Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Пуштуны вливаются в ряды талибов

Пуштунские националисты предупреждают, что если воздушные удары США и их союзников по Афганистану не прекратятся, многие их пакистанские соплеменники пополнят ряды движения «Талибан».
By IWPR Central Asia

По мере того, как США и их союзники наращивают ракетно-бомбовые удары по Афганистану, светские пуштунские лидеры в Пакистане теряют авторитет у своих соплеменников. Такое происходит впервые за 50 с лишним лет, минувшие со времен раздела Индии.


«Положение ухудшается. Если бомбардировки не прекратятся, очень скоро мы утратим всякий контроль над народом», - предостерегает Латиф Африди – Генеральный секретарь Национальной партии «Авами» и первый пуштунский лидер либеральных взглядов, избранный в Национальную ассамблею Пакистана от одной из северных племенных автономий.


Являясь национальным большинством в Афганистане, пуштуны составляют большинство населения по обеим сторонам афгано-пакистанской границе, а также значительную часть населения Северо-западной приграничной провинции Пакистана (СЗПП) и некоторых областей Белуджистана. В этих районах традиционно проживают пуштуны «светского» толка.


До начала воздушных ударов по Афганистану лишь небольшая часть населения этих северных племенных округов – процентов 10-15 – поддерживала талибов, но теперь все изменилось.


«Пуштуны тысячами переходят афганскую границу», - говорит Ислам-Хан, молодой юрист из племенного округа Малаканд к северу от Пешавара. До недавнего времени в этом административном округе были сильны позиции Беназир Бхутто и ее Народной партии Пакистана, а также либерального пуштунского лидера Гафар-Хана. Теперь наибольшим влиянием в округе пользуется радикальное исламское племенное движение «Тахрик-Нафаз-Шариат», основанное в 1994 году и призывающее к насилию.


«Пуштуны – консервативный племенной народ, но согласно пуштунским моральным устоям, человека нельзя наказывать, если его вина не доказана», - поясняет Профессор Икбал Таджик, преподаватель политологии из Пешавара. Пуштуны сейчас в гневе, ибо с их точки зрения, США «не соблюли требования справедливости и не вправе вершить суд».


Бывший активист социалистического движения Амин Джан ранее был убежденным противником талибов. Теперь он считает, что США объявили войну его народу. «Даже англичане и русские не разрушали наши дома и не убивали наших детей так, как это сейчас делают американцы», - возмущается он. С той стороны границы, из Афганистана, постоянно приходят сообщения о жертвах среди мирного пуштунского населения.


Рост числа сторонников радикального исламского движения «Талибан» среди пуштунов – крайне опасная тенденция. Если их этнические собратья в Афганистане не войдут в состав послевоенного кабульского правительства, такое правительство не будет законным и представительным, ведь пуштуны составляют в Афганистане национальное большинство. С другой стороны, если все пуштуны примкнут к талибам, то им может не найтись места в будущей афганской администрации.


Учитывая светские взгляды и националистические настроения большинства пуштунов, факт их растущей солидарности с движением «Талибан» представляется примечательным.


Граница между Пакистаном и Афганистаном еще именуется «Дурандский раздел». Ее провели англичане в 1893 году, разделив древнюю родину пуштунов – Пуштунистан – надвое. Таким образом они создали буферное государство между российской империей и своими владениями в Индии.


Когда в 1947 году англичане ушли из региона, активисты пуштунского национального движения начали призывать к восстановлению единого Пуштунистана, независимого от исламского государства, создававшегося в Пакистане.


В эпоху национально-освободительной борьбы на территории Индии большинство пуштунов поддерживало Всеиндийский конгресс, однако созданию Пакистана противились даже такие радикальные исламские партии, как «Джамиат Улама-и-Ислами» (ДУИ) - ныне главный сторонник талибов.


В то время ДУИ поддерживала лидера пуштунского национального движения Хана Абдул-Гафар Хана, которого его оппоненты, ратовавшие за создание исламского государства Пакистан, окрестили «Серхади Ганди» («Пуштунский Ганди»). Военные режимы, правившие в Исламабаде начиная с 50-х годов, как правило, не верили в лояльность пуштунов государству, в котором большинство населения составляют пенджабцы, а правящая элита говорит на урду.


Несмотря на репрессии со стороны властей, пуштунские националисты и ДУИ набрали в СЗПП и Белуджистане большинство голосов на первых же парламентских выборах, состоявшихся в Пакистане в 1970 году. Тогда военные аннулировали результаты и отправили обе вновь избранные региональные администрации в отставку.


В 80-х группа пуштунских политиков во главе с Латифом Африди находилась в оппозиции финансировавшейся США войне против советских войск на территории Афганистана. Афганские моджахеды («Священные воины») не пользовались поддержкой среди пуштунского населения по обе стороны «Дурандского раздела».


На выборах 1988, 1990, 1993 и 1997 года пуштуны последовательно отдавали свои голоса за либеральные и националистические партии. По результатам выборов в СЗПП к власти каждый раз приходили националистические, либерально настроенные правительства. Пользуясь значительной поддержкой в Белуджистане, проталибское движение ДУИ, тем не менее, так и не смогло утвердиться в правительстве этой провинции.


При этом пуштунское сообщество остается крайне консервативным, и это отражается даже на светских пуштунах. Однако ислам, исповедуемый пуштунами, существенно отличается от ислама, исповедуемого арабскими и всеми другими странами. Исламские ритуалы и традиции пуштуны восприняли выборочно, включив их в состав своего племенного морального кодекса.


Всей полнотой власти в пуштунском государственном устройстве пользуется феодал – Хан, а религиозный лидер – Мулла – всего лишь один из его слуг.


Создание в начале 80-х армии афыганских моджахедов представляло собой угрозу традиционным устоям пуштунского сообщества. Пуштуны оказывали сопротивление как моджахедам, так и их иностранным спонсорам – США, Саудовской Аравии и Пакистану. Талибы считались у моджахедов еще хуже моджахедов, так как пуштуны никогда не признали бы над собой власти каких-то «студентов» ислама.


Вакхабизм принес пуштунам бен-Ладен и его гвардия, но они отвергли это исламское течение. В 1994 году одно из пуштунских племен напало на сторонников бен-Ладена в районе Хиберского племенного округа, вынудив последних уйти в горы.


«Это [арабы] – чужаки, даже не мусульмане», - говорит Хуссейн Африди (именно его племя изгнало арабов со своей территории). «Они часто нарушают законы ислама. Например, у них распространено многоженство. Естественно, мы вынуждены были их изгнать с нашей территории».


Шираз Парача – редактор южно- и центрально-азиатских новостей одного из лондонских информационных агентств. В 1997-1998 гг. работал корреспондентом в пакистанском городе Пешавар, откуда вел репортажи о событиях в Афганистане, на территории Северо-западной Приграничной провинции и племенных автономий Пакистана.