Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПРОБЛЕМЫ ТАДЖИКСКОЙ ОППОЗИЦИИ

В партии социалистов – раскол, остальные партии оказались изолированы. Похоже, что у президента Эмомали Рахмонова нет серьезных политических соперников.
By IWPR Central Asia
До президентских выборов осталось всего четыре месяца, а таджикская оппозиция так до сих пор и не выдвинула достойного соперника президенту Рахмонову.

Активисты винят правительство, утверждая, что в преддверии ноябрьских выборов оно развернуло целую кампанию по ослаблению конкурентных партий.

Последней из жертв кампании, по их словам, стали социалисты, в рядах которых произошел раскол, по мнению многих, подстроенный режимом Рахмонова и оставивший партию накануне президентских выборов в разрозненном состоянии.

Социалисты, утверждающие, что их сторонников насчитывается 15 000 человек, были разделены на два противоборствующих лагеря с декабря 2004 года, когда Абдухалим Гафаров и Курбон Восиев собрали специальный конгресс, на котором лишили Мирхусейна Нарзиева поста председателя партии.

Министерство юстиции Таджикистана сразу поддержало назначение Гафарова новым лидером партии, что стало поводом для обвинений (со стороны Нарзиева и других) в том, что Гафаров - всего лишь подсадная “утка” правительства, и его партийная программа идентична программе правящей Народно-демократической партии Таджикистана (НДПТ).

Нарзиев же, в свою очередь, продолжает утверждать, что именно его сторонники, а не фракция Гафарова, и есть настоящая Социалистическая партия.

Эта неразбериха не дала социалистам участвовать в парламентских выборах 2005 года, после чего наблюдатели сошлись во мнении, что раскол в партии был инициирован правительством для того, чтобы избавиться еще от одной оппозиционной партии Таджикистана.

«Из создавшегося положения ясно, что все усилия направлены на ослабление оппозиционных сил. Государственная власть Таджикистана делает все возможное, чтобы ослабить оппозицию. Это показали предыдущие парламентские выборы, - сказал на условиях анонимности представитель блока Нарзиева. - Они ставят на Гафарова, потому что он их человек».

Еще до раскола, произошедшего в Социалистической партии, политическую арену страны трудно было назвать оживленной, что само по себе не сулило ничего хорошего в предстоящих президентских выборах.

По итогам парламентских выборов НДПТ Рахмонова оставила за собой подавляющее большинство депутатских кресел. Только Коммунистическая партия и Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) смогли заполучить минимальное проходное количество голосов, получив 4 и 2 мандата, соответственно.

Другая не менее важная политическая сила – Демократическая партия - так и не смогла оправиться после того, как ее лидер Махмудрузи Искандаров был приговорен к 23 годам лишения свободы по обвинению в террористической деятельности. Да и Коммунистическую партию сложно назвать серьезной оппозицией, поскольку она всячески старается избегать конфликтов с правительством.

Несколько оппозиционных партий меньшего размера, включая ослабленный теперь блок Нарзиева и Социал-демократическую партию Таджикистана (СДПТ), не так давно заявили об идее выдвижения в ноябре единого кандидата, тем самым предложив избирателям альтернативу Рахмонову. Однако наблюдатели считают, что шансы на реальное образование такой коалиции крайне малы.

До выборов осталось совсем немного времени, но пока единственный кандидат, твердо заявивший о своем намерении баллотироваться, – это нынешний президент Рахмонов, но все же ПИВТ заявила о намерении выдвинуть свою кандидатуру. Однако мало кто верит в то, что у кого-то из потенциальных кандидатов есть шансы обойти на выбрах нынешнего президента.

Нарзиев пока не намерен сдаваться и пытается вновь объединить свою партию.

В июле для разрешения спора им была собрана специальная комиссия, состоящая из независимых экспертов и представителей других партий, включая СДПТ и демократов. Комиссия встала на сторону Нарзиева и призвала Гафарова вновь вступить в ряды «настоящих» социалистов.

Но Гафаров ответил на это предложение отказом, лишив всех какой-либо надежды на объединение, и заявил, что закон на его стороне и что только его блок официально признан и зарегистрирован Министерством юстиции.

«Объединяться с Нарзиевым мы не собираемся», - сказал он, добавив, что в настоящее время его фракция занята подготовкой к предстоящим выборам, на которых они намерены выдвинуть кандидата-женщину.

Источник в министерстве подтвердил вышесказанное: «Мы знаем о том, что представители партий создали независимую комиссию по поводу легитимности крыла Соцпартии под руководством Нарзиева, но оно неофициальное. Мы неоднократно говорили, что только суд и Министерство юстиции могут вынести решение о легитимности этой партии».

Нарзиев жестко высказывается в адрес обоих своих соперников. По его словам, они оба были исключены из партии в марте 2000-го года за нарушение партийного устава и финансовые нарушения.

«Деструктивные силы используют аморальных и амбициозных властолюбцев в целях дискредитации оппозиционно настроенной политической организации, ее руководства, членов и сторонников в глазах таджикского и мирового сообщества и предпринимают попытки для ее расчленения с последующим выводом ее с политической арены Таджикистана. И вызывает сожаление тот факт, что в этом деле им содействует Министерство юстиции РТ».

Заместитель председателя СДПТ Шокиржон Хакимов добавил: «Этот конфликт будет обострять еще больше ситуацию в этой партии, так как впереди ещё выборы президента».

Даже до раскола социалисты были всего лишь тенью от той партии, какой она была под руководством Сафарали Кенжаева, который был застрелен в 1999-м году. Ходят слухи, что Кенжаев, бывший военачальник, ставший уполномоченным по правам человека, планировал выдвинуть свою кандидатуру против Рахмонова на выборах в том году, на которых и победил нынешний президент.

Гульнора Амиршоева, корреспондент IWPR, Душанбе.