известно, пообещал помощь в разработке месторождений газа. Ашхабад в этом очень заинтеремован, так как очень нуждается в увеличении его добычи. Пока политика Кремля была направлена на то, чтобы избежать эксцессов в отношениях с лидером Туркмении.



Наблюдатели не исключают, что такими экстравагантными мерами Ниязов выявляет своих противников за рубежом.



Туркменскую оппозицию в Москве не очень привечают, узбекские чекисты чувстуют себя в России свободно и по просьбе туркменских коллег могут выполнять самые деликатные миссии по нейтрализации оппозиции. Поэтому туркменские голоса протеста доносятся в основном из-за рубежа, где в эмиграции активизирует свою деятельность Верховный Совет в изгнании во главе с Союновым.