ПОТЕРЯННОЕ ПОКОЛЕНИЕ ТАДЖИКИСТАНА

Экономический кризис больнее всего ударил по сфере образования, вызвав появление неграмотности среди подрастающего поколения.

ПОТЕРЯННОЕ ПОКОЛЕНИЕ ТАДЖИКИСТАНА

Экономический кризис больнее всего ударил по сфере образования, вызвав появление неграмотности среди подрастающего поколения.

До недавнего времени 18-летний Абдулло не мог написать даже собственное имя. А теперь он с группой более молодых сверстников сидит в темноватой комнате с низким потолком и под руководством преподавателя открывает для себя тайны чтения и письма.

Это - не школа в общепринятом понимании. Просто Абдулло - один из многих- молодых таджикистанцев из бедных горных кишлаков, которым школьное образование недоступно или из-за бедности, или из-за территориальной удаленности. Их обучением занимаются грамотные, преданные делу, но не подготовленные специально односельчане.

Таджикистан - беднейшая из центральноазиатских республик бывшего СССР. Огромный ущерб бюджетной сфере, в частности, образованию нанесла пятилетняя гражданская война, последовавшая за развалом Союза в 1991 г. При советской власти среднее образование было всеобщим и бесплатным, чего независимый Таджикистан уже не может себе позволить.

В кишлаке Ибрат Восейского района Хатлонской области (юг страны) школы нет и никогда не было. В советские времена учащихся, проживающих за 3 км. и более от школы, возили туда на автобусе, но такая роскошь уже давно ушла в прошлое.

Родители боятся отправлять детей в школу за три с половиной километра из-за интенсивного движения грузовиков по трассе, ведущей в расположенный поблизости крупный завод по производству поваренной соли.

Кроме того, по словам жителей Ибрата, они не в состоянии обеспечить своих детей одеждой и обувью.

В итоге примерно сорок детей в Ибрате рискуют остаться неграмотными.

Три года назад житель кишлака Ибрат, 37-летний Намоз Худоеров, сам имеющий только среднее образование, стал обучать своих детей и детей односельчан азам начального образования. В пустовавшем доме родственника он обустроил классную комнату, где тремя группами стали учиться 15 детей в возрасте от 8 до 18 лет, Абдулло в их числе.

По словам учителя, дети кишлака Ибрат росли не только неграмотными, но дикими и ущербными. "Редкого приезжего могли закидать камнями", - говорит он.

Теперь родители ребятишек радуются, что те, обучаясь в школе, уже могут немного писать и читать, стали более воспитанными. "Я рада, что мой взрослый сын хоть чему-нибудь научится у Намоза", - сказала IWPR мать Абдулло.

Кроме зарплаты Худоерову - 10 долларов в месяц - отдел образования администрации Восейского района другой помощи не оказывает. Школа - слишком громкое название для этой низкой, темной комнаты без электричества с земляным полом и соломенным потолком. До недавнего времени партами и стульями ученикам служили камни и бревна.

Как рассказал Худоеров, по одному экземпляру учебников (родной язык, чтение, математика) он за собственные деньги купил на рынке по 1-1,5 доллара штука. Больше у него ничего нет - тетради и ручки дети принесли сами.

После того, как сюжет о школе был показан по местному телевидению, отдел образования Восейского района, и без того знавший о ее существовании, выделил ей 5 старых, полуразвалившихся парт, за которые, правда, вычли 8 долларов из скудной зарплаты Худоерова.

Несмотря на одобрительное отношение к себе местных властей, школа все же может вскоре прекратить свое существование. "Скорее всего, школу придется закрыть. Возвращается хозяин дома, и детям негде будет учиться", - говорит Худоеров.

С этой проблемой Худоеров обращался к председателю сельсовета, на что тот ответил, что необходимо написать коллективное заявление, тогда можно будет выделить участок, и пусть жители строят школу на свои средства. Но, по словам сельчан, таких денег у них нет, а значит, дети снова перестанут учиться.

Жители кишлака Ибрат влачат жалкое существование. Они живут за счет продажи молока и плодоовощной продукции, выращенной на небольших огородах. Сам Худоеров до преподавания в школе работал в колхозе за зарплату 1 доллар в месяц.

По словам журналистов, работающих в этом регионе, в горных кишлаках на юге страны сегодня немало самообразовавшихся школ, похожих на ту, что в кишлаке Ибрат, но министерство образования Таджикистана это отрицает.

Начальник Управления общеобразовательных школ министерства Сайдамир Аминов считает, что подобная просветительская деятельность незаконна. "Такие школы обязаны иметь соответствующую лицензию", - сказал он IWPR.

Чиновники и эксперты признают, что сфера образования в Таджикистане находится в глубоком кризисе. Это следствие хронического недофинансирования. Например, государственные затраты на одного учащегося общеобразовательной школы снизились с 48,5 доллара в 1993 г. до 19,5 в 1998 г.

По данным минобразования, в 2003-2004 учебном году в Таджикистане не посещало школу около 2-х тысяч детей. На самом деле, по данным МВФ и Всемирного Банка, в РТ не учатся 20 процентов детей. Помимо бедности, дети не ходят в школы и по причине их отсутствия.

Согласно данным МВФ и ВБ, около 20% школ были разрушены и разграблены во время гражданской войны. По их же данным, свыше 130 школьных зданий требуют ремонта и полного оснащения оборудованием и учебными пособиями. Взамен 126 разрушенных необходимо построить новые школы на 20 тысяч мест.

По словам первого заместителя министра образования РТ Хабибулло Бобоева, в настоящее время в Таджикистане не хватает 60 тысяч ученических мест, но в сегодняшних экономических условиях строительство такого количества школ не представляется возможным.

Практически во всех школах ощущается острая нехватка учебников. Новые пособия издаются небольшими тиражами, а старые сильно изношены и непригодны к использованию. По данным Министерства образования, только на издание учебников требуется около 11 млн. долларов, а выделяется лишь 134 тысячи.

Из-за нехватки преподавателей - по стране их недостает 13 тысяч - во многих сельских школах учителями работают 17-летние выпускники средних школ, но 10- долларовая зарплата педагогов заставляет их искать другую работу.

Ухудшается качество образования; растет неграмотность среди населения.

По дороге в Восейский район корреспондент IWPR остановился у обочины купить воды. Выяснилось, что продавщицы - 16-летняя Назира и 15-летняя Сабохат - не знают грамоты. Из-за бедности обе никогда не посещали школу, но девушек это не слишком удручает.

"Деньги считать мы умеем и некоторые буквы знаем - мама научила. Зачем нам больше? - пожимает плечами Назира. - Все равно скоро и ее, и меня замуж отдадут".

Гульнора Амиршоева - корреспондент IWPR в Душанбе

Support our journalists