Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Расследованию убийства в Кыргызстане может помешать политика

С ростом подозрений в возможной причастности Ташкента к убийству Алишера Саипова, существуют опасения, что тщательное расследование окажется невозможным в силу политических причин.
By IWPR Central Asia
, отданный расследованию убийства ведущего журналиста Алишера Саипова на юге Кыргызстана, высказываются опасения, что расследование не даст четких результатов, так как ниточки, ведущие в соседний Узбекистан, не будут отслежены.



Накануне представитель Министерства внутренних дел Кыргызстана озвучил одну из версий расследования, что узбекские спецслужбы переправились через границу и совершили убийство Саипова, произошедшее 24 октября в городе Оше на юге Кыргызстана. Многие аналитики, опрошенные IWPR, согласны с тем, что такая возможность существует, однако они опасаются, что правоохранительные органы не смогут углубиться в расследование из-за отказа узбекских властей сотрудничать с ними, и нежелания правительства Кыргызстана усложнять и без того натянутые дипломатические отношения.



Саипов сотрудничал с информационным агентством Фергана.ру, крупнейшим русскоязычным вебсайтом, освещающим события в Центральной Азии, а также с «Радио Свобода» и «Голосом Америки». В начале этого года он основал газету «Сиёсат» («Политика») на узбекском языке, освещала события как в Узбекистане, так и в его родном Кыргызстане. «Сиёсат» широко распространялась и в узбекской части Ферганской долины, которая граничит с Ошской областью Кыргызстана.



Власти Узбекистана – подвергающие местные СМИ жесткой цензуре – были недовольны появлением независимых критических публикаций, которые были тем более доступны для местных читателей, что выпускались на узбекском языке.



Власти Кыргызстана очень серьезно относятся к убийству журналиста, и президент страны Курманбек Бакиев будет лично следить за ходом расследования. «Мы не позволим преступникам запугивать население, убивая журналистов», - сказал он. Для ведения расследования в Ош был отправлен генерал-майор милиции Омурбек Суваналиев, заведующий отделом по делам обороны и безопасности администрации президента.



САИПОВ СООБЩАЛ, ЧТО ЕМУ УГРОЖАЛИ



Министерство внутренних дел Кыргызстана рассказало журналистам, что сейчас рассматриваются несколько возможных мотивов убийства, и как сказал пресс-секретарь Министерства Бакыт Сеитов в интервью агентству Рейтерс, возможно к убийству причастны узбекские спецслужбы.



«Одна из версий – это возможное участие узбекских спецслужб, потому что он [Саипов] постоянно критиковал политику Каримова и узбекского правительства в своей газете», - сказал Сеитов агентству в сообщении от 29 октября.



Уполномоченный по правам человека в Кыргызстане Турсунбай Бакир-уулу сослался на спецслужбы Кыргызстана, считающие, что узбекские спецслужбы «заказали убийство журналиста».



Коллеги и родственники Саипова сказали, что он не раз говорил, что ему угрожали узбекские спецслужбы из-за его критики в адрес политической системы в Узбекистане.



«За два дня до того, как Алишер Саипов был убит, он сказал своим друзьям о том, что его преследуют узбекские спецслужбы. Но он всегда говорил, что верит в свою безопасность на кыргызской стороне», - пишет друг Алишера Саипова, корреспондент ВВС в Центральной Азии Наталия Антелава.



«Саипова давно хотели убрать, он очень сильно мешал режиму в Узбекистане, - сказала Хулькар Исамова, журналист из Оша, автор передачи «Резонанс» на Мезон ТВ. - Но это убийство, совершенное спецслужбами Узбекистана, было еще и [акцией] устрашения и для других журналистов».



Эдиль Байсалов, ведущий политический деятель Кыргызстана, согласен с той точкой зрения, что кроме устранения Саипова, его убийцы преследовали цель запугать других журналистов, особенно тех, кто работает в Оше и на юге страны.



«Убийство Саипова привело к тому, что еще одним источником правдивой информации из Центральной Азии стало меньше, - сказал он. - Это убийство не просто месть за журналистскую деятельность Алишера Саипова, но и предупреждение всем остальным, кровавый диктаторский режим говорит: “У нас длинные руки”».



Последствия убийства Алишера Саипова для других журналистов региона рассмотрены в статье «Убийство журналиста отрицательно скажется на свободе слова в Центральной Азии» (RCA №. 513, 2 ноября 2007 г. http://www.iwpr.net/?p=rca&s=f&o=340323&apc_state=henh).



БУДЕТ ЛИ РАССМАТРИВАТЬСЯ ТАШКЕНТСКИЙ СЛЕД?



Можно ожидать, что заявив о вероятности того, что в совершении данного преступления могут быть виновны узбекские спецслужбы, кыргызстанские следователи начнут разработку этой версии в Ташкенте. Однако, мало кто из аналитиков верит, что такое возможно.



«Можно говорить о том, что в убийстве Алишера Саипова есть узбекский след», - сказал Илим Карыпбеков, директор неправительственного Общественного фонда «Институт Медиа-представителя». – «Но я не верю в то, что будет проведено всестороннее и объективное расследование, и это подтверждается несколькими факторами».



Для проведения полноценного расследования кыргызстанские власти должны получить доступ в Узбекистан, и получить ответы на несколько сложных вопросов. Карыпбеков сомневается в том, что Кыргызстан пойдет на то, чтобы связать убийство с деятельностью спецслужб могущественного соседа, от которого страна зависит в экономическом плане.



Кыргызско-узбекские отношения являются довольно сложными на протяжении многих лет. Ташкент расценивает относительно либеральную политическую обстановку и ситуацию со СМИ и гражданским обществом в Кыргызстане как угрозу его собственной авторитарной системе, и до этого в моменты особой напряженности в отношениях проявлял враждебность, перекрывая поставки газа своему соседу.



Ташкент в частности был встревожен революцией 2005 года в Кыргызстане, когда президент страны Аскар Акаев был смещен с поста оппозиционными силами, включая действующего главу государства Курманбека Бакиева. Жестокое подавление протестов в городе Андижане, находящемся в Ферганской долине, в мае 2005 года, когда правительственные войска расстреляли толпу демонстрантов, убив сотни людей, свидетельствовало об усилении опасений в Ташкенте по отношению к общественным движениям, организующим массовые протесты.



ТАЙНЫЕ ВЫЛАЗКИ В ПРОШЛОМ В ЮЖНОМ КЫРГЫЗСТАНЕ



Когда сотни узбекских беженцев стали покидать Андижан, пересекая границу с Кыргызстаном, Бакиев – тогда еще исполняющий обязанности главы государства – должен был выбрать компромиссное решение между международными обязательствами своего правительства в области прав человека и требованиями Ташкента отказать в предоставлении убежища беженцам, в которых видели зачинщиков восстания.



И хотя некоторым беженцам было позволено уехать в третьи страны, существуют свидетельства того, что администрация Бакиева тайно дала разрешение Службе национальной безопасности Узбекистана (СНБ) на въезд их сотрудников для принудительного возвращения беженцев в Узбекистан. («Андижанские беженцы отправлены в Узбекистан» RCA № 462, 26 августа 2006 http://www.iwpr.net/?apc_state=henirca2006&l=ru&s=f&o=323390)



«Не нужно доказывать, что узбекские спецслужбы проводят определенные мероприятия у нас в Кыргызстане, и эти действия выходят за рамки межведомственных соглашений между двумя странами», - сказал Карыпбеков.



Кадыр Маликов, исследователь из Кыргызстана, доктор политологии и исламских исследований Мадридского Университета, отметил, что известны неоднократные случаи, когда с молчаливого согласия кыргызских властей или без него, узбекские спецслужбы действовали на территории Кыргызстана.



Маликов привел в пример известный случай, произошедший в августе 2006 года, - убийство имама одной из самых крупных мечетей на юге Кыргызстана Мухаммадрафика Камалова, известного также под именем Рафик-кори Камолиддин. Камалова и еще двух мужчин застрелили во время совместной антитеррористической операции спецслужб Кыргызстана и Узбекистана.



По словам Байсалова, такие события создают прецедент, когда на территории страны, противоправные действия совершенно «спокойно» проводятся представителями спецслужб иностранных государств.



«У нас похищаются десятки людей с территории нашей страны, в том числе и кыргызские граждане. И каждый раз Кыргызстан создает прецедент того, что дает полную свободу действиям иностранным гражданам и их спецслужбам», - сказал он.



Предположений о том, что если в смерти Саипова виновна Служба национальной безопасности (СНБ), то к ней причастны и кыргызские спецслужбы нет, однако свидетельства того, что они проводили совместные операции или поддерживали связь, могут помешать непредвзятому подходу к расследованию убийства.



СЛЕДСТВИЕ ОБЪЯВЛЯЕТ О ДРУГИХ КОНТАКТАХ САИПОВА



Байсалов, как и многие аналитики, опрошенные при подготовке данного материала, обеспокоен тем, что выглядит как согласованная попытка опорочить репутацию Саипова для того, чтобы объяснить его смерть и отвлечь внимание от других версий, проблематичных в политическом отношении.



«Реакция наших правоохранительных органов, показывает на то, что они пытаются перевести вину на какие-то экстремистские связи», - сказал он.



В заявлении Министерства внутренних дел от 31 октября прослеживается намек, что Саипов находился слишком близко к радикальным исламским группировкам и узбекской оппозиции в изгнании, и нет никаких упоминаний о других возможных преступниках. Заявление, в котором приводились свидетельства его журналистских контактов, найденные при обыске его офиса, было написано так, как будто Саипов сам был подозреваемым.



В заявлении говорилось, что у Саипова были контакты с лидерами Исламского Движения Узбекистана (ИДУ) в Иране. В заявлении также сообщалось о встрече Саипова с лидером ИДУ Тахиром Юлдашевым в апреле или мае 2007 и что он «регулярно получал денежные вознаграждения» от него.



ИДУ – это группа боевиков, которая в 1999-2001 годах совершила серию вооруженных набегов на узбекской и кыргызской территории. Группа отступила на юг со своими союзниками из Талибана после того, как коалиция под предводительством США вошла в Афганистан в 2001 году. Полагают, что сейчас организация скрывается в Северо-западной Пограничной Провинции Пакистана. Ранее Юлдашев находился в Иране, однако, полагают, что сейчас он находится в Северо-западной Пограничной Провинции, в частности, в Вазиристане, с 2001 года.



В заявлении Министерства внутренних дел также есть ссылка на утверждения, что Саипов имел контакты с Хизб-ут-Тахрир, другой исламской группировкой, объявленной вне закона в Кыргызстане, а также с Мухаммедом Салихом, лидером узбекской оппозиционной партии «Эрк», который находится в эмиграции в Европе. В заявлении говорится, что в офисе Саипова были найдены листовки партии «Эрк».



В заявлении не высказываются возможные мотивы осуществления убийства исламистами или оппозицией, однако, правоохранительные органы обнаружили подозреваемых, которые сейчас находятся в розыске.



Наконец, Министерство подчеркнуло тот факт, что газеты «Сиёсат» получила грант от фонда «Национальный вклад в демократию», США. Но это не выделяет газету Саипова из ряда других местных организаций - многие неправительственные организации (НПО) в Кыргызстане существуют на донорские пожертвования.



Неясно, почему рассматриваются именно эти версии, однако звучат они тревожно, принимая во внимание «черную пропаганду», которую начали государственные узбекские СМИ в отношении Саипова перед его смертью.



Государственные СМИ в Узбекистане никак не отреагировали на сообщения об убийстве Саипова. 2 ноября, однако, клеветническая кампания возобновилась, когда новостное агентство Press-uz.info сделало заявление, подписанное «от имени андижанских журналистов» Хамиджоном Нумановым и Назиржоном Саидовым, обозначенными как, соответственно, глава и член, областного отделения Союза журналистов Узбекистана. «Саипов выполнял заказы своих зарубежных спонсоров на “отлично”».



«По своей молодости Саипов возможно стал «игрушкой» в руках западных спецслужб», - говорилось в заявлении.



Когда в 2001 году началась «война с террором», узбекские власти находились в союзе с западными правительствами, предоставляя США право пользования своей авиабазой для военных полетов в Афганистан. Ситуация изменилось после андижанских событий, когда зазвучавшие призывы к проведению независимого расследования привели к тому, что Ташкент закрыл американскую базу и «повернулся» к Москве. Ташкент начал обвинять западных шпионов – работающих с исламскими активистами – в организации жесткого подавления протестов в Андижане, и выгонять западные НПО и СМИ из страны, объявляя предположения, что многие из них были просто агентами, присланными правительствами их стран для проведения подрывной деятельности в Узбекистане.



В заявлении андижанских журналистов было несколько противоречивых моментов, например в ней и хвалят и ругают Саипова, а также упоминается «полная свобода слова», которой пользуются кыргызстанские журналисты, и которым мешает только неспособность «пассивных» правоохранительных органов Кыргызстана обеспечить должную безопасность.



Радио Свободная Европа – Радио Свобода сообщает, что 29 октября на областном узбекском канале вышла программа с похожим содержанием, в которой утверждалось, что Саипов работал на «злые силы» и что его «контролировали из-за рубежа».



ТРУДНОЕ ИСПЫТАНИЕ ДЛЯ БАКИЕВА



Взяв на себя контроль над проведением расследования, президент Бакиев оказался в сложном положении. Международное и внутреннее давление с требованием проведения надлежащего расследования с конкретными результатами может плохо согласовываться с реальной политикой соседства страны с Узбекистаном. Искушением может стать возможность затянуть проведение расследования.



«То, что кыргызские власти смогут открыто предъявлять Узбекистану какие-то претензии [по делу об убийстве Саипова] – это вряд ли», - сказал Маликов.



«Власти Кыргызстана сегодня оказались в ситуации, когда необходимо сделать все, чтобы Кыргызстан не потерял свое выгодное лицо на внешнеполитической арене, и в то же время выйти из создавшегося положения с наименьшими потерями», - добавил он.



Турсунбек Акун, председатель Комиссии по правам человека при президенте, уверен, что будет проведено тщательное расследование. «Существует ряд международных меморандумов, по которым проводится определенные следственные мероприятия. И думаю, что вероятность проведения объективного расследования составляет 60-70%», - сказал он.



Если же, однако, власти не смогут провести справедливое и прозрачное расследование, ущерб – как в Кыргызстане, так и за рубежом – может стать больше, чем просто потеря лица. «Это подорвет сам авторитет власти, которая не может защитить своих граждан от произвола, то есть не работает Закон. И это наталкивает на мысль, что у нас ... правовое государство [лишь] формально», - сказал Маликов.



Гульнара Мамбеталиева, контрибьютор IWPR в Бишкеке. Таалай Аманов, также контрибьютор IWPR, предоставил дополнительную информацию.