Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПАСПОРТНАЯ НЕРАЗБЕРИХА В ТАДЖИКИСТАНЕ

Таджикистан сначала ввел, но вскоре отменил большую поблажку для своих трудовых мигрантов в России. Возможно, виноваты националистически настроенные политики в Москве.
By IWPR Central Asia
, которое могло существенно облегчить жизнь сотням тысяч таджикских трудовых мигрантов в России.



Трудовые мигранты – основа таджикской экономики. Они приносят казне примерно столько же, сколько государство собирает в виде налогов и других доходов.



В сентябре этого года - накануне своего визита в Душанбе – премьер-министр правительства России Михаил Фрадков объявил, что между Россией и Таджикистаном будет подписано соглашение о возможности осуществления взаимных поездок граждан двух государств по внутренним паспортам и свидетельствам о рождении. Соглашение вступало в силу с 1 ноября 2005 года.



Девятого ноября МИД Таджикистана разослал уведомление всем агентствам, занимающимся продажей билетов в российские города, о возможности реализовывать билеты по внутренним паспортам. Нововведение касалось лишь путешествующих авиатранспортом и не относилось к тем, кто следует из Таджикистана в Россию наземным транспортом, пересекает территорию Узбекистана и Казахстана, - паспортные требования, действующие в этих странах, никто не отменял.



Однако спустя несколько дней МИД отозвал собственное распоряжение, а действие соглашения было приостановлено по инициативе таджикской стороны.



Начальник управления информации МИД Таджикистана Игорь Сатторов пояснил, что основанием для пересмотра соглашения послужила враждебная реакция со стороны определенных политиков левого толка в российский Думе.



«Основная причина данного шага - неадекватная и неоднозначная реакция Государственной Думы РФ. Враждебные заявления лидеров фракций “Родина”, ЛДПР и прочих вынудили нас пойти на этот шаг», - заявил Сатторов.



Сатторов подчеркнул, что межправительственное соглашение не является международным актом, а посему не накладывает международно-правовых обязательств ни на одну из сторон. «Условия данного соглашения носили временный характер, и любая из сторон вправе выйти из него по своему усмотрению», - сказал он.



Что бы там ни говорили политики в Москве, но решение таджикского правительства выглядит довольно странным, ведь российская сторона была готова беспрекословно исполнять свою часть соглашения. Упрощенный режим въезда в Россию стал бы огромным подспорьем для сотен тысяч таджикских гастарбайтеров.



«Двери России открыты для граждан Таджикистана», - сказал пресс-атташе посольства России в РТ Кирилл Сабуров, добавив, что соглашение отражает политику правительства России в отношении трудовых мигрантов.



«Что касается заявлений отдельных депутатов Госдумы РФ, то это - нормальный политический процесс, в котором политические партии высказывают свою позицию по тому или иному вопросу. Повторюсь, что позиция России абсолютно ясна - ни один гражданин Таджикистана за время действия соглашения не был выдворен из аэропортов страны по причине отсутствия у него загранпаспорта», - заявил пресс-атташе.



Между тем, информационным агентством «Авеста» было распространено сообщение о том, что 18 ноября около 100 пассажиров двух авиарейсов «Душанбе – Санкт-Петербург» («Пулково») и «Душанбе–Москва» («Домодедовские авиалинии») не были допущены на посадку в аэропорту Душанбе.



В аэропорту корреспондент IWPR встретил нескольких пассажиров, снятых с рейса. «Прошедший год для меня оказался тяжелым, я заболел в России во время работы на стройке, и летом вернулся обратно, заработав всего около тысячи долларов, - рассказывает Акбар Саидов. - Деньги быстро кончились, и я занял 300 долларов, чтобы купить билет на самолет и вновь выехать на заработки. Был рад, что не надо тратиться на получение загранпаспорта, а меня сняли с самолета».



Его спутник, не пожелавший назваться, сообщил, что уже полтора месяца назад сдал документы в ОВИР на получение загранпаспорта, но до сих пор его не получил. «Пока не дашь взятку работникам ОВИРа, паспорта не получишь, и я решил выехать без него. Ведь сообщили во всех газетах, что можно выехать по внутреннему паспорту, а теперь все наши планы пошли прахом», - сказал он.



Сатторов эту информацию не подтвердил. По его словам, он звонил в столичный аэропорт, где его заверили, что в тот день все пассажиры вылетели и достигли места назначения.



За паспортной неразберихой – судьбы сотен тысяч таджикских трудовых мигрантов. Начальник миграционной службы при Министерстве труда и занятости Анвар Бабаев сообщил, что сегодня по всей республике официально зарегистрировано более 370 тысяч трудовых мигрантов, из которых около 366 тысяч находятся в России и всего около 2 тыс. - в Казахстане – наиболее экономически развитой стране Центральной Азии.



По данным Международной организации по миграции (МОМ), число внешних трудовых мигрантов в зависимости от сезона составляет от 500 тыс. до миллиона человек. Некоторые исследователи считают наиболее реальной цифру в 1,2 млн.



Однако таджикистанцы убеждены, что и эти данные занижены. Житель кишлака Гулистон Махмуд Турдыев - мигрант с высшим образованием - говорит: «Поезжайте в кишлаки юга страны и посмотрите, кто там остался. Одни женщины, старики и дети. Все трудоспособные мужчины выехали на заработки, иначе нам не прожить. Уверен, что мигрантов около полутора миллионов».



В любом случае мигранты составляют большинство экономически активного населения Таджикистана, которое оценивается в 1,9 млн. человек.



Экономисты утверждают, что суммы, ввозимые трудовыми мигрантами в страну, сравнимы с доходной частью годового государственного бюджета Таджикистана, которая составляет около $420 млн. (2005 г.). За прошлый год трудовыми мигрантами только через банки было переведено в страну $270 миллионов, и еще примерно столько же ввозится наличными.



По официальным данным, свыше 453 тыс. граждан Таджикистана стали обладателями заграничных паспортов с начала кампании по их выдаче. По словам министра внутренних дел РТ Хумдина Шарипова, около 3 тыс. граждан Таджикистана получили загранпаспорта во временных пунктах их выдачи, открытых в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге и Иркутске.



Однако многие мигранты проживают в России и работают нелегально, и поэтому не могут обратиться за получением загранпаспорта.



«Я хотел бы получить паспорт в России, но для этого надо быть зарегистрированным по месту жительства и иметь официального работодателя, - говорит Ариф Азимов. – Для меня, как и для большинства наших мигрантов, это нереально. Лишь те немногие, кто давно живет в России, имеет свое жилье, и которым посчастливилось найти работу на государственных предприятиях, могут получить таджикский загранпаспорт в России».



В 2002 году в России был принят Закон «О миграции», существенно ужесточивший условия пребывания на территории России иностранцев. Но депутатам российской Госдумы и этого мало. Депутат Лебедев в недавнем своем выступлении потребовал за нарушение мигрантами правил регистрации и труда ввести не административную, а уголовную ответственность.



Как показывают исследования, проведенные при поддержке таджикского филиала института «Открытое общество», основная масса мигрантов из Таджикистана занимается трудовой деятельностью незаконно. Вследствие этого трудящиеся мигранты выпадают из правового поля и не могут чувствовать себя защищенными на территории другого государства. По причине своего нелегального статуса рабочие лишены социальных гарантий. Они легко попадают в условия принудительного труда, который характеризуется тяжелыми условиями труда и быта, не говоря уже об унижениях и преследованиях со стороны российских правоохранительных органов.



Координатор проекта по борьбе с торговлей людьми и принудительным трудом Джамшед Куддусов отмечает, что даже те, кто трудится легально, слабо осведомлены о своих правах.



«Многие наши сограждане не осознают необходимости настаивать на социальных гарантиях, положенных им по российским законам. Многие даже вполне легализованные граждане Таджикистана так и не заводят трудовые книжки, им не начисляется трудовой стаж, они лишаются прав на медицинское и пенсионное обслуживание, - говорит он. - Что же касается нелегальных мигрантов, то существует развитая криминальная система по одурачиванию рабочих, основанная на шантаже и запугивании их милицией».



«Ужесточение рычагов - не решение проблемы», - считает Куддусов.



«Пока не будут созданы механизмы, регулирующие этот вопрос, проблема нелегальной миграции не будет решена», - говорит он, приводя в пример традиционные страны-экспортеры рабочей силы, например – Филиппины.



У себя на родине таджикские трудовые мигранты тоже оказываются бесправными. Годами работая нелегально, они не имеют никакого документа о стаже, следовательно, при получении инвалидности или по достижении 60-летнего возраста не смогут получить пенсию и другие социальные выплаты. По прогнозам Министерства труда и социальной защиты населения, через 10-15 лет примерно миллион жителей, официально не внесших никаких взносов в Фонд социального страхования, потребуют у государства пенсии, на которые у государства средств нет и не будет.



Все, с кем довелось побеседовать корреспонденту IWPR, считают, что на мигрантах просто наживаются. «Нас обдирают все, кому не лень, - говорит Юлдош Касымов. – В России обирают милиция и работодатели, дома – таможенники, та же милиция, ОВИР, кассиры авиакомпаний, и даже гаишники, которые ночью, когда прилетают наши самолеты, проявляют особую бдительность на дорогах».



Другой мигрант - Абдул Вохидов – добавляет: «Если бы заставить этих сытых чиновников из уютных кабинетов поработать так, как мы вкалываем, по 12-14 часов, не имея нормального питания и жилья, то они бы быстро изменили отношение к мигрантам. А так мы интересуем их только постольку, поскольку с нас можно содрать денег».



Артем Фрадчук - независимый журналист из Душанбе.