Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ОСТАНОВИТ ЛИ ПОДПОЛЬНУЮ ВОЙНУ СМЕРТЬ ИЗВЕСТНОГО ДАГЕСТАНСКОГО БОЕВИКА?

Аналитики предсказывают, что смерть самого «разыскиваемого» боевика Дагестана не изменит ситуации в республике.
By
Убийство самого известного исламского боевика Дагестана не повод надеяться на то, что насилие в республике пойдет на спад – считают политики и наблюдатели.

«Деструктивные силы, действующие в республике, все еще не оставляют попыток дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в республике и в целом на Северном Кавказе накануне выборов в Государственную Думу Российской Федерации», – заявил президент Дагестана Муху Алиев на заседании правительства 1 октября.

Убийство Раппани Халилова 17 сентября в результате проведенной силами безопасности «спецоперации» президент назвал «ощутимым ударом по экстремистскому подполью». Спецслужбы России говорят о происшедшем как о самой успешной в этом году спецоперации на Северном Кавказе.

«Уничтожение Раппани Халилова явилось логическим завершением комплекса оперативных мероприятий под руководством Федеральной службы безопасности России», – заявил начальник УФСБ по Дагестану Вячеслав Шаньшин.

Однако большинство аналитиков придерживаются мнения, что группировки, формирующие дагестанское экстремистское подполье, слишком разношерстны и независимы друг от друга, чтобы смерть одного человека – каким бы авторитетным они ни был – могла им серьезно навредить.

В то время, как в Чечне в последние два года наблюдается спад политического насилия, неизменно напряженной остается ситуация на востоке от нее – в Дагестане, который является самой крупной республикой Северного Кавказа, и с настоящим всплеском активности боевиков приходится иметь дело ее западному соседу – Ингушетии.

«У меня нет иллюзий, что проблемы Дагестана будут разрешены в течение пяти или десяти лет, – сказал представитель Духовного управления мусульман Дагестана, который пожелал остаться неназванным. – Террористическое подполье имеет большую финансовую поддержку, и, значит, замена Халилову найдется».

С ним соглашается политолог Али Алиев. «Ситуация в Дагестане не изменится в лучшую сторону, – сказал он. – Это лишь иллюзии, которые пытаются внушить окружающим после уничтожения очередного лидера боевиков правоохранительные органы».

«Партизанская война будет продолжаться на Северном Кавказе до бесконечности, и одной из самых главных причин этому является коррумпированность и клановость руководящих органов страны, которые стимулируют все это».

Халилов был убит в дагестанском городе Кизилюрт. Корреспондент IWPR видел, что в операции участвовало около сотни бойцов российских спецслужб и использовалась тяжелая бронетехника. Жилой квартал, где находился вызвавший подозрения спецслужб дом, был окружен. Часть населения была эвакуирована, другим было сказано не выходить на улицу.

Через громкоговоритель боевикам было предложено сдаться. Однако в ответ те открыли огонь. В конечном итоге после почти суточного боя, во время которого дом, где засели боевики, был подвергнут обстрелу из тяжелых орудий, из-под обломков здания были извлечены тела двух людей – самого Халилова и его заместителя Наби (Абдурахмана) Набиева. Один сотрудник спецслужб погиб, десять получили ранения.

Для подтверждения личности убитого будет проведен анализ ДНК, однако, в спецслужбах не сомневаются в том, что это Раппани Халилов.

Власти сообщили, что, в соответствии с российским федеральным законодательством, тела двух боевиков не будут выданы родственникам.

Имевшего связи с чеченскими боевиками Халилова (на момент смерти ему было 38 лет) называли преемником лидера чеченских экстремистов Шамиля Басаева, который был убит в Ингушетии в 2006 году. Спецслужбы вменяют ему в вину около 60 терактов, совершенных на территории Дагестана и Чечни.

Бывший пекарь, он обратился к радикальному исламу уже в зрелом возрасте. В 1998 году Халилов женился на женщине, которая, по некоторым данным, является сестрой жены известного арабского боевика Хаттаба, действовавшего и убитого в Чечне. Он участвовал на стороне чеченских повстанцев во второй военной кампании в Чечне.

По данным дагестанского управления ФСБ, на счету у Халилова десятки убийств, в том числе теракт в Каспийске 9 мая 2002 года, когда в результате взрыва во время военного парада погибли 45 человек, включая 17 детей.

После того, как Халилова официально объявили главным подозреваемым в этом теракте, его отец 70-летний Абдулла Халилов публично – перед телекамерами – проклял сына.

«Сыном я тебя назвать не могу и уже давно отрекся от тебя. Ни я, ни мать тебя не простили. Ты мой первый враг. Если поймаю, я лично тебя сожгу!» – сказал он тогда.

На встрече с членами правительства президент Муху Алиев заявил, что в Дагестане ликвидированы практически все группы боевиков. В свою очередь министр внутренних дел Адильгерей Магомедтагиров сообщил, что в 2007 году в республике было убито 37 членов «незаконных вооруженных формирований» и еще 53 – задержано.

Оставшиеся боевики, сказал министр, «пытаются деморализовать правоохранительные органы, но у них ничего не выйдет».

Менее оптимистично настроен источник в правоохранительных органах, на условиях анонимности сообщивший IWPR, что в Дагестане еще остаются семь “бандглаварей». Это братья Имангазали и Магомед Сулеймановы, возглавляющие группировку в составе до 40 человек; Бамматхан Шейхов, под руководством которого действуют около 5 человек; Омар Шейхулаев с его бандой в 30 человек; Гусенгаджи Магомедов, имеющий под своим началом 20 боевиков; и Хизри Мамаев и Шамсудин Омаров, распоряжающиеся 10 боевиками.

Что касается местонахождения этих группировок или их связей с чеченскими боевиками, официальная информация на этот счет не предоставляется.

Журналист местной газеты «Черновик» Магомед Магомедов считает, что убийство Раппани Халилова, скорее всего, лишь временная победа властей. По его словам, в глазах участников подполья Халилов выглядит «исламским Че Геварой», и теперь, будучи убитым, он станет для многих образцом для подражания.

Ему вторит адвокат Арсен Магомедов, которому неоднократно приходилось представлять на судебных процессах интересы обвинявшихся в связях с боевиками людей: «Война в Дагестане началась потому, что российский центр фактически не контролирует уже не только нашу республику, но и Северный Кавказ в целом. Думаете, ситуацию может изменить убийство одного из лидеров? Конечно же, нет».

Диана Алиева, корреспондент газеты «Свободная республика», Дагестан.