Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПЕРЕСЕКАТЬ УЗБЕКО-ТАДЖИКСКУЮ ГРАНИЦУ СТАНОВИТСЯ ВСЕ ТРУДНЕЕ

Ужесточение пропускного режима на узбеко-таджикской границе означает, что граждане вынуждены все больше платить пограничникам, чтобы повидаться с родственниками на той стороне.
By IWPR Central Asia
- предрассветная тишина. В конце поля виднеется заграждение из колючей проволоки. Здесь проходит государственная граница Республики Узбекистан. Внезапно тишину прорезает одинокий свист.



«Это мой брат», - подпрыгнул со своего места мальчишка лет двенадцати, который все это время вглядывался в пограничную полосу. В ответ на свист он посигналил фонариком, давая понять, что опасности подъезда мобильного отряда пограничников нет. Через некоторое время из-под колючей проволоки появились молодой человек лет 20 и три женщины с узелками.



Молодой человек – проводник. Он за плату проводит людей из Таджикистана в Узбекистан и обратно, если они не могут пройти официальный пост. Желающих – хоть отбавляй.



С каждого человека он получает по пятьдесят тысяч узбекских сумов (около 40 долларов по официальному курсу). Почти половину отдает узбекским пограничникам, чтобы те «не замечали» нарушителей; таджикским пограничникам выплачивает около 15 тыс. сумов с человека; остальное оставляет себе. Для отдаленного узбекского села это очень большая сумма.



Судя по всему, женщины сильно напуганы. Когда они подходят ближе, можно видеть слезы на их глазах. Нетрудно понять причину этих слез - слез страха, стыда и унижения. Не найдя возможности легально пересечь границу для посещения свадьбы родственников на другой стороне они вынуждены были искать посредников, которые заранее договариваются с пограничниками о сумме и времени для нелегального пересечения границы.



Они перешли границу вброд через небольшую речку, и из-за этого их нарядные платья мокры по пояс.



Проводник говорит, что пограничники рады иметь дело с «надежным» клиентом, который не станет перевозить через границу наркотики или переправлять террористов.



Но работать становится все труднее. «Сейчас пограничные наряды усилили, - рассказывает проводник, - провели несколько дополнительных ограждений из колючей проволоки, и даже идет монтаж линии тока высокого напряжения. Поэтому теперь мы вынуждены работать только по ночам. Днем слишком опасно».



Сурхандарьинский участок узбеко-таджикской границы является наиболее охраняемым. Причиной повышенного внимания узбекского руководства к этому участку границы является то, что именно здесь в 2000 г. пытались прорваться боевики Исламского движения Узбекистана (ИДУ). После этого тысячи местных жителей были в принудительном порядке переселены властями вглубь страны – якобы за сотрудничество с боевиками.



На самом же деле, по словам «сталкеров», усиление охраны границы означает лишь повышение стоимости ее нелегального пересечения.



Ужесточение пограничного режима бьет в первую очередь по простым людям – узбекистанцам и таджикистанцам, большинство из которых имеют родственников «на той стороне».



В октябре прошлого года Узбекистан подал заявку на вступление в ЕврАзЭС – региональную организацию, в которую в настоящее время входят РФ, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. Это посеяло надежду на возможное упрощение процедуры пересечения границ, так как на пространстве ЕврАзЭС предполагается безвизовый режим взаимных поездок граждан.



Но пока – по крайней мере на границе с Таджикистаном – происходит обратное. Узбекское руководство уже давно рассматривает Таджикистан как источник нестабильности, сначала – в годы гражданской войны, затем – в связи с вторжениями боевиков ИДУ с таджикской территории. Одновременно, как указывают эксперты, граница является для Ташкента инструментом политического давления на Душанбе, так как большая часть грузопотоков в Таджикистан и обратно идет через узбекскую территорию.



Усиленная охрана границы в первую очередь бьет по простым людям. В соответствии с межправительственным соглашением, граждане Таджикистана и Узбекистана имеют право посещать своих родственников на основании виз, выдаваемых посольствами этих стран. Все выглядит просто, но на практике люди имеют дело с бюрократическим аппаратом, перед которым опускаются руки. Поэтому многие предпочитают пересекать границу нелегально.



«Чтобы пригласить в гости сестру, я был вынужден целый месяц добиваться разрешения на приглашение в отделе по делам гражданства нашей области, - рассказывает 65-летний пенсионер из Намангана. - Затем это разрешение я отвез в Ташкент, в консульский отдел МИДа, где еще раз подал анкету – заявление на приглашение сестры. После этого в узбекское посольство в Душанбе выслали телекс с номером разрешения, и только тогда она смогла получить визу».



Все это обошлось пенсионеру в 20 долларов плюс транспортные расходы на поездку из Ферганской долины до Ташкента и обратно.



«Люди говорили, что проще было дать взятку на границе, - рассказывает он, - но я никогда не нарушал закон и поэтому хотел добиться выдачи визы. А потом сестра позвонила и сказала, что хочет приехать с дочерью, но проходить всю эту процедуру снова у меня уже не было сил».



За то, чтобы провести дочь без визы, сестра заплатила пограничникам 10 тыс. узбекских сумов. «Вот я и думаю, не проще ли узаконить процедуру оплаты за визу прямо на границе, ведь тогда и людям будет легче, и у пограничников будут деньги, чтобы не брать взятки», - рассуждает пенсионер.



Врач, которая в свое время уехала из Таджикистана в Ташкент учиться, затем вышла замуж и осталась, говорит, что редко видит своих пожилых родителей – им не под силу бюрократическая волокита с получением визы.



Раньше они с мужем-узбеком сами ездили в Таджикистан и тоже не раз страдали от произвола пограничников. «В последний раз нас задержал какой-то большой начальник из спецслужб и долго допрашивал моего мужа, спрашивал, не участвовал ли он в терактах, говорил, что он очень похож на одного из подозреваемых, - рассказывает женщина. - Я тогда сильно перепугалась. Мы отдали все деньги, чтобы только уйти оттуда без проблем, после чего мой муж сказал, что он больше в Таджикистан - «ни ногой».



А без мужа ездить еще страшнее. «Молодые солдаты и офицеры похотливо смотрят на женщин, которые переходят границу в одиночку, - говорит врач, - а если ты без визы, они могут сделать с тобой все, что угодно. Поэтому вот уже год как я не решаюсь повидать своих родителей».



Даже оказавшись на узбекской территории на законных основаниях, граждане Таджикистана зачастую чувствуют себя неуютно.



Житель Душанбе, который столкнулся с милицейским беспределом в Узбекистане, рассказывает, что у узбекской милиции все таджикистанцы на подозрении.



Имея действующую визу, он был остановлен на автовокзале Коканда и препровожден в отделение. Там милиционеры начали требовать денег; в противном случае пригрозили «найти» у таджикистанца в сумке наркотики.



«В чужой стране у меня не было возможности сопротивляться, - говорит душанбинец, - и я был вынужден заплатить им 20 тыс. сумов. После этого я уже никуда не выходил без сопровождения одного из родственников».



Север Таджикистана не имеет прямого железнодорожного сообщения с остальной частью страны, поэтому таджикистанцам приходится ездить транзитом через узбекскую территорию, а это также чревато неприятностями.



Студент из Худжанда, который учится в Душанбе, рассказывает: «Каждый раз, когда я езжу домой в Худжанд на поезде через Узбекистан, таможенники устраивают мне личный досмотр и заставляют раздеться. Однажды я не выдержал и спросил, почему каждый раз меня так досматривают, на что таможенник ответил, что у меня подозрительное лицо».



Строгие правила в сочетании с коррумпированностью порой приводят к анекдотическим ситуациям.



Житель узбекского района Сох, населенного преимущественно таджиками, вспоминает, чего ему стоило пригласить на свадьбу сына артистов из Таджикистана.



Поняв, что уже не остается времени на оформление виз, он решил договориться с пограничниками. Начальник пограничного поста обещал пропустить артистов. «Но в день свадьбы он уехал в командировку в Ташкент, и на посту стоял совсем другой человек, - рассказывает мужчина. - Вы не представляете, как мне пришлось упрашивать этого офицера. Я буквально валялся у него в ногах, ведь дома у меня сидели более 300 гостей со всего района. В результате пограничники пропустили группу артистов, но за это мне пришлось заплатить им очень большую сумму. Самое обидное, что они в любом случае пропустили бы, просто старались выбить из меня как можно больше денег».