Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПОРТРЕТ ПОЛЕВОГО КОМАНДИРА

Федералы приступили к " последнему штурму" Грозного. И сила чеченского
By

лучшие бойцы армии повстанцев под предводительством закаленных в бою


ветеранов первой чеченской войны. Один из них - полевой командир старой


закалки Хизир Хачукаев.


Руслан Исаев из Назрани, Ингушетия (CRS No. 15, 21-Jan-00)


Хизиру Хачукаеву 39 лет. В его прошлом есть страницы, которые вызывают


зависть тех, кто старше, и восхищение тех, кто моложе. В первой чеченской


войне его прозвали " героем Бамута" . Позднее он получил высшую награду


республики - медаль за храбрость " Честь нации" и погоны генерала от Аслана


Масхадова. В самом начале конфликта он был первым, кто использовал тактику


противотанковой обороны. Впоследствии эту тактику использовали все


чеченские бойцы, а Хачукаев стал живой легендой.


В сентябре 1999 года федеральные силы начали наступление на Чечню. Задача


обороны Грозного была возложена на нескольких полевых командиров -


ветеранов первой войны. Среди них был и Хачукаев. В течение четырех месяцев


его отряд среди других повстанческих отрядов делал все, чтобы превратить


Грозный в настоящую крепость. Именно тогда были построены " многослойные"


оборонные сооружения. Как показал опыт российских генералов, эти укрепления


практически неприступны.


Сейчас штурмовой отряд Хачукаева численностью в 300 бойцов защищает


юго-восточную часть города, в которой находится Старопромысловский район,


городская больница №9 и площадь Дружбы народов. Целый месяц по позициям


этого отряда наносились воздушные удары, и вела огонь тяжелая артиллерия.


Теперь бойцы Хачукаева отражают атаки хорошо вооруженной пехоты, которая


располагает минометами. Боевикам практически некуда отступать, их зажали в


угол.


Но Хачукаев настроен весьма решительно. "У меня достаточно еды и


боеприпасов, чтобы продержаться," - сказал он по телефону. "Здесь царит


настоящий хаос, и такое кровопролитие мы видим в первый раз. Но Грозный -


это символ независимости Чечни. Отказаться от борьбы за независимость для


нас все равно, что предать наших товарищей, которые отдали за нее свою


жизнь" .


Совсем недалеко от штаба Хачукаева в подвале живут его жена, 11-летний сын


и 14-летняя дочь. Уйти из города они не могут. Что касается пищи, то они


вынуждены довольствоваться тем немногим, чем могут поделиться боевики. Так


что защита дома и семьи для Хачукаева не просто отвлеченная потребность, а


непосредственная реальность.


Хачукаев родился в Казахстане. Туда в феврале 1944 г. на волне сталинских


репрессий депортировали его родителей. Его семья вернулась в Чечню в конце


шестидесятых. Они поселились в Серноводском районе около границы с


Ингушетией.


Накануне начала первой войны, в декабре 1994 года Хачукаев находился в


Бамуте, селе с населением в 3000 человек, которое находится в 18 километрах


от Серноводска. Здесь 120 ополченцев на скорую руку построили оборонные


укрепления. Именно на это село российская армия обрушила свою первую атаку.


До войны Бамут был российской ракетной базой. К югу от деревни расположены


подземные бункеры для хранения ракет. Отряды повстанцев использовали их в


качестве бомбоубежищ и укрытий, и нападали на наступающие бронетанковые


колонны. Именно тогда Хачукаев на практике доказал эффективность применения


гранатометов против российских БМП, которых федералы прозвали " гробами на


колесах". В результате Хачукаев завоевал уважение многих бойцов.


После того как Хачукаева избрали командиром местного гарнизона, за полтора


года он успешно отбил четыре атаки на село. В западной части республики


Бамут стал символом чеченского сопротивления. Отряд Хачукаева состоял из


его родственников и друзей, а также из 40 бойцов армии Ичкерии президента


Аслана Масхадова. Брат Хачукаева погиб, защищая деревню.


Позднее Хачукаев расширил территорию ведения боевых действий на север до


Серноводска и Семашек. Вплоть до августа 1996 года он сдерживал продвижение


федеральных войск. Затем он возглавил отряд повстанцев численностью в 300


человек и повел их на Грозный. Они освободили Ленинский и


Старопромысловский районы. Согласно легенде, Хачукаеву удалось прорваться


через российское оцепление, не потеряв ни одного человека. В последующих


боях он потерял троих убитыми, и восемь бойцов из его отряда было ранено.


Хачукаев настоял на прекращении огня для того, чтобы Красный Крест смог


вывезти из Грозного раненых мирных жителей. Одновременно с проведением этой


гуманитарной операции в город получили доступ журналисты. Именно тогда я


познакомился с Хачукаевым, скромным и тихим человеком, избегающим любой


рекламы. Меня поразили его либеральные взгляды и его видение независимой


Чечни как государства, где последователи различных религий могли бы


свободно исповедовать свою веру. Он говорил о недоверии к экстремистски


настроенным ваххабитам, убеждения которых противоречат традициям его


предков.


После окончания первой войны Хачукаев добровольно вступил в национальную


гвардию, которую отрядили подавить восстание ваххабитов в Гудермесе. В


конце концов, обе стороны согласились подчиниться решению шариатского суда.


Хачукаев впоследствии участвовал в нескольких операциях по освобождению


заложников, захваченных ваххабитами.


"После окончания войны, каким бы оно не было, экстремистов нужно отдать под


суд за все, что они совершили. Это будет час расплаты," - говорит он.


Как и многие другие полевые командиры, Хачукаев верит, что командовать


можно только с передовой. Как правило, лидеры повстанцев не считают, что им


положены особые привилегии, и предпочитают работать и воевать бок о бок со


своими людьми.


"В нашей армии можно увидеть, как полковник роет окоп, или как генерал


стреляет из снайперской винтовки," - говорит Хачукаев. Тем не менее, никто


не может оспорить его авторитет.


Отряд Хачукаева подразделяется на небольшие группы, в каждой из которых от


7 до 8 мужчин. Кроме четырех или пяти автоматчиков, в группе есть снайпер,


пулеметчик и гранатометчик. Эти группы очень подвижны и не зависят от


центральных путей снабжения, так как еду и боеприпасы они находят прямо в


районе ведения боевых действий.


В руинах полуразрушенного города они в своей стихии. Их тактика заключается


во фланговых ударах по наступающим российским силам, и отличается высокой


эффективностью. Обычно они создают видимость отступления, и когда


федеральные солдаты в погоне за "отступающими" попадают на открытое


пространство, повстанцы из окружающих зданий обрушивают на них пулеметный


огонь.


По словам Хачукаева, во время подобного маневра 18 января был захвачен в


плен генерал-майор Михаил Малофеев. Генерал вел свое подразделение в атаку,


когда они попали под перекрестный огонь. "Когда дым рассеялся, генерал


огляделся и увидел, что все подразделение просто исчезло, - говорит


Хачукаев, - никто из его людей не был готов к такой мясорубке. И он остался


в полном одиночестве" .


Хачукаев утверждает, что Малофеева, заместителя командующего северной


группировки, увезли на одну из повстанческих баз, которая находится где-то


в южных предгорьях. Российские военные упрямо твердят, что Малофеев был


убит снайпером.


С 18 января, с начала " последнего штурма" Грозного, федералов не перестает


удивлять потрясающая способность повстанцев быстро передвигаться из одного


района в другой. СМИ России предполагают, что для предупреждения вражеских


маневров "духи" используют городскую систему канализации. Говорится даже,


что чеченцы вырыли десятикилометровый туннель, ведущий из центра города в


южные пригороды.


По словам Хачукаева, все эти теории ­ "полнейшая чушь". Он говорит, что в


канализации места не хватит даже крысам, не говоря уж о вооруженных людях.


Хачукаев утверждает, что повстанцы с легкостью проникали через федеральное


оцепление с самого начала осады. Это несложно, поскольку чеченцы хорошо


знают местность и умело используют различные укрытия вроде оврагов,


расщелин и разрушенных зданий.


Хизира Хачукаева можно отнести к бойцам старой школы. Им владеет стремление


к независимости Чечни, а не жажда мести или религиозный фанатизм.


После окончания первой войны Чечня уверенно встала на путь создания


"современного демократического государства". Хачукаев был назначен главой


оперативной правительственной группы по восстановлению районов,


пострадавших во время боевых действий. Сейчас, когда Хачукаев пробирается


через усыпанные пустыми гильзами развалины чеченской столицы, проект по


восстановлению, должно быть, кажется ему очень далеким.


Руслан Исаев - постоянный корреспондент ИОВМ