Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПОХОЛОДАНИЕ В ТУРКМЕНО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ

Споры о принадлежности ряда каспийских нефтяных месторождений между Ашгабатом и Баку могут больше навредить первому, считают эксперты.
By Rauf Orujev

Споры о разделе богатейших нефтяных и газовых месторождений Каспийского моря вновь омрачают отношения между Туркменистаном и Азербайджаном.


29 июня посол Азербайджана в Туркменистане Эльхан Гусейнов был вызван в Баку, якобы «для консультаций о положении в Туркменистане». По неофициальным данным, беспокойство азербайджанских властей вызвали планы Туркменистана по наращиванию своих вооруженных сил.


Две недели спустя посол вернулся по месту службы, и на первый взгляд, явного ухудшения уровня двусторонних дипломатических отношений удалось избежать. Однако эксперты и дипломаты отмечают, что существующие проблемы в двусторонних отношениях остаются нерешенными.


Все разногласия дружественных ранее государств начались с раздела границы по Каспийскому морю. А именно, территориальный спор возник из-за двух месторождений, находящихся в районе срединной линии между государствами. Это - месторождения Чиpаг (по-туpкменски Осман) и Азеpи (в туркменском варианте Хазаp).


Азербайджан уже с 1994 года ведет разработку и освоение «спорных месторождений», и Туркменистан требует материальной компенсации за освоение принадлежащих ему, как считает официальный Ашхабад, одно - частично, а другое – полностью, месторождений.


Очередной виток напряженности в двусторонних отношениях был вызван сообщениями о том, что в обмен на природный газ Украина пообещала поставить Туркменистану оружия и военной техники на сумму в 500 миллионов долларов.


«Отношения между нашими странами остаются достаточно прохладными», - заявил бакинской газете «Эхо» дипломат, попросивший не называть своего имени.


До 1991 г. Каспийское море было поделено между СССР и Ираном. После роспуска Союза некоторые бывшие советские прикаспийские республики не смогли договориться о границах, а новые разведанные залежи углеводородов под дном Каспия лишь обостряют споры.


В 2003 г. Россия, Казахстан и Азербайджан достигли договоренности о разделе Каспийского моря на пропорциональной основе, однако Туркменистан и Иран не присоединились к соглашению, и границы между ними и Азербайджаном в южной части моря остались неделимитированными.


Несмотря на существующие разногласия, Азербайджан с 1994 г. ведет на Каспии разработку группы месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли». В зависимости от линии будущей границы, Туркменистан претендует, как минимум, на часть этих месторождений.


Особенно острые споры идут вокруг месторождения «Кяпаз», которое в Туркменистане называют «Сердар». В 1997 г. Азербайджан привлек к его разработке российские компании «Лукойл» и «Роснефть», однако после протестов с туркменской стороны обе компании отказались от контракта.


Азербайджан и Туркменистан неоднократно предпринимали попытки договориться по «Сердару», но они ни к чему не привели. В январе 2005 канадская компания Buried Hill Energy объявила, что ей удалось договориться с туркменскими властями о начале разработки месторождения.


Тогда МИД Азербайджана направил в головной офис Buried Hill Energy в Канаду официальное предупреждение о недопустимости начала работ на месторождении до официального определения его принадлежности.


Глава Управления МИД АР по информационной политике и печати Таир Тагизаде не склонен драматизировать ситуацию с двусторонними отношениями. «Я сказал бы, что между Азербайджаном и Туркменистаном есть ряд вопросов, по которым стороны не пришли к полному взаимопониманию. В том числе, по принципу секторального деления Каспия и конкретно границам на море. Но это - проблемы рабочие, решаемые. Поэтому я не стал бы драматизировать ситуацию», - сказал он.


Раздел нефтяных и газовых месторождений – не единственная проблема в отношениях между Туркменистаном и Азербайджаном, которые уже не раз оказывались на грани разрыва.


Страны до сих пор не могут урегулировать вопрос погашения многомиллионного долга Азербайджана Туркменистану за поставленный в 1994-95 гг. газ.


Туркменистан закрыл свое посольство в Баку в 2001 г. Через год дипломатические отношения еще более ухудшились после покушения на жизнь Туркменбаши. Тогда следствие нашло множество «азербайджанских следов» в деле. Якобы и террористы прибыли в Ашгабат через Азербайджан, да и сами власти страны помогали мятежникам, в том числе - оружием.


Раздражение в Баку вызвал визит президента Украины Виктора Ющенко в Ашгабат, в ходе которого была подписана программа сотрудничества между министерствами обороны Украины и Туркменистана на 2005-2007 годы. В частности, военно-морское направление сотрудничества предполагает дальнейшие поставки из Украины боевых кораблей и катеров, обучение экипажей, техническое обслуживание и ремонт.


Азербайджанский политолог Расим Мусабеков отмечает, что одним наращиванием военной мощи проблему не решить.


«Как бы Туркменистан ни усиливал свои военно-морские силы, извлечь из этого какую-либо пользу страна вряд ли в состоянии. Одной техники недостаточно», - сказал он.


«Никакая разработка ресурсной базы на Каспии с постоянным привлечением вооруженных сил просто невозможна. Ни один инвестор не станет вкладывать деньги в подобный проект, тем более - отправлять туда свой персонал».


Не в интересах Туркменистана ссориться с Азербайджаном, имеющим развитую нефтегазовую промышленность и инфраструктуру, в том числе – экспортный нефтепровод до турецкого города Джейхан. Туркменистан итак почти полностью зависит от России в поставках газа на экспорт. Ограниченные поставки в Иран не спасают положение, так как Иран, как и Туркменистан, сам находится в международной изоляции.


«Если даже Туркменистан найдет инвестора, готового пойти на столь большой риск, без использования азербайджанского оборудования и транспортной инфраструктуры он неизбежно столкнется с проблемой низкой рентабельности проекта», - говорит Мусабеков.


Чиновник Министерства нефти и газа Туркменистана на условиях анонимности признал, что в интересах Туркменистана – развивать отношения дружбы и сотрудничества с Азербайджаном.


«Туркменистан не сможет привлечь иностранных инвесторов для работы в секторе Каспия, который считает своим. Любой инвестор, который пожелает работать в туркменском секторе Каспия, в первую очередь заинтересован в том, чтобы вести деятельность с опорой на инфраструктуру Азербайджана».


Рауф Оруджев – корреспондент IWPR в Азербайджане