Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Последствия ядерных экспериментов в Казахстане

Жители прилегающих к неиспользуемому полигону территорий до сих пор страдают от последствий ядерных экспериментов, проводившихся в советское время.
By IWPR Central Asia
О казахстанском ядерном полигоне, деятельность на котором была прекращена 20 лет назад, мир почти забыл, однако, по словам экспертов, радиация будет продолжать угрожать здоровью людей до тех пор, пока участок не подвергнется тщательной очистке.

Эксплуатация полигона была прекращена в 1991 году. В этом месяце Организация по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний проводит серию экспериментов на Семипалатинском полигоне, тестируя оборудование и технологии, позволяющие фиксировать ядерные испытания, определять их мощность и место проведения.

Семипалатинск был выбран для проведения экспериментов потому, что некоторые из них могут быть проведены в реальных условиях, например, проверка уровня радиации в почве и атмосфере. В Казахстане это рассматривалось как дань решению, принятому страной вскоре после того, как она получила независимость, и которое заключалось в том, что страна добровольно отказалась от использования ядерного оружия.

Неизменность фонового излучения означает, что наследие Семипалатинска продолжает жить. Согласно академикам-исследователям и группам влияния, количество случаев онкологических заболеваний, врожденных дефектов, замедленного развития и психиатрических расстройств в этом регионе гораздо выше, чем в других областях Казахстана.

По данным Восточно-Казахстанского областного онкологического диспансера, количество случаев заболевания раком здесь на 10-15 процентов выше, чем в среднем по Казахстану. При этом пугающе высоким остается процент пациентов в возрасте 50-60 лет, иными словами, люди, которые находились недалеко от полигона в то время, когда там проводились испытания.

Наземные испытания были завершены в 1962 году, однако, подземные тесты продолжались еще много лет до завершения программы в 1989 году.

Считается, что около 1,7 миллионов человек испытывают проблемы со здоровьем, в результате подверженности радиации.

Сейчас уровень радиации наиболее низок. Однако эксперты предупреждают, что низкие дозы и постоянная подверженность радиации может впоследствии вылиться в возникновение генетических дефектов. Все это, скорее всего, будет продолжать до тех пор, пока не будет проведена очистка всей этой огромной площади.

Айткожа Бигалиев, директор НИИ проблем экологии КазГУ им. Аль-Фараби, многие годы занимающийся исследованием этой проблемы, говорит, что ключевым вопросом сейчас остается очистка от радиации почвы и воды. Грунтовые воды размывают радиоактивные материалы, оставшиеся в заброшенных шахтах, где проводились взрывы. Со временем эти материалы находят дорогу в пищевую цепочку и влияют как на животных, так и на людей.

По словам Бигалиева, к этой проблеме добавилась еще одна – отсутствие мер по предотвращению выпаса скота, добычи соли и разработке угольного месторождения на зараженной земле. Результатом такой деятельности становится вынос радиоактивного загрязнения за пределы пораженной области в другие части страны. Несоблюдение безопасности жизнедеятельности в данном случае связано и с недостаточной информированностью жителей, и с отсутствием четких юридических рамок.

«При этом уровень радиации на опытном поле полигона превышает допустимый в 1000 раз, - сказал он. – А на нем беспрепятственно пасется скот, мясо и молоко которого потом попадает на стол жителей».

Бахыт Туменова, директор Общественного фонда «Аман саулык», говорит, что одной из проблем является то, что никто никогда не следил за тем, какое влияние оказало облучение на людей.

«Особенно актуальным вопросом на сегодняшний момент является определение реальных последствий радиационного облучения, - сказала она. – Первоначально в определении степени нанесенного вреда применялся простой принцип прямого поражения радиоактивным облучением, а это не соответствует действительности».

При этом она указала на достойный внимания опыт Японии, которая применила метод «реконструкции доз», на основании которого изучается продолжающийся эффект от первоначального облучения, что может стать неоценимым вкладом для будущих поколений.

От последствий ядерных испытаний продолжают страдать, как и местные жители, так и солдаты, проходившие воинскую службу недалеко от полигона, где в советское время производились взрывы.

Тогда, в 1962 году, Мелгис Метов проходил военную службу в четырех километрах от испытательного полигона. В его обязанности входила подготовка аппаратуры перед взрывом и снятие показаний датчиков примерно через час после него.

В тот год на опытном поле было произведено 19 испытаний, включая одно наземное, наиболее опасное.

Для него и еще троих солдат, занятых в этой работе, единственным видом защиты были легкие плащи и респираторы.

«Полигон стал проклятием моей жизни», - сказал Мелгис Метов, который живет во втором по величине городе Казахстана и возглавляет Комитет ветеранов подразделений особого риска.

Уже через пару месяцев у молодых военнослужащих появились пигментные пятна, сильные головные боли и общая слабость. По заключению медиков они были переведены в другое место службы, но Метов так и не избавился о головных болей. В 30 годам у него появился нервный тик и он начал терять зрение – теперь у него ограниченное зрение на один глаз.

Он был вынужден рано уйти на пенсию, и считает, что «возможно, добился бы в жизни того, чего хотелось, не встреться на моем пути полигон».

Комитет, который возглавляет Метов, в течение многих лет пытался добиться от властей признания того, что военнослужащие подверглись опасности на полигоне.

Он достает толстую папку с письмами от различных официальных учреждений, которые отклоняют запросы ветеранов на том основании, что они необоснованны.

В Казахстане существует закон, принятый в 1992 году, согласно которому люди, пострадавшие в результате ядерного облучения, должны получать пособия. Однако он, почему-то, не распространяется на солдат, которые проходили воинскую службу на полигоне или рядом с ним.

Эльмира Габидуллина, внештатный журналист в Алматы.