Путевые заметки

Честно говоря, не ожидала, что поездка в Южную Осетию состоится по некоторым личным обстоятельствам. Но в конечном итоге все получилось так, как должно было быть, и вот мы с Ольгой Метревели стоим и мерзнем в аэропорту в Минводах в ожидании своего самолет

Путевые заметки

Честно говоря, не ожидала, что поездка в Южную Осетию состоится по некоторым личным обстоятельствам. Но в конечном итоге все получилось так, как должно было быть, и вот мы с Ольгой Метревели стоим и мерзнем в аэропорту в Минводах в ожидании своего самолет

Tuesday, 27 November, 2007
, мы в восторге выглядывали из окон такси, пока мчались в такси в сторону офиса IWPR. Теплый прием координатора Института в Армении Седы, вкусный обед, - и вот мы вновь в такси вместе с третьей участницей нашей «экспедиции» - Гайане Абрамян. Почему я так подробно рассказываю? Мне самой хочется вспомнить все мелочи, поскольку обычно именно из мелочей и складывается хороший рассказ.



По дороге в Тбилиси мы поломались, и виню я в этом, честно говоря, себя. Дело в том, что когда до города оставалось около получаса, я решила написать сообщение домой и сказать, что со мной все в порядке. «Доехали хорошо, гостиница просто супер», гласило мое сообщение, несмотря на то, что о гостинице не было известно ничего, кроме ее адреса. Отчет о доставке смс-сообщения совпал с внезапной остановкой автомобиля. Чинились мы около часа, и если бы не добрые соотечественники-армяне, не известно, чем бы все это закончилось.



Сейчас что-то мне не совсем хочется соблюдать хронологическую последовательность. Вспоминаю первое утро в Тбилиси, встречу в ОБСЕ с интересными и гостеприимными людьми, перед глазами картинка маршрутки, которая стала пристанищем на ближайшие два дня во время поездки в Цхинвал. Два дня, проведенные в столице Южной Осетии, стали своего рода откровением.



Так получилось, что до этого меня не особо интересовали грузино-осетинские отношения, а после поездки все изменилось. Многочисленные встречи с чиновниками, представителями неправительственных организаций открыли на многое глаза. Ужин первого вечера прошел в осетинской семье, в которую мы все просто дружно влюбились.



На следующий день вновь были встречи, и, несмотря на то, что было безумно холодно в связи с аварийным отключением отопления, все прошло хорошо. Так получилось, что в Тбилиси многие наши встречи с политиками были отменены из-за демонстрации. Мы успели даже сходить на рынок и погулять по центру города.



Когда я, Гайане и Ольга возвращались из офиса в гостиницу, то обратили внимание на то, что на встречу нам шли люди в повязках. Стали фотографировать. Они отворачивались. Мы решили тоже поприкалываться, завязывали шарф на лице. Но потом стало совсем не смешно. Мы взяли настоящие повязки у женщины из службы корой помощи, которая раздавала их всем желающим.



Потом послышались выстрелы, я сразу включила камеру и стала снимать. Помню, что страшно не было, было как-то непривычно. Затем мы увидели бегущих людей, после чего решили тоже зайти в небольшое укрытие; я все еще продолжала снимать. Газ сделал свое дело, запершило в горле, глазах, носу, закружилась голова, и тут мы все же решились попроситься в квартиру, которая оказалась офисом. Переждав там недолгое время, решили все же пойти в гостиницу.



Оказалось, что республиканцы расположены на нашей улице, и по этому случаю они стояли и кричали в адрес полиции и Саакашвили нелицеприятные вещи. Пообщавшись с людьми, раздав маски, мы пошли в гостиницу. Вечером пришлось снимать стресс выпивкой.



А здесь мне хочется добавить, что несмотря ни на что, я рада, что мы оказались в нужное время в нужном месте. Все, что ни случается – к лучшему. Наша поездка с Ольгой продлилась почти на три дня дольше, чем планировалась. Так получилось, что Армавиа оказалась не способна предъявить внятные объяснения того, что время перелета менялось три раза в день.



И вот мы изможденные ожиданиями дремлем в зале ожидания, - все пассажиры многострадального рейса Ереван – Минводы, ставшие одной большой семьей, - и вот, о боже, прилетел наш самолет из Воронежа! Это надо было сфотографировать, что мы и сделали. Когда мы прилетели, нас не захотели выпускать из самолета где-то в течение 40 минут.



Жалею ли я о поездке? Эта мысль не возникала ни на секунду. Я вспоминаю наш поход на Пантеон, сумерки сделали свое дело, что-то волшебное было в этом месте. Может, мерцание свеч… Может, люди, находившиеся рядом…Потом вспоминаю Храм святой троицы, - красивейшее место. Вспоминается много мелочей, которые сейчас не имеют значения. Но я рада, что они были. Я рада, что была в нужный момент, в нужном месте, именно с теми людьми, среди которых не было ни одного случайного человека.
Support our journalists