Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПУТИН ДЕРЖИТ ДИСТАНЦИЮ

Война в Чечне вызвала политическое сближение России и Израиля, но Президент Путин еще не принял ни одну из сторон в ближневосточном конфликте.
By

Война в Чечне вызвала сближение России с Израилем. Обе страны страдают от исламских террористов, тактика которых везде одинакова: взрывы, террористы-камикадзе, захваты заложников. Взаимные симпатии появились и между активистами Организации освобождения Палестины и чеченскими боевиками. Недавно чеченский полевой командир Шамиль Басаев пообещал послать своих добровольцев на Ближний Восток, чтобы помочь палестинцам в их борьбе.


Однако, Россия предпочла остаться в стороне и не участвовать в египетском саммите, даже несмотря на то, что по информации некоторых источников, приглашение было выслано на имя российского министра иностранных дел Игоря Иванова. Но Президент Владимир Путин решил, что наша страна должна быть представлена в Шарм-Эль-Шейхе только на самом высоком уровне и только по приглашению с обеих сторон.


Во время встреч российского президента с его украинским коллегой Леонидом Кучмой на прошлой неделе Путин заявил журналистам: "Конечно, мы примем участие в саммите, если этого захотят обе стороны", сопроводив комментарий своей знаменитой ухмылкой, как бы говоря: "Зачем нам это нужно, когда у нас и собственных проблем достаточно".


Такая пассивная позиция вызвала резкую критику со стороны представителей средств массовой информации, близких к Владимиру Гусинскому, который имеет двойное гражданство - российское и израильское.


Например газета "Сегодня" дерзко провела параллель между борьбой Израиля на Ближнем Востоке и российской войной в Чечне. Газета упрекнула Кремль за колебания и нежелание поддержать Израиль по причине вековых традиций "государственного антисемитизма". Подобную политику газета называет "глупой", так как зарубежных держав, желающих союзничать с Россией и так мало.


Но на самом деле Путина можно винить лишь в прагматизме по отношению к ближневосточному кризису, а в международной политике подобный подход - скорее достоинство, чем недостаток. По крайней мере сейчас прагматизм превалирует над идеологией. Российская политическая элита перестала называть Израиль "оплотом международного сионизма", и давно ушли в прошлое те времена, когда Россия бездумно снабжала арабские государства военной техникой на миллионы долларов, а потом, в 1967 и 1973 годах, воочию убедилась в том, что, как говорится, "не в коня корм".


Но, с другой стороны, было бы неверно советовать Путину объявить Организацию освобождения Палестины "глашатаем исламского экстремизма" и стать официальным союзником Израиля, как предлагают горячие головы из "Сегодня". Слишком со многими мусульманскими государствами Россия стремится поддерживать экономические и политические связи.


Таким образом, Путин предпочел держаться на расстоянии от Шарм-Эль-Шейха и отдать должное "личному мужеству Клинтона". Вместо того, чтобы сконцентрироваться на международных проблемах, он занялся разрешением внутренних вопросов: долгов Украины за российский газ и проблемы "несанкционированного" забора этого газа из российского газопровода (впоследствии топливо продавалось по мировым ценам).


Прагматический подход к проблемам Ближнего Востока отражает неопределенное отношение Путина к конфликту в Нагорном Карабахе (см. статью Михаила Иванова в №52) и его отказ рассудить противоречия в Югославии. Похоже, Кремль придерживается старого принципа "держаться подальше от опасности".


Егор Строев, председатель доживающего последние дни Совета Федерации, утверждает, что без России на Ближнем Востоке не будет долговременного мира, потому что "на одной из враждующих сторон слишком много наших бывших соотечественников". И недостаток ощутимых результатов встречи в Шарм-Эль-Шейхе, кажется, доказывает его правоту.


Рано или поздно российскому МИДу и администрации президента придется четко определить свою политику на Ближнем Востоке и предпринять практические шаги. Можно избежать поспешной и плохо подготовленной встречи в верхах и подставить под огонь критики Клинтона. Но полностью уходить из политически важного региона, в котором Россия имеет десятилетиями складывавшиеся сферы влияния, нельзя.


Михаил Иванов - исполнительный редактор журнала "Российская жизнь", издаваемого Российской информационной службой.