Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Перспективы Узбекистана после вывода войск из Афганистана

By News Briefing Central Asia
  • Брюс Панниер, эксперт RFE/RL по Центральной Азии. (Фото: Б. Панниер)
    Брюс Панниер, эксперт RFE/RL по Центральной Азии. (Фото: Б. Панниер)

Обозреватели строят прогнозы и анализируют геополитическую ситуацию в Центральной Азии в преддверии запланированного на лето 2012 года начала вывода коалиционных войск с территории Афганистана. Брюс Панниер, известный американский аналитик, специализирующийся на освещении событий в центральноазиатском регионе для RFE/RL в Праге, в интервью NBCA рассказал о меняющейся роли Узбекистана, внешнеполитических игроках в этой ситуации, рисках и возможных действиях властей.

NBCA: Как изменится роль Узбекистана на фоне предстоящего вывода войск антитеррористической коалиции?

Брюс Панниер: С одной стороны, роль Узбекистана на внешнеполитической арене усилится, потому что Запад будет больше обращать внимание на сотрудничество с этой страной. Поэтому будущее гораздо сложнее, чем настоящее.

Одновременно после вывода коалиционных войск Запад будет укреплять дипломатические, политические и экономические отношения с Узбекистаном, важным стратегическим и транзитным узлом в центральноазиатском регионе.

В связи с охлаждением политических отношений Вашингтона и Исламабада антитеррористическая коалиция нуждается в новом транзитном пути к Афганистану, и с этой точки зрения Узбекистан выгоден США и НАТО по нескольким факторам. Страна находится в самом сердце Центральной Азии, имеет сухопутную границу с Афганистаном, в связи с чем перевоз военных грузов и военного обеспечения через Узбекистан обойдется в несколько раз дешевле, чем через Пакистан или Кыргызстан.

На данный момент США уже начали политику сближения с Узбекистаном. Например, американский Конгресс в середине сентября 2011 утвердил законопроект о снятии запрета на программы помощи Узбекистану. Этот запрет был установлен еще в 2004 году, из-за того, что страна не соблюдала свои международные обязательства в области прав человека.

NBCA: Какие риски несет вывод войск для Узбекистана, что будут предпринимать власти?

Панниер: Тяжелое бремя защищать [узбекско-афганскую] границу полностью ляжет на плечи Ташкента, который будет находиться в постоянном страхе из-за возможного проникновения боевиков на его территорию.

Схожая ситуация наблюдалась в конце 90-х годов прошлого столетия, когда талибы приблизились к границам Узбекистана, и тогда же появились боевики Исламского движения Узбекистана (ИДУ), о которых ранее никто не слышал.

Я уверен в том, что уже сейчас в Ташкенте усиленно думают, как до вывода коалиционных войск ограничить возможности ИДУ или даже полностью его уничтожить.

Одновременно официальный Ташкент будет искать новых союзников на территории Афганистана, которые могли бы стать буферной зоной между боевиками и узбекской границей. Скорее всего, роль доверенного лица будет возложена на известного полевого командира, генерала Абдула Рашида Достума.... Его официальный Ташкент всегда считал своим союзником. После вывода коалиционных войск этот союз только укрепится.

Можно прогнозировать, что первые нападения боевиков движения Талибан и ИДУ будут направлены именно на силы Абдул Рашида Достума, и это нападение послужит Ташкенту своеобразным сигналом того, что на границе с Узбекистаном тоже в скором времени могут начаться боевые действия.
Немаловажный момент – движение Талибан девять раз [до сентября 2001 года] обвиняло Ташкент в нападении на его силы на территории Афганистана.

NBCA: Какой активности в связи с этим событием стоит ожидать от внешнеполитических партнеров Узбекистана?

Панниер: Россия усилит поставки вооружения и военной техники в Узбекистан. На данный момент Кремль пока является единственной страной, которая обеспечивает оружием Ташкент.

Помощь США и Китая, вероятно, будет выражаться в поставках современного оборудования для мониторинга границы. Кроме того, США может оказать финансовую поддержку для покупки Ташкентом российского вооружения. Поддержка Европейского союза будет иметь консультативный характер.

Учитывая, что Узбекистан со своими соседями по ЦА-региону имеет натянутые отношения, прогнозировать поступки соседей в такой ситуации сложно.

NBCA: На фоне таких событий, каких шагов во внутренней политике следует ожидать от президента Ислама Каримова?

Панниер: Каримов понимает, что для него крайне важно улучшить экономическое благосостояние простого человека. Поэтому он что-то даст народу, возможно, усилит политику социального обеспечения с тем, чтобы смягчить социальный кризис и недовольство, так как будет нуждаться в доверии и поддержке людей.

Вторым шагом узбекского лидера будет поддержка религии через те мечети, которые прошли государственную регистрацию, и через приближенных к власти религиозных деятелей, которые в обществе имеют авторитет.

Одновременно репрессии против свободно мыслящих верующих и нелегальных религиозных группировок будут усилены с тем, чтобы очистить страну от внутренних «врагов». Власти хотят быть уверенными, что ИДУ внутри Узбекистана не будет иметь поддержки, и захотят накануне вывода войск из Афганистана «расчистить» страну.

Кроме того, власти попытаются использовать меняющуюся ситуацию себе во благо. Ташкент во весь голос начнет заявлять, что находится на линии фронта борьбы против международного терроризма, и будет повторять это много-много раз, пока не добьется нужной ему помощи.

Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Новостная сводка Центральной Азии», финансируемого фондом National Endowment for Democracy.