Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПОЛИТИКА В КИРГИЗСТАНЕ ­ КЛУБ ТОЛЬКО ДЛЯ МУЖЧИН

Учитывая их проблемы, неудивительно, что женщины редко идут в политику.
By

На президентских выборах в Киргизии, состоявшихся 10 июля, в избирательные бюллетени была внесена фамилия только одной женщины. Руководитель Ассоциации неправительственных и некоммерческих организаций Киргизстана Токтаим Уметалиева получила всего лишь 0,5 процента голосов.


Уметалиева и пять мужчин, противостоявшие Курманбеку Бакиеву, имели мало шансов победить человека, который уже исполнял полномочия президента и был явным фаворитом. Ни один из них не имел политическую поддержку, подобную поддержке Бакиева, который, как и ожидалось, выиграл выборы с 89 процентами голосов.


Однако, сам тот факт, что среди кандидатов на пост президента была лишь одна женщина, свидетельствует об ограниченном участии женщин в политике на высоком уровне. Это положение, по-видимому, результат нескольких таких факторов, как нехватка финансовых ресурсов, шовинистическое отношение мужчин и нежелание последних менять существующее положение.


«Самый сложный вопрос, конечно, финансовый. Для проведения предвыборной кампании необходимы солидные суммы, а наши женщины бедны. В нашей стране все финансы контролируются мужчинами», ­ говорит Уметалиева.


С ней соглашается лидер Коммунистической партии Киргизстана Клара Аджибекова: «Здесь только мужчины бывают богатыми. Я бы тоже могла участвовать в президентских выборах, но финансовых ресурсов у меня нет. Следовательно, незначительное количество женщин, вовлеченных в политику, объясняется именно этим, а не тем, что у нас не хватает выдающихся интеллигентных женщин, которые могли бы стать кандидатами в президенты».


То, что мужчины в женщинах видят только домохозяек, еще один сдерживающий фактор.


«По азиатским традициям, положение женщины долго было второстепенным», ­ говорит Виктория Тян, психолог Женского кризисного центра в Сезиме. «Кроме этого, в советское время существовал стереотип, что женщины не должны участвовать в политике».


По ее словам, о женщинах, которые все-таки шли в политику, говорили, что они это делают из-за неспособности найти себе мужей.


Одна из немногих депутатов-женщин парламента Ольга Безбородова утверждает, что многих женщин от участия в политике удерживает «классический и всеохватывающий» мужской шовинизм.


«Однажды, на вопрос журналистов, почему депутатам [так не нравятся женщины в качестве законодателей], один ведущий политик сказал, улыбаясь прямо в камеру, что женщины должны стирать рубашки и гладить шнурки для ботинок. Я думаю, что таково мнение большинства, если не всех депутатов», ­ говорит она.


Советник спикера парламента Бермет Букашева говорит, что женщины просто не приспособлены к политической борьбе. «Женщина-политик должна быть жесткой и циничной, могущей переступать через людей. Однако, женщины обычно не в состоянии так действовать. Поэтому им в политике приходится нелегко. Это ­ слишком грязное дело», ­ сказала она.


По мнению президента Фонда международной терпимости Раи Кадыровой, именно учитывая эти преграды, женщины сами не очень хотят взваливать на себя бремя общественной жизни.


«У женщин нашего поколения нет желания участвовать в политике. Чем выше в своей карьере женщина поднимается по политической лестнице, тем больше она попадает в поле зрения общества, как в аквариуме», ­ говорит она.


«Никто не станет обсуждать прическу мужчины-политика. Если у мужчины есть любовница и люди об этом говорят, это, конечно, плохо, хотя они все-таки думают, что это не страшно. А если выяснится, что у женщины есть любовник, она должна забыть о карьере и немедленно уйти из политики».


Политолог Эрмек Козубеков считает, что сейчас неподходящее время для вступления женщин в политику.


«Женщины осознают безнадежность их пребывания в политике», ­ говорит он. «У них нет возможности соревноваться с мужчинами ни финансово ни психологически. Хотя все женщины утверждают, что они угнетены, они, на самом деле, сами понимают, что шансов у них нет».


«Сейчас люди не станут голосовать за женщину, претендующую на пост президента. У нас создан отрицательный образ женщины-политика. Тем более, что в нынешней нестабильной обстановке нам нужна твердая рука, а она ассоциируется только с мужчиной. Нам нужен порядок».


Однако, бывший заместитель министра образования Гайша Ибрагимова, которой Центральная избирательная комиссия не разрешила участвовать в президентских выборах в качестве кандидата из-за невыполнения требований по регистрации, говорит, что если общество сейчас не готово к восприятию женщины с браздами правления в руках, есть признаки того, что положение в будущем изменится.


«Целый месяц [перед президентскими выборами] все жаловались на участие женщин. Большинство населения не готово воспринимать женщину на руководящем посту. Однако, сейчас люди относятся к этому более вдумчиво. Я думаю, что люди стали видеть позитивные аспекты женщины-президента, так как женщины-руководители у нас здесь традиционно были. Мы несем стабильность и единство», ­ говорит она.


Гульнура Торалиева, сотрудник IWPR в Бишкеке.