Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПОЛКОВНИК, ОБВИНЯЕМЫЙ В УБИЙСТВЕ ЧЕЧЕНСКОЙ ДЕВУШКИ, ОПРАВДАН

Единственный случай, когда перед судом по обвинению в совершении преступления в Чечне предстал российский офицер, завершился его освобождением. Объявленная причина - офицер был невменяемым.
By

Вечером 31 декабря, когда в России начались новогодние праздники, освобождением из-под стражи бывшего командира российского танкового полка Юрия Буданова завершился очень давний процесс. Постановлением суда признано, что в момент инкриминировавшегося Буданову убийства он был невменяем.


Это дело не имело прецедента, поскольку перед судом впервые предстал русский офицер, обвинявшийся в совершении зверского преступления - убийстве юной чеченки. Поэтому этот процесс многим представлялся чем-то вроде эксперимента, призванного выявить, как российский военный суд принимает решения в отношении своих чинов, обвиняемых в причастности к серьезным преступлениям.


Правозащитники в один голос осудили оглашенный судом вердикт, утверждая, что это решение теперь позволит российским военным действовать безнаказанно в измученной войной республике.


Буданов, командир 160-го танкового полка, обвинялся в убийстве в марте 2000 года 18-летней Кунгаевой Хеды, которую звали также Эльзой. Известно, что девушка была изнасилована, однако этот факт не был включен в пункты обвинений, выдвинутых против подсудимого.


То, что Буданов убил Кунгаеву, не подвергается никаким сомнениям. 26 марта (в тот самый день, когда Владимир Путин был утвержден в должности президента России) Буданов на боевой машине пехоты, сопровождаемый группой солдат прибыл к дому Кунгаевых в селе Танги-Чу.


Родителей дома не оказалось. Тогда Буданов и трое солдат забрали для снятия показаний старшего члена семьи - Эльзу. Девушку привезли в расположение части, где Буданов отвел ее в штабной отдел для допроса.


Через некоторое время полковник позвал бойцов и приказал им захоронить мертвое тело девушки в лесополосе. Сам командир полка был в нижнем белье, одежда на Эльзе была разрезана на спине острым предметом. Позднее медицинская экспертиза показала, что девушку изнасиловали и задушили.


При аресте Буданов сопротивлялся и был поддержан своим непосредственным шефом - начальником штаба Иваном Федоровым, который поднял в ружье роту. Позднее Буданов был все же арестован генералом Валерием Герасимовым, в то время исполняющим обязанности командира Западной группировки федеральных сил в Чечне, и в феврале 2001 года военный суд Ростова-на-Дону приступил к слушанию его дела.


Причина тому, что провинившийся полковник предстал перед судом спустя столько времени, в нескольких судебно-психиатрических экспертизах, которым он был подвергнут - "группа поддержки" пыталась доказать его невменяемость в момент совершения преступления.


При первом освидетельствовании, которое проводилось в военном госпитале, врачи-эксперты заключили, что Буданов был полностью вменяем. Последующими экспертизами, три из которых проходили в Институте Сербского в Москве, он был признан сначала "временно невменяемым", а затем невменяемым в течение трех месяцев, предшествовавших убийству.


Большую часть времени на суде Буданов вел себя совершенно спокойно и даже общался через решетку с корреспондентом IWPR.


Однако незадолго до окончания процесса разразился скандал. Адвокат потерпевшей стороны Абдулла Хамзаев заявил, что за время процесса полковник Буданов произвел на него впечатление здравомыслящего человека, о психическом состоянии которого можно абсолютно не тревожиться. После этого Буданов стал с нецензурной бранью обвинять Хамзаева в гибели русских солдат.


Судья объявил перерыв, и последнюю неделю вплоть до вынесения приговора слушания проходили уже без присутствия Буданова в зале.


Судебный процесс был политизирован - защита, например, настаивала на том, что Буданов показал себя отличным солдатом. По словам адвокатов, село, близ которого произошла трагедия, являлось опасным местом, где было изъято большое количество оружия, в этом районе чеченскими повстанцами был сбит вертолет и подбито три танка.


Кроме того, по утверждению защиты, местный осведомитель показал Буданову фотографию Кунгаевой со снайперской винтовкой в руках.


"Днем чеченская девушка может играть в куклы, а ночью быть снайпером, сапером, связной", - утверждали адвокаты.


Ответом на это заявление стали выступления соседей погибшей девушки, которые утверждали, что Кунгаевы - уважаемые в селе люди, а Хеда всегда была крайне стеснительной и проводила большую часть времени дома.


"Очень скромная, застенчивая девушка, для которой было большой проблемой даже просто пройти мимо компании парней в школе или в селе", - так характеризовала Хеду на суде ее подруга Таиса Сулейманова. "На ней, как старшей из пяти детей, лежали заботы по дому и большому хозяйству - с коровами, овцами, потому что родители весь световой день работали в поле. Такую девушку просто невозможно представить в роли снайперши".


Позднее Виса Кунгаев, отец убитой девушки, сказал: "На протяжении всего этого судебного процесса мы чувствовали себя не потерпевшими, а обвиняемыми".


Он не винит своих адвокатов. По его мнению, "военные в лице влиятельных генералов - Шаманова, Трошева и других, поставили целью любой ценой вытащить из тюрьмы Буданова".


Генерал-лейтенант, бывший командующий 58-й армией и группировкой "Запад", а ныне ульяновский губернатор Шаманов вступился за Буданова, которого он назвал "талантливым командиром, честным гражданином нашей страны". "Буданов лично участвовал в пяти рукопашных схватках, был награжден "Орденом мужества" и представлен ко второму", - заявил он.


"Судебный процесс окончательно подорвал мое здоровье", - говорит мать Хеды Роза Башаева.


"Приходится доказывать очевидное, терпеть несправедливость, унижения и в зале суда, и на улице. Ведь тех, кто считает всех чеченцев заведомо виноватыми, немало в России. И все-таки мы должны добиваться законности ради памяти дочери", - говорит она.


Родственники девушки утверждают сегодня, что суд был необъективен. Не были удовлетворены несколько их основных требований, включая приглашение на слушания генерала Герасимова, который арестовал Буданова. Теперь Кунгаевы намерены опротестовать решение суда.


В Чечне за делом Буданова следили с повышенным вниманием. Но итог судебного разбирательства, тянувшегося почти три года, для многих не стал сенсацией.


"Мы ждали такого результата", - говорит Саид-Магомед Гелагаев, опытный педагог из Грозного. - "Предполагали, что убийца в погонах избежит наказания".


"Я помню одну его реплику из зала суда: "Я делал то, что делают другие в Чечне". Это так и есть, подобных преступлений за годы войны совершено военными великое множество, а на скамью подсудимых попал один полковник Буданов", - сказал Гелагаев.


"Я всю жизнь верила в российское правосудие. Теперь, после оправдания Буданова, полностью разочаровалась", - говорит Зура Магомадова, директор школы палаточного городка "Согласие", где ныне живут Кунгаевы. "Зимой 2001 года, кода в наш лагерь приехали журналисты НТВ, я призвала через эфир президента Путина сделать все, чтобы суд над Будановым был объективным. Но он не оправдал надежды таких, как я. Теперь же безнаказанность развяжет руки преступникам".


Самым коротким и емким стал комментарий правозащитника Элизы Мусаевой, представителя правозащитного центра "Мемориал": "Российский суд несвободен, и процесс над Будановым это продемонстрировал".


Юрий Туманов, независимый журналист. работающий в Ростове-на-Дону, освещал ход суда над Будановым


Асият Вазаева, независимый журналист. работающая в Ингушетии