Оттепель в таджикско-узбекских отношениях

Аналитики из Душанбе считают, что налицо признаки изменений.

Оттепель в таджикско-узбекских отношениях

Аналитики из Душанбе считают, что налицо признаки изменений.

Tuesday, 28 April, 2009
Аналитики Таджикистана рассматривают недавнее потепление отношений с Ташкентом как признак того, что Узбекистан становится более гибким и прагматичным в решении давно обсуждаемых вопросов.

Последний показатель улучшения отношений был отмечен 5 марта, когда главы узбекских и таджикских национальных воздушных линий объявили, что после 17-летнего перерыва возобновятся авиаперелеты между столицами этих государств.

Это событие произошло через несколько дней после того, как Узбекистан возобновил подачу электроэнергии – как своей, так и из Туркменистана. Таджикистан покупает туркменское электричество, которое поставляется в страну по национальной электрической сети Узбекистана, однако эта практика была приостановлена в начале января этого года. Ташкент объяснил это техническими причинами.

Возобновление поставок электричества стало долгожданным событием для Таджикистана, где в результате отключений электроэнергии значительные районы страны получали электроэнергию лишь на несколько часов в сутки, а некоторые отдаленные районы и вовсе полностью погружены во тьму.

Аналитики считают, что оба этих события отражают изменения в отношении Узбекистана к своему меньшему по территории соседу, и выражают осторожную надежду на то, что в сложных отношениях между государствами наметились улучшения.

Первый признак того, что отношения изменились, был отмечен 18 февраля на встрече межправительственной комиссии по торговле и экономическим связям. Сам факт того, что узбекская сторона согласилась на проведение заседания в таджикской столице (впервые с 2002 года), рассматривался, как прорыв.

Результатом встречи стало подписание предварительного соглашения по демаркации длинной границы между двумя государствами. Граница часто была причиной напряженности – в 1999-2000 годах узбекская сторона заложила мины вдоль некоторых отрезков границы, обвинив таджиков в неспособности предотвратить вторжения исламских боевиков.

Более строгий пограничный контроль, установленный узбеками, включает новые визовые требования, вступившие в силу с 2000 года, ограничения на торговлю и посещения гражданами Таджикистана, для которых во внешний мир остались лишь наземные пути через Кыргызстан, Китай, вдоль высокогорной границы и нестабильный Афганистан.

Судя по информации, имеющейся у IWPR, межправительственная комиссия также достигла соглашения о частичном решении спорного вопроса о совместном использовании водных ресурсов.

Узбекская сторона часто обвиняет Таджикистан в заполнении водохранилищ на реках Амударья и Сырдарья с целью выработки электроэнергии зимой, в результате чего Узбекистан лишается поливной воды, необходимой ему весной и летом. Такие же обвинения слышатся и в адрес Кыргызстана, где находятся истоки реки Сырдарьи.

Чиновники достигли соглашения в том, что Кайраккумское водохранилище, дающее воду для одноименной ГЭС, будут заполнять до 31 мая, а потом воду будут постепенно отпускать на нужды Узбекистана.

Получив независимость в 1991 году, центрально-азиатские страны не смогли разработать общий план справедливого использования водных ресурсов. Страны, расположенные ниже по течению рек, такие, как Узбекистан и Туркменистан, считают, что их горные соседи игнорируют их потребности и накапливают воды Сырдарьи и Амударьи во время теплых месяцев.

Таджикистан и Кыргызстан, со своей стороны, считают, что их принуждают к сбросу воды, и в результате, они не могут вырабатывать необходимый объем электричества для себя в зимнее время. Они также недовольны тем, что предоставляют воду бесплатно, тогда как их более благополучные соседи назначают им цены на нефть и газ, которые Кыргызстан и Таджикистан закупают, чтобы пополнить энергетический дефицит.

Планы по строительству новых гидроэлектростанций в Таджикистане и Кыргызстане еще более осложнили эти разногласия. Узбекистан высказывался против дополнительных дамб и водохранилищ, утверждая, что это только усугубит дефицит воды.

На недавней встрече президента Узбекистана Ислама Каримова и туркменского лидера Гурбангулы Бердымухаммедова главы государств единогласно выступили с протестами против гидроэнергетических проектов, в одностороннем порядке запущенных их соседями.

На завершающей пресс-конференции 25 февраля Каримов говорил о необходимости принимать во внимание взгляды всех стран, делящих воду Сырдарьи и Амударьи, когда одна страна принимает решение о строительстве ГЭС, и предложил ООН проконтролировать независимые исследования, как такие гидроэнергетические схемы влияют на окружающую среду всего региона.

В то же время некоторые аналитики в Таджикистане оптимистично оценили то, как Каримов выстроил свои замечания, что, по их мнению, указывает на возможный отход от позиции полного обструкционизма, которую ранее занимал Узбекистан.

Например, Каримов отметил, что «не против строительства этих гидростанций, если это отвечает не только интересам двух стран [Таджикистана и Кыргызстана], но и интересам всех государств и народов, расположенных в этом регионе». Это позволяет предположить, что Узбекистан может быть готов к сотрудничеству в этом отношении, или, по крайней мере, не будет пытаться их блокировать, если условия будут правильными.

В стадии строительства в Таджикистане находятся несколько гидроэнергетических проектов. Сангтудинская ГЭС-1, строительство которой финансирует Россия, близится к завершению. При помощи Ирана идет строительство Сангтудинской ГЭС-2; кроме того, Таджикистан начал самостоятельно возводить крупную Рогунскую ГЭС.

На пресс-конференции Каримов обратился к лидерам центрально-азиатских стран, сказав, что жители региона всегда были в состоянии решить свои трудности самостоятельно.

Рашид Абдулло, таджикский политолог, сказал, что узбекский лидер продемонстрировал прагматичный подход к вопросу.

Поскольку несколько гидроэнергетических схем уже близятся к своему завершению, сказал он, Узбекистан, возможно, сделал вывод, что «придерживаться прежней позиции становится нерациональным».

«Президент Узбекистана Ислам Каримов впервые за многие годы обозначил возможность отхода от прежней своей жёсткой позиции в отношении реализации гидроэнергетических проектов, - сказал он. – Следовательно, таджикской стороне имеет смысл поддержать эти изменения».

Рахмон Тагаев, главный специалист Центра стратегических исследований в Душанбе, так же приветствовал признаки изменения в отношениях.

«То, что узбекская сторона возобновила подачу электроэнергии, – это первый [признак] согласия Каримова на улучшение отношений», - добавил он.

Эксперт по экономике из Душанбе, пожелавший остаться неизвестным, отметил, что Узбекистан занялся решением этого вопроса именно весной, перед началом посевного периода, и был готов пойти на уступки для получения необходимой воды.

«Действительно, похоже, что отношения переходят в более цивилизованные рамки, в духе рыночных отношений», - сказал он.

Лола Олимова, редактор IWPR в Таджикистане. Далер Гуфронов, корреспондент газеты «Азия Плюс» из Душанбе.
Support our journalists