Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Пакистан на распутье

После падения правящего афганского режима забот у пакистанского президента Мушаррафа прибавилось и на внутриполитическом, и на международном фронте.
By

На этой неделе военный руководитель Пакистана Генерал Мушарраф вернулся из поездки в США, а дома его ожидала уйма проблем.


После падения кабульского режима в Афганистане нарастает вакуум власти, а в Исламабаде многие разгневаны тем, что США до сих пор никак не вознаградили Пакистан за поддержку в антитеррористической операции.


Основные пуштунские партии поддержали решение Мушаррафа оказать США содействие в борьбе с терроризмом. Теперь же они рассчитывают на доминирующую роль для пуштунских племен в новом, послеталибском правительстве Афганистана.


Пешаварский политолог и адвокат Афтихар Ахмед полагает, что если пуштунам не будет предоставлено достойное место в новом афганском правительстве, разразится катастрофа. «В этом случае у Пакистана начнутся настоящие проблемы», - говорит он, «Ни русские, ни американцы не смогут создать в стране законное правительство без участия «настоящих» [т.е. лояльных Пакистану] пуштунов».


Уже идет работа по формированию из пуштунских племен некоего «Южного альянса» в противовес Северному, непуштунскому. Правда, успешное создание подобной коалиции находится под большим вопросом – племена, составляющие афганское национальное большинство, слишком разобщены.


Сообщения о восстаниях против талибов в пуштунских районах впечатляют, но при отсутствии объединенной пуштунской платформы в обществе наверняка возникнут внутренние распри, и Афганистан вновь погрузится в хаос.


Важную роль в сплочении пуштунских племен могли бы сыграть сторонники бывшего афганского монарха Захир-шаха, если бы объединили усилия с некоторыми бывшими моджахедами и националистически настроенными пуштунами, однако «талибанизация» некоторых группировок внутри сообщества может поставить под угрозу как процесс объединения, так и мирное урегулирование в Афганистане.


Еще одна проблема возникает из-за того, что Северный альянс не желает быть «младшим братом» в новом, представительном правительстве Афганистана под руководством Захир-шаха. Ободренные заявленной в прошлом месяце поддержкой российского президента Путина и своими военными успехами последних недель, северяне требуют для себя более весомой роли в управлении страной.


Они наверняка отвергнут идею участия так называемых «умеренных» талибов в будущей кабульской администрации, и опять-таки вдохновило их заявление президента Путина о том, что с бывшими правителями должно быть покончено. По некоторым данным, Москва скорее пойдет на раздел Афганистана, чем смирится с участием талибов в новом правительстве.


Территории, контролируемые Северным альянсом, станут для Кремля еще одним дружественным «буферным» государством у южных границ бывшего СССР. Кроме того, северный Афганистан богат природными ресурсами, в особенности – природным газом, в разработке месторождений которого Москва уже принимала участие.


После событий 11 сентября Мушарраф пытается убедить пакистанское общество, что помощь США в борьбе с терроризмом отвечает национальным интересам Пакистана. Его политика пользуется поддержкой всех политических партий, за исключением исламских.


В обмен Пакистан рассчитывает на списание по меньшей мере половины своей более чем 40-миллиардной задолженности перед Соединенными Штатами. Исламабад также рассчитывает наконец получить истребители Ф-16, приобретенные им 10 лет назад. Самолеты не были поставлены. Не были возвращены и уплаченные за них деньги.


К разочарованию официального Исламабада, ни один из этих вопросов не был решен в ходе американского визита Мушаррафа.


Пропакистанский режим талибов пал, а действия США пакистанская общественность все больше расценивает как предательство. В таких условиях Мушаррафу необходимо действовать решительно, иначе он рискует потерять власть.


Ему необходимо переоценить роль своей страны в Афганистане, ведь любой кризис в этой стране неизбежно отражается на положении в Пакистане. Необходимо укрепить политическую и экономическую стабильность в стране, что потребует создания по-настоящему представительного правительства.


Судя по некоторым сообщениям, военные власти Пакистана заинтересованы в сближении с основной оппозиционной партией страны – Народной партией бывшего премьера Бенадир Бхутто. Если это произойдет, обвиненную в свое время в коррупции Бхутто уже не посадят за решетку в случае ее возвращения из добровольного изгнания.


Есть также сообщения, что Мушарраф рассматривает возможность досрочного проведения выборов, назначенных на октябрь 2002 года, в марте.


Ряд признаков указывают и на то, что многие из бывших серьезных оппонентов Мушаррафа готовы идти с ним на диалог. Например, Мулана-шах Ахмед Нурани, руководитель Джамиат Улма-и-Пакистан (ДжУП) – одного из подразделений Афгано-пакистанского совета обороны (АПСО), под эгидой которого действуют религиозные группировки (именно АПСО организует антивоенные демонстрации в Пакистане), заявил, что хотя и осуждает воздушные удары по Афганистану, никогда не пойдет против правительства Мушаррафа.


Однако сторонники Мушаррафа могут легко превратиться в противников. Антиамериканские настроения и озлобленность на весь Запад будут нарастать среди пакистанского пуштунского населения, если оно будет отстранено от участия в политической жизни Афганистана.


Шираз Парача – редактор южно- и центрально-азиатских новостей лондонского информационного агентства. В 1997-1998 гг. работал корреспондентом в пакистанском городе Пешавар, на территории Северо-западной Приграничной провинции и племенных автономий Пакистана, откуда вел репортажи о событиях в Афганистане.


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

The effects are proving particularly acute in countries already under stress - whether ethnic division, economic uncertainty, active conflict or a lethal combination of all three.

Our unparalleled local networks, often operating in extremely challenging conditions, look at how the crisis is affecting governance, civil liberties and freedoms as well as assessing policy responses to tackle the virus.

VIEW FOCUS PAGE >