Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РАДИ ХЛОПКА УЗБЕКИСТАН ЖЕРТВУЕТ СВОИМ БУДУЩИМ

Власти в Ташкенте предпочитают, чтобы вместо уроков дети отправлялись на хлопковые поля.
By IWPR Central Asia

С первого взгляда это может показаться мечтой каждого школьника. Весной и осенью местные власти разрешают всем школьникам и студентам отложить свои учебники и тетрадки и закрывают школы.


"Мы едем на сбор хлопка", - кричат дети с грузовиков, которые каждое утро отвозят школьников на поля, где их ждет 11-часовой неоплачиваемый рабочий день. Радость от того, что не надо учиться, понемногу проходит по мере того, как сбор хлопка затягивается и наступает зима.


"Когда мы были молодыми, мы тоже это делали, так почему бы нашим детям не делать то же самое", - говорит одна мать одного из школьников. Но с увеличением числа детей, которые вынуждены работать на хлопковых полях Узбекистана, все больше становится тех, кто озабочен их будущим.


"Такое впечатление, что для нашего государства хлопок более важен, чем образование людей", - говорит учитель из одного из сельских районов. В Узбекистане хлопок это- все. Республика занимает 2-ое место в мире по его экспорту и ежегодный доход от выращивания хлопка составляет почти миллиард долларов США.


Но, по мнению некоторых, эксплуатация детского труда зашла слишком далеко. В США готовится законопроект, в случае принятия которого Узбекистану предстоит нелегкий выбор. Дело в том, что согласно этому закону Штаты не будут закупать продукцию, при производстве которой использовался принудительный детский труд. Так что, либо Узбекистану придется покончить с этой практикой, либо потерять одного из основных покупателей своего хлопка.


Прошлой весной Джизакскую область посетил второй секретарь посольства США в Узбекистане Джон Пол Шутт. Он во всеуслышание заявил об озабоченности США использованием детского труда в Узбекистане.


Это заявление не случайно было сделано именно в Джизаке. Дело в том, что здесь, начиная с мая этого года, на поля вышли 25 000 школьников и студентов области. Это вдвое больше чем в прошлом году.


Труд детей стал необходим в первую очередь для того, чтобы выполнить план правительства, которое требует увеличить производство хлопка с тем, чтобы компенсировать возможные потери от снижения мировых цен на сырье.


Для выполнения плана областные хокимияты назначили план для рабочих бригад, за каждой из которых пристально следит чиновник соответствующего уровня. Если план не выполняется, чиновнику грозит увольнение. Никакие оправдания не принимаются.


Категоричный тон правительственных постановлений напоминает распоряжения советской номенклатуры: невыполнение плана не может быть оправдано ничем - ни маловодьем, ни бедностью почвы, ни неблагоприятными погодными условиями, которые в прошлом году привели к тому, что было собрано на 600 000 тонн меньше, чем было запланировано.


"Принять участие в хлопковой компании - это долг каждого человека перед родиной, это его вклад в увеличение богатства и независимости страны", - считает заместитель хокима Джизакской области Убайдулла Яманкулов, который полностью поддерживает отрыв учеников и студентов от учебы для уборки урожая.


"Если у человека есть мозги и желание учиться, он все равно найдет время для образования, и будет учиться несмотря ни на что", - говорит он.


Представитель Общества по правам человека Узбекистана в Джизакской области Бахтиер Хамраев сказал, что использование детского труда во время хлопковой компании сейчас приобрело еще большее распространение, чем во времена Советского Союза.


"Сейчас это достигло небывалых размеров, - говорит Хамраев. - Такого никогда не было, чтобы отрывали от учебы в весенний период на прополку хлопка перед самым началом выпускных экзаменов".


Недавно Хамраев провел опрос среди школьников и выяснил, что они проводят на учебе всего несколько месяцев. Беспрепятственно посещать школу они могут только зимой, но в этом году из-за отсутствия отопления занятий не было и в зимние месяцы.


Обычно школьники заняты на сборе хлопка осенью, начиная с сентября до конца ноября. С приходом весны в мае их снова везут на поля в грузовиках, на которых висят плакаты с надписями: "2001 год - год здорового поколения".


Хамраеву эти лозунги представляются нелепыми. "Какое "здоровое поколение" мы вырастим?", - говорит он.


Работники здравоохранения тоже считают, что даже во времена СССР положение было значительно лучше. От участия в прополке хлопчатника не могут освободить никакие медицинские справки, областному управления здравоохранения дано устное распоряжение властей, чтобы никому не давали справки об освобождении от труда по состоянию здоровья.


По указанию хокимията даже физически нездоровые люди должны выходить на хлопковые поля. А тех, кто получает травмы во время уборки хлопка, опять же указанию хокимията не велено держать в больницах. Это делается для того, чтобы "не портить показатели и не заводить негативную статистику". Дети не являются исключением из правил.


Утром 10 мая на дороге по направлению Пахтакор - Джизак у грузовика, в кузове которого находились около 70 учеников 8-го класса, открылся борт в то время, когда машина была на полном ходу. 12 учеников получили серьезные травмы, но только 5 девушек были отправлены в городскую травматологическую больницу Джизака, остальных отправили домой.


Из 5 девушек к вечеру в больнице осталась только одна, находившаяся без сознания. Когда мать другой девушки Юлдуз Хакимовой Адолат умоляла позволить ее дочери тоже остаться в больнице, врач Ильхом Юнусов сказал ей, что районный хокимият , опасаясь как бы инцидент не получил огласку, строго-настрого запретил пострадавшим остаться в больнице.


После выписки ночью у Юлдуз Хакимовой открылось кровотечение из уха, и она была вновь госпитализирована. В настоящее время ее состояние врачи оценивают как критическое.


Власти уклонились от ответственности за инцидент, заявив, что в случившемся виноваты шофер грузовика и директор школы, которым якобы и принадлежит инициатива вывезти детей на хлопок.


Известно еще два случая, которые привели к гибели детей. Один утонул, а второй умер от переохлаждения. Эти трагедии, возможно, заставят международную общественность оказать давление на правительство Узбекистана с тем, чтобы изменить его политику. Протесты, раздающиеся внутри Узбекистана, никакого эффекта не имели.


Студент политехнического института Джизака рассказал, что когда в прошлом году студенты собрались выступить с публичным протестом, их заставили отказаться от этого намерения, угрожая тюремным заключением


Ученикам, которые отказываются участвовать в уборке урожая, грозит исключение из школы, а тем, кто выходит на поля, не приходится бояться экзаменов - участие в сборе хлопка положительно отразится на их оценках.


Политика Узбекистана может измениться в случае принятия США и европейскими странами законодательства, направленного против использования детского труда. Однако, это дело будущего. А пока каждый день в семь утра дети Джизакской области продолжают выезжать на хлопковые поля на грузовиках с надписями, прославляющими Ислама Каримова.


Уракбай Кетменбаев - псевдоним журналиста из Узбекистана.