Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РЕПАТРИАНТЫ НЕ ПРИЖИВАЮТСЯ В КАЗАХСТАНЕ

Этнических казахов, которые, вняв щедрым посулам государства, вернулись на историческую родину, ждало горькое разочарование.
By Evgenia Smolayninova

18 ноября 2002 года в городе Актобе на западе Казахстана начался судебный процесс по иску 32-летнего этнического казаха Нукисбая Фазылова, прибывшего в страну из Узбекистана, к местной миграционной службе. Обратиться в суд Фазылов был вынужден после безрезультатных попыток получить казахстанское гражданство и деньги на приобретение жилья, положенные ему по закону.


Фазылов - первый репатриант, обратившийся в суд, но те проблемы, с которыми он столкнулся по возвращении на историческую родину, приобретают все более массовый характер. В страну из-за рубежа уже прибыли сотни тысяч этнических казахов, однако обещанные правительством трудоустройство и материальная помощь оказались фикцией.


Актюбинский журналист Марина Васильева, занимающаяся вопросами репатриации и миграции, говорит, что «возвращенцев» привлекают прежде всего обещанные правительством Казахстана щедрые субсидии. По ее словам, на каждую семью репатриантов предусмотрено 5200 долларов «подъемных». На практике региональные чиновники выделяют всего около 350 долларов.


Вместо того, чтобы начать в Казахстане новую благополучную жизнь, многие «возвращенцы» поневоле становятся на путь преступления. 15 ноября в одном из районов Южно-Казахстанской области четверо казахов-переселенцев из Афганистана совершили убийство на почве бедственного материального положения.


За последние десять лет на родину из-за рубежа вернулось около пятисот тысяч этнических казахов. В настоящее время более 5-ти миллионов казахов проживают за границей - в основном в Монголии, Иране, Турции, Афганистане, Пакистане и Саудовской Аравии. Многие из них были вынуждены покинуть родные земли в 1930-е годы, спасаясь от сталинских репрессий и голода.


Возвращению на историческую родину способствуют не только посулы казахстанских властей, но и тяжелые социально-политические и экономические условия жизни казахской диаспоры в некоторых зарубежных странах.


В середине октября президент Нурсултан Назарбаев, выступая на II Всемирном курултае (конгрессе) казахов, с гордостью отмечал: «В мире не так много стран - даже очень богатых - которые, подобно Казахстану, организуют специальные авиарейсы, чтобы доставить соотечественников на родную землю».


По словам Назарбаева, задача государства состоит в том, чтобы «убедить наших братьев на чужбине, что родина помнит о них и готова в любой момент протянуть им руку помощи».


Репатриантам не так-то просто вернуться в свое отечество. Многие страны, ставшие для них второй родиной, всячески препятствуют их отъезду, не желая терять квалифицированные кадры.


Например, в Китае выезд этнических казахов жестко контролируется. По неподтвержденным данным, местным властям было негласно рекомендовано не допускать выезда квалифицированных специалистов, представителей научной и творческой интеллигенции, а также казахской молодежи. В Узбекистане у выезжающих из страны местные чиновники требуют по 100 долларов с каждого члена семьи.


При этом многих по возвращении в родные места ждет разочарование. По словам председателя Агентства по миграции и демографии РК Алтыншаш Джагановой, лишь десятая часть мигрантов может рассчитывать на государственную поддержку.


В 1993 году квота для переселенцев из Узбекистана составляла 10 тысяч семей, в 2001 году - 600 семей, а в этом - чуть более 350-ти. Большинство семей вынуждены переселяться без помощи государства.


Для временного размещения переселенцев в стране открываются центры адаптации к местным условиям. По закону время пребывания в таких центрах не должно превышать трех месяцев, однако на практике этот срок затягивается, иногда - на годы.


Реалии современной казахстанской экономики требуют от рабочих и служащих высокой квалификации, знания русского и английского языков, чем репатрианты, как правило, похвастаться не могут. Так, большинство казахов, прибывших из Монголии, имеют навыки только в животноводстве и полеводстве, что сейчас мало востребовано в Казахстане.


По словам заместителя председателя Агентства миграции и демографии Мухита Избанова, государство не в состоянии оказать всестороннюю поддержку переселенцам. Оно может лишь обеспечить их жильем, разовым пособием и содействовать в получении гражданства. «Всего остального, в том числе и работы, репатрианты должны добиваться сами», - говорит Избанова.


Многие репатрианты жалеют, что вернулись в Казахстан. Бекту Сайдыгас переехал с семьей в Шымкент из Турции еще 1993 году с первой волной переселенцев, но до сих пор не получил обещанного жилья. «Нам приходилось не раз менять место жительства. Я знаю многих переселенцев, которые не выдержали неустроенности и вновь покинули Казахстан», - рассказывает он.


По мнению специалистов, отток репатриантов из Казахстана будет увеличиваться. Слишком разителен контраст между щедрыми посулами президента и безрадостной реальностью.


Евгения Смолянинова - независимый журналист из Алматы