Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Отсутствие дипломатического диалога усугубляет ситуацию на узбекско-таджикской границе

Инцидент со стрельбой демонстрирует, что два соседних государства разделены между собой не только границей, но и проявлениями дипломатической враждебности.
By IWPR Central Asia
Продолжающиеся трения на границе между Узбекистаном и Таджикистаном свидетельствуют о попытках обеих сторон усилить визовые и торговые правила и прекратить контрабанду товарами. Однако аналитики региона говорят, что если правительства двух стран хотят уменьшить количество барьерных ограничений и спорадичных проявлений насилия, им придется больше стремиться ужиться друг с другом.

Местные жители, проживающие вдоль этой длинной границы, традиционно смешивались и торговали друг с другом, ведь, в конце концов, международная граница появилась здесь только к закату советской эры в 1991 году.

Однако отношения правительств двух независимых государств остаются сложными на протяжении уже многих лет – каждая страна подозревает соседа в вынашивании дурных намерений и иногда в оказании содействия недружественным вооруженным формированиям.

Эта враждебность на высоком уровне обернулась ужесточением и ограничением правил пересечения границы, включая введение визового режима.

После того, как группа боевиков Исламского движения Узбекистана совершила несколько вылазок с территории Таджикистана в 1999-2000 годах, узбекские военные установили мины вдоль границы, в результате чего были жертвы среди мирного населения. Впоследствии граница была очищена от мин.

Пересечение границы на официальных пограничных пунктах может стать долгим, унизительным, а также дорогим мероприятием - из-за вымогательства со стороны таможенников. Многие жители приграничной территории предпочитают игнорировать правила и незаконно пересекают границу для торговли, контрабанды или свиданий с родственниками.

Однако они рискуют быть пойманными сотрудниками служб безопасности, и такие случаи нередко заканчиваются проявлениями насилия.

Последний такой случай произошел 6 ноября, когда гражданин Таджикистана был застрелен на пограничном участке между Истарафшанским районом Таджикистана и Сырдарьинской областью Узбекистана.

Пресс-служба Комитета по охране государственной границы Службы национальной безопасности Республики Узбекистан неделей позже распространила информацию о том, что в районе пограничного населенного пункта Каракыр группа из 18 таджикских граждан предприняла попытку перегнать на территорию Таджикистана трактор с тележкой, груженные приобретенными в Узбекистане минеральными удобрениями.

В заявлении говорилось, что группу сопровождали и прикрывали двое вооруженных таджикских пограничников.

Узбекская сторона утверждает, что пограничники открыли предупредительный огонь, и в результате несчастного случая был убит человек, и что действия пограничников – это ответ на агрессивность нарушителей.

«При этом таджикские пограничники, открыто угрожая своим оружием и репликами, провоцировали дальнейшее развитие инцидента, в агрессивной форме требуя пропустить трактор с прицепом и грузом на территорию Таджикистана, - сообщает пресс-служба. - В целях обеспечения собственной безопасности и локализации инцидента один из узбекских пограничников произвел три предупредительных выстрела вверх. В это время он получил удар камнем в грудь, вследствие чего произошел непроизвольный выстрел, ранивший гражданина Республики Таджикистан 41-летнего Абдулло Атаева, который скончался от полученных ран».

Пресс-служба Комитета по охране государственной границы в столице страны Душанбе подтвердила IWPR, что инцидент имел место, однако отказалась комментировать его по той причине, что в данный момент проводится расследование.

Один из пограничников сообщил IWPR на условиях анонимности другую версию произошедшего.

По его словам, граждане Таджикистана договорились с узбекскими пограничниками и заплатили им, а таджикские пограничники вмешались в незаконный переход границы, поэтому и произошел этот конфликт.

Он сказал, что таджикская пограничная служба никак не прокомментировала инцидент, чтобы не нанести вред отношениям двух стран, однако он утверждает, что это позволило узбекской стороне первой обнародовать информацию об этом конфликте.

«Узбеки убили нашего гражданина, а его брата забрали с собой на свою территорию, и нас еще и обвинили», - заявил он с негодованием.

Официальные данные по количеству инцидентов, в которых применялось оружие, расходятся, однако источники в Таджикистане сообщают, что таких случаев за год было 15. В прошлом году в результате пограничного инцидента было убито двое человек, и, похоже, Атаев – первая жертва в этом году.

Иногда люди пересекают границу непреднамеренно, потому что существуют места, где она никак не определена. В других случаях контрабандисты не находят общий язык с таможенниками, которым они заплатили, или неожиданно натыкаются на другой патруль.

Коррупция является основной проблемой на этой границе, где проходит один из маршрутов растущего экспорта героина из Афганистана в Россию, Европу и – все больше – в страны Центральной Азии.

По словам таджикского политолога Рашида Абдулло, недавняя конфронтация подчеркнула проблемы коррупции чиновников в обеих странах.

«Как представляется, имела место попытка контрабанды минеральных удобрений. В Таджикистане минеральные удобрения в объемах, в которых нуждается сельское хозяйство, не производятся, - сказал он. - А отдельные представители служб, призванные пресекать подобные действия – причём по обе стороны границы, – бывают вовлечены в эту самую незаконную деятельность».

В то же время Абдулло считает, что, учитывая прохладные отношения между правительствами двух стран, подобные конфликты могут периодически перерастать в вооруженные столкновения.

«К сожалению, пока отношения между двумя соседними странами не выправятся, почва для разного рода неправовых действий на границе между ними, в том числе контрабанды и всего того негативного, что связано с этим явлением, так же будет сохраняться», - сказал он.

Экономист Ходжимахмад Умаров считает, что существующие ограничительные нормы, обуславливающие торговлю и перемещение людей между двумя государствами, должны быть упрощены. Только это может уменьшить нелегальный поток, сказал он, тогда как такие неуклюжие меры, как установление более жесткого контроля, лишь заставляют торговцев заниматься контрабандой.

Умаров считает, что введение менее жестких правил как результат слаженного сотрудничества пойдет на пользу как экономике Таджикистана, так и экономике соседнего Узбекистана.

Комьеб Джалилов, главный специалист Управления исследований политических и этнополитических процессов Центра стратегических исследований, считает, что такие пограничные инциденты не следует рассматривать с политической точки зрения, так как это уголовные преступления.

В то же время Джалилов говорит, что он приветствовал бы улучшение отношений между его страной и Узбекистаном, и оптимистично считает, что дело потихоньку движется вперед.

Обеим странам пришлось в некотором роде возобновить дружеские отношения в результате совместного членства в региональных организациях, таких, как Евразийское экономическое сообщество, Организация договора о коллективной безопасности и Шанхайская организация сотрудничества. Джалилов утверждает, что есть и другие признаки слаженного сотрудничества, в частности, в энергетических вопросах.

«Несмотря на то, что таджикско-узбекские отношения достаточно долгое время были ледяными, сегодня на правительственном уровне идет потепление», - сказал он в заключение.

Будущее двух стран, скорее всего, лежит в совместных отношениях, а не в конфронтации. Как отметил Умаров, именно из-за огромного количества взаимных перемещений жителей властям сложно установить четкие барьеры на границе.

«Там очень сложная ситуация, поскольку на одной стороне живет брат, на другой - отец или сестра, - сказал Умаров. - Все настолько запутано. Надо, чтобы верхи договорились, цивилизованно все наладили, тогда не будет таких ситуаций».

Мукаммал Одинаева - корреспондент газеты «Бизнес и политика», и Лола Халикджанова – редактор IWPR в Душанбе.