Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РЕЦЕПТЫ СТАБИЛЬНОСТИ НА КАВКАЗЕ

Турция выступила с неожиданным предложением принять на себя роль посредника в нагорно-карабахском конфликте.
By

С тех пор, как "Соглашение о стабилизации" на Кавказе впервые обсуждалось на саммите ОБСЕ в Стамбуле в ноябре 1999 года, оно претерпело столько изменений, сколько государств есть в Кавказском регионе, пока, в конце концов, не было вовсе отвергнуто, как нецелесообразное.


Ничего не дал и "мозговой штурм" на однодневной сессии, состоявшейся там же 17 февраля. Однако, это, по крайней мере, был редкий случай открытого диалога между представителями стран южно-кавказского региона, которые почти не разговаривают друг с другом.


Хотя главным вопросом повестки дня было "Стремление к установлению стабильности на Кавказе", у этой сессии имелся еще один важный подтекст. Высокопоставленные армянские и турецкие чиновники впервые заседали вместе в одном зале после того, как парламенты нескольких европейских стран официально признали факт геноцида армянского народа Османской империей в 1915 году, и вызвали тем самым волну встречных обвинений со стороны Турции,


Несмотря на то, что Турция в 1991 году признала независимость Армении, она не установила дипломатических отношений с этим государством и закрыла границу с ним в знак протеста против оккупации Арменией некоторых азербайджанских территорий в ходе Нагорно-Карабахского конфликта.


Однако до того, как был поднят вопрос о геноциде, отношения между двумя странами начали теплеть, а бизнесмены и политики начали обмениваться визитами.


В своей речи в Стамбуле министр иностранных дел Турции Исмаил Джем неожиданно заявил о своей готовности стать посредником в Нагорно-Карабахском конфликте, предложив организовать трехстороннюю встречу между Арменией, Азербайджаном и Турцией. "Я думаю, что встреча представителей конфликтующих государств и Турции может ощутимо содействовать поиску решения проблемы", - сказал он.


Но ни Джем ни его приближенные не предприняли ни единой попытки воплотить это заявление в жизнь. Не было никаких признаков того, что министр надеется расширить двусторонние переговоры между президентами Алиевым и Кочаряном. В ответ армянский МИД заявил, что посредничество Турции в решении карабахской проблемы - невозможно.


Однако предложение, внесенное турецким министром послужило символической "оливковой ветвью". Джем отметил, что Турция и Армения должны обсудить как и где их общая граница будет открыта в случае мирного урегулирования.


Изначально, структура соглашения о безопасности, предложенная бывшим президентом Турции Сулейманом Демирелем, выглядела, как формула 3+3+2 - три кавказских государства плюс три их крупных соседа: Иран, Россия и Турция, плюс Европейский Союз и Соединенные Штаты.


Брюссельский Центр европейских политических исследований в прошлом году развил эту идею и выпустил подробный и весьма амбициозный документ, в котором предлагалось создать Южно-кавказское Сообщество по модели Европейского Союза.


Все это обсуждалось в Стамбуле. Российский представитель настаивал на формулировке "четыре кавказских государства", подчеркивая, что Россия тоже имеет кавказские территории. Он также призывал к "сотрудничеству в борьбе с терроризмом", прозрачно намекая на войну в Чечне.


Заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов заявил, что его страна не может принять "стабильность статуса-кво", то есть сделку, в результате которой часть территории Азербайджана останется оккупированной Арменией, а "суверенитет и территориальная целостность" страны не будут приняты в расчет.


Спецпредставитель Госдепартамента США по региональным конфликтам в новых независимых государствах Кэри Кавано нашел "кулинарную" метафору, чтобы описать преодоление этих разногласий. По его мнению, необходим "такой рецепт стабильности, чтобы все закончилось совместным приготовлением одного блюда", процесс, в который каждая страна внесет свой особый вклад.


Представители негосударственных организаций говорили о многих препятствиях на пути к интеграции на Кавказе. Немецкий экономист Фридманн Мюллер подчеркнул, что Южный Кавказ является "экономически несостоятельным" регионом и общий валовой национальный продукт трех кавказских государств составляет всего 11 млрд. долларов США - это 6% от валового национального продукта Турции. "Решение этого вопроса должно придти из самого региона, а не извне", - заявил экономист.


В своем выразительном выступлении турецкий историк Халил Берктэй заявил, что националистические толкования истории, преподаваемые в школах, калечат современные государства. Он считает, что необходимо реформировать систему национального образования таким образом, чтобы "изменить ограниченные, полные ненависти варианты изложения истории, которые берет за основу государство".


Берктэй - один из основателей изыскательского Проекта Общей Истории, который объединяет историков из стран Балканского полуострова. Он сказал, что подобный форум необходим и на Кавказе, чтобы избавить сложную и мрачную историю этого региона от националистической пропаганды.


Встреча закончилась обещанием продолжить диалог, однако только после того, как несколько выступающих потребовали, чтобы в следующем заседании приняли участие три сепаратистски настроенные автономные республики Кавказа: Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах. На нынешней встрече ни одна из них не была представлена.


Томас де Вааль в этом году будет вести репортажи с Кавказа для Всемирной службы радио Би-Би-Си. Он также пишет книгу о карабахском конфликте и является одним из авторов книги "Чечня: маленькая победоносная война". (Издательство Pan)