Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ОТ КАРИМОВА НЕ СКРЫТЬСЯ И В КАЗАХСТАНЕ

Арест видного правозащитника в Казахстане говорит об уязвимом положении узбекских беженцев в этой стране.
By IWPR Central Asia

Тревожная ситуация, складывающихся вокруг узбекских беженцев, оказавшихся на территории Казахстана после кровавых событий в Андижане, получила новое развитие с арестом казахстанской полицией видного узбекского правозащитника.


Лутфулло Шамсуддинов в соответствии с постановлением Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) имеет официальный статус беженца, но, несмотря на это, был объявлен узбекскими властями в розыск и задержан правоохранительными органами Казахстана по запросу узбекских коллег.


Шамсуддинов покинул Узбекистан, опасаясь преследований, так как является свидетелем расстрела митинга в Андижане 13 мая. Свидетельства Шамсуддинова - очевидца событий - неоднократно появлялись в международных СМИ.


«УВКБ ООН выражает глубокую обеспокоенность в связи с арестом беженца, находящегося под его защитой», - заявил представитель УВКБ ООН Рон Редмонд, выступая на пресс-конференции 5 июля, добавив, что принудительная экстрадиция беженцев на родину является нарушением Женевской Конвенции о беженцах от 1951 г.


В настоящее время Шамсуддинов содержится в ГУВД города Алматы.


Нью-йоркская правозащитная организация «Хьюман райтс уотч» также выступила с заявлением, осудив позицию казахстанских властей, которые, по словам HRW, «готовы выдать беженца в страну, где его будут безжалостно пытать». Коллега Шамсуддинова Саиджахон Зайнабитдинов находится под стражей в Узбекистане, и сведения об условиях его содержания поступают «неутешительные», - напоминают правозащитники.


После трагических событий в узбекском городе Андижане несколько десятков беженцев, опасаясь преследований, прибыли в Казахстан. Здесь им легко затеряться, поскольку в последние годы Казахстан традиционно притягивает многочисленных трудовых мигрантов из Узбекистана, и прибывший андижанец не бросается в глаза окружающим. На юге Казахстана проживает многочисленная узбекская диаспора, и беженцам легко освоиться в своей этнической группе.


Но, оказавшись в Казахстане, узбекские беженцы из Андижана все же не чувствуют себя в безопасности. Как сказал в интервью IWPR беженец Нодыр, пристального внимания к себе со стороны казахстанских правоохранительных органов он не замечает, но, тем не менее, вынужден проявлять осторожность.


Ему удалось наладить неплохие отношения с новыми соседями, но, отвечая на вопрос, откуда он приехал, Нодыр предпочитает не упоминать Андижан.


«Я говорю, что приехал из Ташкента и занимаюсь в Казахстане предпринимательской деятельностью, - говорит Нодыр. - Соседи могут неправильно понять, если им рассказать правду. Я по опыту знаю, что при упоминании слова «Андижан» на тебя начинают смотреть с подозрением».


Находясь в Казахстане, беженцы опасаются, что в любой момент могут оказаться на Родине, и их опасения не безосновательны.


С 27 по 30 июня миграционная полиция МВД РК провела республиканскую операцию «Мигрант» - регулярный рейд по выявлению нелегальных мигрантов. В «сети» этого рейда попали и граждане Узбекистана. Некоторые из них находились в процессе оформления необходимых документов на пребывание в стране.


Подводя итоги операции на пресс-конференции 1 июля, заместитель начальника департамента миграционной полиции МВД РК Балтабек Аблаев сообщил, что в настоящее время проверяется причастность двоих граждан Узбекистана, задержанных в Алматы, к событиям в Андижане.


Нодыр полагает, что власти Узбекистана с помощью экстрадиции стремятся избавиться от многочисленных свидетелей андижанских событий, которые нашли временное убежище в соседних государствах.


«Днем на улицу выходить опасно, поэтому мы выходим из дома только в темное время суток», - говорит Нодыр.


Андижанцы боятся возвращаться на Родину и некоторые, как Шамсуддинов, обращаются в УВКБ ООН с просьбой о предоставлении статуса беженца.


«Примерно пять семей и около 27 лиц обратились к нам с подобной просьбой в связи с андижанскими событиями», - говорит специалист по правовым вопросам УВКБ ООН Нарасимха Рао.


Власти Казахстана пока не делали официальных признаний в том, что на его территории проживают политические беженцы из Узбекистана. По мнению наблюдателей, существующая в Казахстане процедура предоставления политического убежища является декорацией, а действующий закон «О беженцах» не учитывает их права в полной мере.


«К сожалению, на практике этот механизм не работает. Невозможно даже представить себе ситуацию, когда Казахстан признал бы андижанцев беженцами», - говорит юрист УВКБ ООН Амина Шорманбаева.


20 июня на пресс-конференции в Алматы исполняющий обязанности главы миссии УВКБ ООН в РК Сезар Дюпон выразил надежду, что в скором времени Казахстан разработает новый закон «О беженцах», который будет соответствовать международным нормам.


Миссия УВКБ ООН в РК призвала международное сообщество, в том числе правительство Казахстана, вмешаться в ситуацию, складывающуюся вокруг узбекских беженцев из Андижана, и не допустить их выдачи Узбекистану.


Однако на практике получить политическое убежище в Казахстане практически невозможно. Потенциальному беженцу необходимо преодолеть множество бюрократических препон, порой непроходимых уже на первом этапе.


«Наше Агентство по миграции старается всеми возможными способами не давать ход делам о предоставлении статуса беженца в Казахстане», - говорит Шорманбаева.


Особенно неохотно принимают власти заявления о предоставлении политического убежища от граждан бывшего СССР, не желая портить отношения с соответствующей страной.


«У нас нет практики предоставления политического убежища; мы же не Великобритания и не США, - поясняет директор Евразийского центра политических исследований Рустем Лебеков. - Казахстан - не та страна, где можно просить политического убежища, поскольку Казахстан не может на сегодня гарантировать все те права, которые по идее подразумевает статус политического беженца».


Сложная правовая ситуация, в которую попали узбекские беженцы, объясняется характером сложившихся в регионе межгосударственных отношений. Для Казахстана признать граждан Узбекистана политическими беженцами - все равно, что фактически обвинить власти соседнего государства в преследовании своих граждан по политическим мотивам. Естественно, Казахстан не спешит этого делать, поскольку такой шаг может привести к сильному ухудшению взаимоотношений с режимом Каримова.


«Назвать их политическими беженцами - значит пойти против союзников. Наше правительство не желает осложнять отношения с Узбекистаном», - говорит Лебеков.


«Сами мигранты хорошо понимают ситуацию, - говорит Шорманбаева.- Поэтому обращаются напрямую в УВКБ ООН и получают сертификат беженца после прохождения ООНовской процедуры».


Но случай с Шамсуддиновым наглядно демонстрирует, что даже покровительство ООН не дает полной гарантии безопасности.


Многие беженцы из Андижана, как, например, Дильшод, считают, что лучше сидеть тихо и не «светиться» в миграционных службах.


«Многие уехали в Кыргызстан, но им там очень тяжело, - говорит он. - Мы решили ехать в Казахстан, хотя и здесь не сладко. Пока решается вопрос, можно или нельзя признать нас беженцами, мы вынуждены скрываться».


Имена беженцев из Узбекистана изменены в целях их собственной безопасности.


Замир Каражанов – корреспондент IWPR в Алматы Диля Усманова – псевдоним корреспондента IWPR из Узбекистана